You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. МОДЕЛЬНЫЙ БИЗНЕС
  2. Модельный бизнес

Нестандартные модели о том, как сделать моду более инклюзивной

Трансгендер, девушка в хиджабе и другие герои делятся своим опытом в индустрии

Нестандартные модели о том, как сделать моду более инклюзивной

Трансгендерная модель Став Страшко. Фото: One Management

Инклюзивность — больная тема для индустрии моды. И хотя на подиумах мы видим все больше темнокожих моделей, а в некоторых рекламных кампаниях снимаются девушки plus size, нестандартная внешность все еще считается диковинкой: редко на каких шоу можно увидеть женщин-инвалидов или, например, трансгендеров. Согласно статистике, опубликованной на The Fashion Spot, в прошлом сезоне количество моделей с размером больше S на показах составило только 0,69 процента, а число трансгендеров на подиумах не превышало 0,77 процента. Мы попросили четырех моделей с нестандартной внешностью рассказать о своем опыте работы и поделиться отношением к ситуации.

Робин Лоули

Австралийская модель и активистка, пропагандирующая бодипозитив, стала первой женщиной нестандартных форм на обложке журнала Sports Illustrated. Робин борется за право женщин самим распоряжаться своим телом и инсклюзивность в моде: в прошлом году она инициировала петицию против Victoria’s Secret, призывая компанию сотрудничать с девушками разных размеров.

«Я начинала десять лет назад, когда на подиумах не было ни одной девушки plus size, а модели с формами могли рассчитывать разве что на съемки в каталогах. Прошли годы, прежде чем фотографы начали снимать нас для журналов. И то, проблем было немало: например, найти одежду подходящего мне размера было практически невозможно, и я снималась в вещах, расстегнутых сзади. Сотрудничество с журналом Sports Illustrated стало важной вехой в моей карьере, и я очень уважаю работающих там редакторов. Они правда пытаются изменить ситуацию».

«Смешно и грустно осознавать, что в моде все еще жив некий идеал того, как должна выглядеть девушка, — не понимаю, кто его придумал. Я жутко устала видеть на подиумах обладательниц одного и того же типа фигуры, поэтому и призвала к ответу Victoria's Secret. Их директор по маркетингу Эдвард Разек говорил, что никто не хочет смотреть на полных женщин и трансгендеров в купальниках, но это не так. Мы не видим таких людей на подиумах, потому что они боятся осуждения, переживают, что их засмеют, а владельцы компаний и кастинг-директора, в свою очередь, не приглашают их, остерегаясь снижения спроса. Свободные талантливые дизайнеры — наша единственная надежда. Создав собственную линию купальников, я узнала, что можно сшить вещь на любую фигуру — надеюсь, это они и будут делать».

Робин Лоули на показе Matteau resort 2020 в Сиднее, 2019
Робин Лоули на показе Matteau resort 2020 в Сиднее, 2019

Халима Аден

Рожденная в лагере для беженцев в Кении, Халима переехала в США в шестилетнем возрасте, а на подиуме в первый раз оказалась во время Недели моды в Нью-Йорке в 2017 году, дебютировав на шоу Yeezy. Стала первой моделью, появившейся на обложках британского и арабского Vogue в хиджабе, и запустила свою линию головных уборов для мусульманок Halima x Modanisa.

«Большинство людей в индустрии никогда не работали с мусульманскими девушками, которые одеваются в закрытую одежду. Поэтому с самого начала карьеры я старалась облегчить жизнь всем, с кем сталкивалась. На фотосессии, например, привозила целый чемодан с хиджабами, тюрбанами, водолазками и платками, чтобы у стилистов был выбор. Меня обожали мастера по волосам: им практически ничего не надо было делать с моей прической, ведь на снимках я появляюсь только с покрытой головой».

«Я вижу большие перемены в индустрии: все больше моделей появляются в хиджабах и на подиумах, и в кадрах рекламных кампаний. Мне сейчас очень комфортно работать, и в этом огромная заслуга моего агентства IMG: на съемках коллеги всегда выделяют мне отдельную комнату для молитв и разрешают не красить ногти во время Рамадана».

Халима Аден на показе Max Mara осень-зима 2017
Халима Аден на показе Max Mara осень-зима 2017

Став Страшко

Работала на показах Marc Jacobs и Coach, а в 2018 году снялась в фильме «Безупречный» — и стала первой трансгендерной актрисой в истории израильского кинематографа, получившей престижную награду «Офир» за лучшую женскую роль.

«Когда я только начинала карьеру в моделинге, андрогинов в Израиле практически не было, и я работала в основном на европейском и азиатском рынках. Не могу сказать, что там было просто. Я люблю свое дело, но актерство — вот что по-настоящему близко моему сердцу. Получив в Израиле признание за «Безупречного», я почувствовала себя ближе к родной стране».

View this post on Instagram

Good morning NY

A post shared by Stav Strashko (@stavstrashko) on

«Совершенство наскучило, людям хочется смотреть на реальных людей — таких же, как они сами. Поэтому в модную индустрию нужно привлекать как можно больше моделей с различным социальным бэкграундом: покупатели будут ассоциировать себя с ними, компании получат больше клиентов, а общество перестанет воспринимать нестандартных моделей как изгоев. Все окажутся в выигрыше».

Став Страшко на показе Marc Jacobs осень-зима 2017. Фото: Indigital
Став Страшко на показе Marc Jacobs осень-зима 2017. Фото: Indigital

Люк Брюйер

Модель, актер и танцор родился без левой руки. В своей карьере ломает стереотипы о красоте и пока успешно: Люк появлялся в кампаниях Nike, участвовал в презентациях Kenzo и выступал в Парижской национальной опере.

«В 18 лет, после окончания школы искусств в Брюсселе, я и подумать не мог, что стану моделью — мне казалось, что для человека без руки это просто невозможно. Чудом прошел кастинг Kenzo — и стоя на пьедестале во время презентации, будучи абсолютно голым, с кожей, разрисованной под мрамор, я осознал, что могу стать вдохновляющим примером для других. После того мероприятия журнал Citizen K пригласил меня на фотосессию — это была моя первая глянцевая обложка».

Люк Брюйер
Люк Брюйер

«Таким, как я, сложно найти свое место в индустрии. Я сталкивался со многими модельными агентами, которые отказывались работать со мной — уж слишком не похож на других. А мне кажется, что это одна из целей моды — учить людей принимать себя и окружающих. К счастью, молодые дизайнеры сегодня все же приглашают на показы девушек и юношей с нестандартной внешностью, но мне бы хотелось видеть инклюзивность и на шоу крупных брендов. Мне нравится кастинг Vivienne Westwood и Gucci — они, мне кажется, на правильном пути».

«Нам всем стоит вспомнить 1990-е и 1980-е, когда звездами были модели с яркой индивидуальностью, как Наоми Кэмпбелл и Кейт Мосс — они были верны себе и ломали стереотипы. В индустрии должны появиться новые имена, которые провозглашали бы инклюзивность. До сих пор чувствую, будто я — исключение из правил. Не передать, как хочется избавиться от этого ощущения».

Читайте также: Почему индустрия моды до сих пор не принимает моделей plus size

комментарии