© Schiaparelli, 2020

Мода

Сьюзи Менкес о Неделе высокой моды сезона весна-лето 2020

Одна из самых влиятельных модных критиков в мире рассуждает о первых коллекциях сезона и будущем Дома Schiaparelli

Как гром среди ясного неба, сразу две новости поразили модную индустрию с разницей всего в несколько дней: Жан-Поль Готье объявил о своем уходе из моды после 50 лет карьеры, а Balenciaga во главе с креативным директором Демной Гвасалией собираются возродить свою кутюрную линию.

Да, начало Недели высокой моды выдалось драматичным. Тот факт, что люксовый конгломерат Kering Франсуа-Анри Пино решил наконец вернуться к истокам Дома великого Кристобаля Баленсиаги, которого Ив Сен-Лоран называл «дизайнером дизайнеров», несомненно, обрадовал многих.

А вот известие о том, что Готье спустя полвека у руля своего бренда решил уйти на творческий покой, повергло индустрию в шок. Впрочем, после того как в прошлом году ушел из жизни Карл Лагерфельд, чье имя столь долго и прочно ассоциировалось с Chanel, все заговорили о грядущих переменах.

«Но Gaultier Paris будут продолжать свое существование. А еще в планах новый проект, инициатором которого выступлю я сам», — заявил 67-летний дизайнер в своем инстаграме.

Аналогичная дихотомия хорошего и плохого также стала лейтмотивом первых коллекций нового сезона, которые мы уже успели хорошо рассмотреть.

Как по маслу: от Paul Smith до Chanel

Британский дизайнер Пол Смит в этом году тоже отмечает полувековой творческий юбилей — в 1970 году он открыл свой первый крохотный магазин в английском городке Ноттингем. Впрочем, для него эта веха — всего лишь очередная отметка на собственной модной карте мира.

Его мужские показы традиционно проходят в Париже, а не Лондоне, и последнее шоу отметилось бурной афтепати в одном парижском театре — среди гостей были замечены в том числе и звездные клиенты бренда, например, актеры Иэн Маккеллен и Стэнли Туччи, запомнившийся всем по фильму «Дьявол носит Prada».

Как бы двусмысленно это ни звучало, но смерть Лагерфельда (он умер в феврале прошлого года в возрасте 85 лет) открыла дорогу в будущее модной индустрии.

В случае с Chanel речь идет о Виржини Виар, которая была правой рукой дизайнера на протяжении 30 лет, и теперь в полной мере взяла на себя бразды правления модным Домом. Но что можно сказать о тех, кто хочет запустить новый бренд? Зададим вопрос по-другому: реально ли поддерживать начинания молодых дизайнеров и при этом находить замену тем, кто на протяжении десятилетий строил Дома имени себя?

Кутюр Balenciaga — стоит ли радоваться?

Юбер Баррер, арт-директор ателье вышивки Lesage, которое помимо прочего работает над коллекциями Chanel Métiers d’Art, говорил, что Готье всегда был скорее дизайнером прет-а-порте, нежели кутюра. Однако в свое время испанская бьюти-компания Puig убедила его делать по два кутюрных шоу в год, чтобы поднять продажи ароматов JPG.

«Хорошо, что Balenciaga возвращаются, потому что этот Дом — один из прародителей кутюра, — сказал Баррер. — Это радостные вести: так рождается дух соперничества, а значит, люди хотят получить нечто особенное и выполненное по индивидуальному заказу».

Новое начало: Дэниел Розберри в Schiaparelli

«Еще многое предстоит сделать, но мы движемся вперед с сильным дизайнером во главе», — сказал Диего Делла Валле, исполнительный директор Tod's Group и владелец Schiaparelli.

Эту речь Валле произнес после второй коллекции Haute Couture Дэниела Розберри в качестве креативного директора Дома. Тогда дизайнер решил поиграть с цветом — от насыщенного небесно-голубого до оттенков бежевого, а не пошел по очевидному пути, используя принты в качестве прямых отсылок к творчеству самой Эльзы Скиапарелли. В результате у него получилась цельная коллекция понятных и носибельных вещей в духе своего времени.

«Нужно проделать еще очень много работы, — говорил Розберри. — Первая коллекция должна была поменять визуальный вектор бренда, направить разговор в другую сторону… Мне хотелось поразмышлять о непорочности и понять, какое место мы занимаем в микрокосме красоты».

Казалось, именно поэтому результатом всегда становилась исключительная декоративность. Расшитая крохотными бусинами спинка платья, которая сияет, будто усыпанная глиттером, и разноцветные бумажные «перья», ниспадающие с плеч до самого подола. Порой казалось, что вся коллекция строится на сочетании безупречно скроенных пальто и деликатно, но эффектно украшенных платьев. «Я очень хочу получать удовольствие от процесса и не бояться проявить свое «неуважение» к традиционным кутюрным правилам, — сказал Розберри. — А еще менять их и играть с ними, потому что Скиапарелли занималась ровно тем же».

Шоу выглядело как презентация проекта, который все еще находится на стадии разработки, но, конечно, не без красивых деталей. Например, обувь на низком каблуке, брючные костюмы и необычные украшения — все в меру, без фанатизма.

Единственный вопрос — реально ли когда-нибудь по-настоящему вернуть Schiaparelli к жизни? Эльза была смелым и вдумчивым дизайнером, близкой кругу художников-авангардистов своего времени, особенно Сальвадору Дали. Ее новаторство заключалось в остроумных заигрываниях с темами сексуальности и современного искусства, но вряд ли такой ход можно повторить сегодня, в век, когда мы, кажется, видели уже все.

Читайте также

Мода

Камерунский дизайнер Иман Айисси о своем дебюте на Неделе высокой моды

Украшения

Chanel посвятили твиду коллекцию высокого ювелирного искусства

Edition