© Дакка, Бангладеш, апрель 2019. NurPhoto

Мода

Почему индустрия моды должна отказаться от модели «фастфэшн» 

Семь лет назад в Дакке, Бангладеш, обрушилась фабрика «Рана-Плаза», в результате чего погибли 1134 рабочих. Сегодня индустрия производства одежды снова под угрозой — из-за пандемии люди сталкиваются с сокращениями и отменой оплаты труда.

Общественность всколыхнулась, когда 24 апреля 2013 года обрушилась фабрика  «Рана-Плаза» в Дакке, Бангладеш, и 1134 ее рабочих погибли под завалами. Модные бренды отказывались брать на себя ответственность и утверждали, что понятия не имели, что их изделия производились именно там. Позднее было установлено, что на обрушившейся фабрике шили продукцию Mango и Benetton. Катастрофа привела к тому, что общество стало призывать бренды к прозрачности — люди начали интересоваться процессом производства изделий и уровнем безопасности работников, занятых их изготовлением.

Ситуация в Бангладеш

Пандемия коронавируса снова привлекла внимание к ситуации, в которой находятся работники швейной промышленности во второй по величине стране — экспортере изделий после Китая — Бангладеш. По данным Ассоциации производителей и экспортеров одежды Бангладеш, в связи с закрытием магазинов по всему миру ретейлеры отменили заказы на сумму в три миллиарда долларов, что отразится на благосостоянии двух миллионов работников. Фабрики не справляются с необходимостью выплачивать заработную плату. Сотни людей вынуждены нарушать карантин и выходить на улицы с протестами. Кроме того, по сообщениям местных групп, как минимум десять тысяч человек уже попали под сокращение.

Фабрика  «Рана-Плаза», Дакка, Бангладеш, 25 апреля 2013

© NurPhoto

«Наши работники годами приносили прибыль международным модным Домам, а когда им понадобилась поддержка, бренды убегают от ответственности, — комментирует ситуацию Кальпона Актер, исполнительный директор Центра солидарности рабочих Бангладеш. — Если бы марки не отменили свои заказы, люди на фабриках не потеряли бы работу».

«Из-за отмены заказов я потерял около трех миллионов», — говорит Мостафиз Уддин, владелец фабрики Denim Expert в Читтагонге и основатель биржи Bangladesh Apparel. В этом месяце ему удалось выплатить заработную плату своим подчиненным, но он призывает бренды соблюдать условия контрактов, чтобы обеспечить возможность и дальше оплачивать труд работников фабрик: «Мы беспомощны, у нас нет никакого дохода, но нам все равно нужно платить зарплаты».

Под давлением со стороны влиятельных людей в индустрии и активистов такие бренды, как H&M, Zara и Nike согласились оплатить заказы, которые уже выполнены. Однако, согласно данным Консорциума по правам трудящихся, немало крупных розничных сетей такие обязательства на себя не взяли. Многие задерживают выплаты или требуют скидки на выставленные ранее заказы. Есть и другая проблема — в конце марта государство пообещало выделить 588 миллионов на поддержание индустрии производства одежды, но до владельцев фабрик средства все еще не дошли.

Производители сообщают, что даже если бы у них появился доступ к системе займов, им все равно не хватило бы средств на покрытие зарплат всех работников за месяц. «Прямо сейчас пакет антикризисных мер до поставщиков и работников не доходит, — подтверждает Скотт Нова, исполнительный директор Консорциума по правам трудящихся. — Поэтому выплаты каждого бренда и каждой розничной сети жизненно необходимыми. Оплата того, что они заказали ранее, должна быть полной и своевременной. Отказ корпораций платить по счетам ставит под угрозу способность миллионов работников прокормить себя и свои семьи».

Дакка, Бангладеш, март 2020

© SOPA Images

Работники швейной промышленности оказались в наиболее уязвимом положении

Еще до пандемии коронавируса работники швейной промышленности, доход которых в среднем составляет 110 долларов в месяц, с трудом сводили концы с концами: многие жили за счет кредитов и не могли позволить себе медицинское обслуживание. «Ситуация действительно плачевная. Отсутствие дохода означает отсутствие пропитания, не говоря уже о медицинских или каких-то других услугах, — говорит Актер и добавляет, что отчаяние вынудило работников выйти протестовать. — Если они не умрут от вируса, умрут от истощения или голода».

