© Photo: Alessandro Lucioni / Gorunway.com

Мода

«Мода — это единственное, чем я всегда хотел заниматься», — Мэтью Уильямс из 1017 ALYX 9SM о своем пути к успеху

Дизайнер молодого, но уже культового бренда побывал в Москве и дал интервью Vogue

23 ноября в самом классном московском концепт-сторе особенно продвинутые столичные модники приветствовали Мэтью и Дженнифер Уильямс — дизайнеров-основателей марки 1017 ALYX 9SM. Ребята, известные своим «агрессивно-сексуальным стилем» и суперуспешными коллаборациями с Dior, Nike, Moncler, Mackintosh, Vans, Stüssy, в Москве были впервые. Здесь они представили совместную коллекцию с КМ20, там же устроили автограф-сессию для фанатов, сходили в Кремль и «Большой» и дали интервью Vogue.

Имя Мэтью Уильямса плотно ассоциируется у всего модного мира с уличной культурой, но при этом его собственный стиль достаточно далек от устоявшегося образа скейтера или рэпера. Волосы 34-летнего дизайнера тщательно уложены, и 90 процентов времени он, по словам жены, носит прямые кожаные брюки. Интересно, почему тогда ALYX многие считают стритвир-брендом?

Мэтью Уильямс дает автограф в КМ20 ©Саша Мадемуазель

«Я думаю, так говорят, потому что «улица» поддерживает нас. Вокруг 1017 ALYX 9SM целое комьюнити важных людей из стритвира. Корни этого родства уходят глубоко в прошлое: в то время, когда я работал с музыкантами и скейт-марками. У моего партнера Луки Бенини еще более крепкий контакт с этим миром: Лука 30 лет назад привез Stüssy в Европу и познакомил Старый Свет с калифорнийской скейт-культурой. Когда-то я работал в Stüssy креативным директором, а в этом году у нас вышла коллаборация. С одной стороны, наши связи с улицей очень прочны, но с другой — одежда, которую мне нравится делать, — это гибрид стритвира и сексуальности.

Изначально мода заключалась в том, чтобы просто делать красивые вещи, но теперь, когда красивые вещи могут делать многие, окружение начинает определять место марки в большом мире моды».

И вы согласны с тем, что ваш дизайн называют агрессивно-сексуальным?

«Да, женщина ALYX очень сильная и независимая. Это именно те качества, что меня привлекают в женщинах. Мне кажется, мода во многом промоутирует желание, а для меня желанным и сексуальным является именно такой женский образ».

А как вы вообще стали дизайнером одежды?

«На самом деле мода — это все, чем я хотел заниматься с тех пор, как повзрослел. Я захотел быть дизайнером в 19 лет. В юношестве в Калифорнии, куда мы переехали с родителями, когда мне было два, я много играл в футбол. У моего тренера, с которым мы сдружились за годы тренировок, был свой бренд одежды. И в выпускном классе я целое лето стажировался у него в продакшене. Я сразу влюбился в мастерство конструирования одежды, даже не представлял себе, что это может быть профессией. Как только понял, что так смогу зарабатывать деньги, одежда стала единственным, что мне хотелось создавать. И так уже 15 лет».

А есть ли у вас какое-то специальное образование?

«Попробовал поступить в школу моды, но меня не взяли. Мои оценки были плохими, я был слишком занят походами в клубы, тусовками с друзьями и реальной работой. Мне так нравилось делать одежду, что я нон-стоп работал на разные марки: на несколько джинсовых мужских марок в Калифорнии, помогал с производством молодым дизайнерам женской одежды в Нью-Йорке. Я делал костюмы для Леди Гаги и Канье Уэста, помогал последнему развивать бренд и после этого запустил собственный».

Марк Берман, Соня Тё, Мэтью Уильямс и Лукас Зарьков в КМ20 ©Саша Мадемуазель

Всю свою карьеру Мэтью работал в равной степени с мужской и женской одеждой. но бренд, который в 2015 году он создал вместе с женой, соавтором и музой Дженнифер и назвал в честь их общей дочери Аликс, решено было запускать с линии одежды для женщин. В 2018-м добавилась мужская коллекция, и когда пришло время делать показ, Уильямсы соединили обе линейки и сделали шоу во время мужской Недели.

