© Тейлор Свифт. Фото: Beth Garrabrant

Мода

Тейлор Свифт возвращает популярность многовековой технике вязания — и вот как именно

Аранский свитер переживает возрождение в кино, музыке и высокой моде — да такое, что ремесло вязки родом с западных ирландских островов, возможно, будет спасено от исчезновения

Выпустив альбом-сюрприз Folklore в конце июля, Тейлор Свифт оставила заметку: «Я начала работу с образов». Один из предложенных — «кардиган, который пахнет утратой даже спустя 20 лет». 

«Визуальный» подход к альбому, где песни строятся на вымышленных сценариях и хорошо закрученных сюжетах, отразился и на промокадрах. Зернистые снимки, на которых Тейлор Свифт одета в слои кружева, клетки, уютных свитеров, получились не просто атмосферными, но особенно близкими к настоящему моменту, когда всем нам необходимы и эскапизм, и целительный уют. Тот самый хранящий память кардиган, дополненный нашивкой Folklore, можно найти в новом мерче на сайте певицы. Но вернемся к свитеру.

На одной из фотографий Свифт с челкой, спадающей на глаза, сидит в свитере специфической вязки — аранской. Это был меткий выбор, учитывая всю ее сложную историю и связанную с ней мифологию. Аранскую вязку трудно не распознать. Она происходит из мест близ побережья Голуэя в западной Ирландии, с трех маленьких островков: Инишмор (Inis Mór), Инишман (Inis Meáin) и Инишир (Inis Oírr). По традиции для аранской вязки используется неокрашенная овечья шерсть баунин (báinín), как правило, белая с кремовым оттенком, а рисунок — чаще всего комбинация ромбовидной вязки, крупной косички и плетенки. Считается, что эти узоры напитаны разнообразными символическими значениями, от удачи в рыбалке до надежд на богатство в будущем. 

Исследователь истории вязания и владелец магазина предметов для рукоделия Хайнц Эдгар Кив обнаружил, что паттерны аранской вязки берут истоки в кельтской вышивке узелками. Если это правда, аранской традиции уже более тысячи лет. На деле все-таки кажется, что аранский свитер уходит корнями в менее древнюю историю. Его текущая итерация, вероятнее всего, сформировалась в позднюю Викторианскую эпоху и снискала коммерческий успех в середине XX века. В те времена изделия, выполненные в технике аранской вязки, стали продавать в Дублине и за его пределами, быстро завоевав сердца туристов и всех, кто желал поддержать местное производство.

Рост популярности аранской вязки 

За последние несколько лет аранская вязка пережила что-то вроде возрождения благодаря двум вещам: росту медийных упоминаний (слегка неряшливая ее версия на Крисе Эвансе в прошлогоднем фильме «Достать ножи», например, многим полюбилась в сети) и возрастающему интересу потребителей к характеристикам, сложно поддающимся четкой формулировке, таким как аутентичность, высокое мастерство выделки и уют (такой, будто попадаешь в благостный кокон).

 Крис Эванс в фильме «Достать ножи», 2019

© Claire Folger

«Я отчетливо вижу связь между локализмом, выраженным в популярности органической еды или движения slow food, и интересом к традиции вязания, — говорит Vogue автор книги This Golden Fleece Эстер Руттер. — Люди чувствуют потребность отойти от моды, получить новые навыки, ощутить принадлежность к социальной истории (в том числе женщин), а также носить единственные в своем роде вещи ручной работы, которые так просто не купить».

Эти настроения просочились и в мир высокой моды, где купить все как раз можно. Несколько таких брендов, как Celine, Thom Browne или Raf Simons, сейчас предлагают изделия аранской вязки, а в атмосферной, навеянной ритуалами и нарративами Аранских островов коллекции Simone Rocha осень-зима 2020 они и подавно стали идейным центром. 

Simone Rocha осень-зима 2020

«Аранские острова интересовали меня еще со студенческих времен: траурные ритуалы оказали влияние на мою выпускную коллекцию. По традиции скорбящие женщины красят свои подъюбники и надевают их на головы как вуали, — объясняет Симон Роша Vogue. — В работе над этой коллекцией осень-зима 2020 я вдохновлялась морем и тем, как оно способно увести нас вдаль от суши. На меня повлияла пьеса Джона Миллингтона Синга «Скачущие к морю», где семьи теряли рыбаков. Я хотела исследовать аранскую ручную вязку и сделать почти что «спасательные жилеты» из пряжи и вязаных цепей». Результаты захватывают дух: деконструированные кардиганы и шарфы поверх бледных слоев хлопка и атласа. 

Текст Синга значительно повлиял на все истории, связанные с аранской вязкой. Миф о том, что утонувших в море рыбаков можно идентифицировать по особенным узорам на их аранских свитерах, соотносят с этой пьесой 1904 года. В ней тело одного из героев опознают по спущенной петле на носках, которые для него связала сестра. Как и многие аспекты аранской вязки, эта фабула — идеальный пример смешения истории, фольклора и символов глубокой социальной значимости.

Thom Browne осень-зима 2020

Сохраняя традиции 

Симон Роша относится к новому поколению дизайнеров, которые возвращают былой смысл старым техникам. «Традиции и ремесло в Ирландии — это основа творческих сил страны, — рассуждает она. — Интересно отдать дань традициям, но одновременно и рассматривать их с современной позиции: как можно интерпретировать их сейчас, как подарить им актуальность?»

Есть и те, кто посвятил себя сохранению ремесла и занимается этим уже несколько десятилетий. Анн О’Милли — владелица магазина Ó’Máille в Голуэе, предлагающего полюбившиеся еще Джону Уэйну и Морин О’Харе аранские свитеры ручной работы. «Последние 82 года семья О’Милли развивала бизнес и поддерживала его процветание, — рассказывает Анн Vogue. — Мы имеем прямой контакт с вязальщиками, которые дома работают не покладая рук и доводят свои исключительные изделия до совершенства. Мне повезло, я знаю всех вязальщиков лично, у меня был шанс поблагодарить их за тяжелый труд и внимание к деталям. Наш семейный бизнес тесно связан с жизнью нескольких поколений ирландских мастеров вязального дела. Сейчас, к сожалению, доживает свой век последнее поколение». 

Raf Simons весна-лето 2020

Как отмечает О’Милли, теперь многие вещи, вязку которых производители описывают как аранскую, зачастую сделаны на машине и из пряжи разного типа. Это связано с тем, что за несколько десятилетий определение аранской вязки расширилось и стало размытым. Все, кто сохраняет верность исконному варианту, переживают, что традиции кропотливого мастерства находятся на грани исчезновения. В свете пандемии и ее радикально негативного влияния на индустрию туризма компании вроде Ó’Máille сильно пострадали, ведь количество их клиентов упало. Но есть надежда, что Свифт и другие известные личности привлекут внимание к таким исконным ремеслам, как аранская вязка, и их популярность поможет маленьким производствам выжить.

Simone Rocha осень-зима 2020