По оценкам объединения «Оксфам», 80 процентов работников текстильной промышленности — женщины в возрасте от 18 до 25 лет, а значит, именно молодые девушки находятся в особо уязвимом положении во время карантина. «Женщинам, у которых есть дети, приходится нелегко. Средняя заработная плата — ниже их месячных расходов на жизнь. Вынужденные оставаться дома, они находятся еще и под угрозой бытового насилия», — добавляет Актер. Существует исследование, которое указывает на то, что две трети женщин в Бангладеш — жертвы домашнего насилия. 

Кроме того, многие фабрики продолжили работу в условиях пандемии, хотя люди на этих производствах не имеют возможности полностью защититься от вируса. «Работников вынуждают соглашаться с рабочими условиями, которые не являются для них безопасными. Они не могут сохранять дистанцию, у них нет доступа к санитарным помещениям», — говорит Мег Льюис, руководитель направления по проведению кампаний неправительственной организации Labour Behind the Label.

После трагедии в  «Рана-Плазе» были приняты значительные меры по обеспечению безопасности работников. В основном это произошло благодаря Соглашению о пожарной безопасности и строительных нормах. Однако нынешний кризис снова показал, насколько уязвимы люди на фабриках. «Проделанной работы мало. Многие проблемы, которые существовали до  «Рана-Плазы», все еще не решены, — продолжает Льюис. — Работникам платят недостаточно, и им приходится трудиться в небезопасных условиях».

Протест в Дакке, Бангладеш, 15 апреля 2020

© MONIRUL ALAM/EPA-EFE/Shutterstock

Время менять бизнес-модель 

Владельцы фабрик и участники кампаний хотят, чтобы бренды несли больше ответственности за происходящее как во время кризиса, так и в будущем. «Эти проблемы было бы легко преодолеть, если бы существовали партнерские отношения и кооперация», — говорит Уддин. Он считает реакцию брендов предательством и шагом назад, отрицающим прогресс, который был достигнут после катастрофы  «Рана-Плазы»: «У меня есть обязательства перед моими сотрудниками, и я хочу, чтобы мои клиенты тоже выполняли обязательства передо мной».

Местные активисты сообщают, что для предотвращения масштабного удара грядущих кризисов по работникам швейной промышленности необходимо принимать новые меры. «Пандемия показала миру, что работники производств никак не защищены, — говорит Актер. — Мы рассчитываем, что в долгосрочной перспективе бренды, производители и правительства будут работать вместе, чтобы застраховать людей на фабриках от последствий будущих критических ситуаций».

Нынешний кризис также обнажил проблемы модели «фастфэшн»: работники швейной промышленности получают мизерные деньги в обмен на производство огромных объемов одежды, значительная часть которых позже оказывается на свалке. «Я думаю, что бизнес-модель пора менять», — говорит соосновательница движения Fashion Revolution Орсола де Кастро. Она считает, что труд работников производств должен оплачиваться соразмерно прожиточному минимуму: «Если бы работников текстильной промышленности обучали делать акцент на качестве, а не на количестве, будущие инвесторы видели бы в этом потенциальную прибыль от своих вложений». 

Два года после трагедии в  «Рана-Плазе», Дакка, Бангладеш, апрель 2015

© NurPhoto

Что может сделать каждый, чтобы помочь

Чтобы вынудить розничные сети обратить внимание на существующую ситуацию, Fashion Revolution подготовили простой шаблон письма, который можно использовать для связи с любимыми брендами. Это письмо содержит просьбу оплатить заказы, которые они уже разместили. Еще можно подписать петицию группы Remake (на момент публикации этой статьи она набрала уже больше десяти тысяч подписей) и внести пожертвование в пользу работников текстильной промышленности на сайте Garment Worker COVID-19 Relief.

В долгосрочной перспективе каждый потребитель может продолжать призывать бренды к ответственности, спрашивать о том, кто занимается изготовлением изделий, и поддерживать «медленную моду». «В конечном счете власть в руках потребителей, — говорит Уддин. — Если они будут задавать брендам вопросы и бойкотировать розничные сети, не поддерживающие концепцию устойчивого развития, наша жизнь изменится».

Читайте также

Мода

Как We11done, полюбившийся Билли Айлиш бренд из Южной Кореи, штурмует парижскую Неделю моды

Мода

История легендарного жакета Chanel