Почему во время мужской?

«Это очень скучное прагматичное решение. Показ на мужской Неделе дает больше времени для производства заказов, и доставленный раньше товар гораздо дольше висит в магазине до сейла. К тому же мужские Недели в Париже немного спокойнее, чем женские, и у молодой марки, как мы, есть больше шансов быть замеченной».

А почему вы переехали из Нью-Йорка в Италию?

«С самого начала у ALYX есть итальянский партнер (упомянутый выше Лука Бенини. — Прим. ред.), и все наше производство находится в Италии. Когда мы добавили мужскую линию, количество работы удвоилось, поэтому мы с женой решили, что не хотим каждый месяц (а то и чаще) летать из Нью-Йорка в Милан. Да и наш офис в Ферраре разросся, и чтобы отношения с командой и поставщиками были более прочными, мы решили переехать».

Вы так часто упоминаете Дженнифер, какова ее роль в марке?

«С тех пор как мы начали встречаться, прошло уже почти десять лет. Она занимается всем, на самом деле наши роли равны. Например, она придумала вот эти сумки-коробочки — наш бестселлер, она создает одежду, занимается ресерчем, выбирает макияж, прически и моделей на шоу и даже сама приняла участие в последнем. Половину нашего штата набрала она, она же занималась всеми продажами в самом начале, маркетингом, пиаром и оказывала моральную поддержку. Она моя муза и вдохновение. И даже если иногда я выхожу на первый план, я очень ценю и никогда не замалчиваю ее вклад в наше общее дело».

Дженнифер Уильямс на показе 1017 ALYX 9SM весна-лето 2020

© Photo: Alessandro Lucioni / Gorunway.com

Неизбежный вопрос про коллабы?

«Большинство коллабораций мы делаем потому, что у наших партнеров есть возможность произвести продукт, который мы сами не можем так хорошо сделать. Как, например, с Moncler и их потрясающими пуховиками (они поступают в продажу 9 января), Nike с их технологиями, Mackintosh с их ручным производством плащей.

Moncler x 1017 ALYX 9SM

Но вот с Dior совсем другая история, на этот раз именно мы профессионалы в производстве металлической фурнитуры, и за это нас очень любит Ким (Джонс — креативный директор мужского направления Dior. — Прим. ред.) — мой ментор и друг на протяжении десяти лет. Начав работать в Dior, он попросил меня сделать что-то специальное для марки, и для меня эта коллаборация — ода нашей дружбе».

1017 ALYX 9SM x Dior

Кстати, а как появилась легендарная застежка?

«Все просто, я увидел ее в развлекательном парке Six Flags Magic Mountain, когда был там с семьей. Это застежка ремня безопасности на горке. Я нашел, кто ее сделал, и попросил их произвести такие же для нас. Она какая-то особенная тактильно и внешне, мне это нравится».

А откуда у вас тяга ко всему металлическому?

«Для меня фурнитура была и остается одной из причин покупки вещи и желания носить ее снова и снова. Я сам уделяю много внимания металлическим деталям на нашей одежде. Все наши молнии и застежки придают одежде ALYX уникальность и узнаваемость. Это наша подпись как дизайнеров».

Ольга Карпуть в 1017 ALYX 9SM и с сумкой из совместной коллекции 1017 ALYX 9SM х KM20

Расскажите, что особенного в вашей коллаборации с KM20?

«Ольга поддерживала ALYX с самого начала. У нее особенное видение и вкус. Она всегда самый классно одетый байер из всех. Меня это зацепило. Я обожаю одежду, и то, что она тут сделала, уникально и не похоже ни на одно место в целом мире. Такой хаб для совершенно разных людей и разных вещей. Мы хотели сделать что-то вместе довольно долго. И я очень рад, что сейчас мы наконец-то празднуем наше четырехлетнее сотрудничество таким вот образом здесь».

Читайте также

Мода

Камерунский дизайнер Иман Айисси о своем дебюте на Неделе высокой моды

Мода

Dior Bar: история легендарного жакета