© На Чулпан: пальто, брюки, все Chanel; водолазка, Max Mara; кроссовки, Adidas Originals. Фото: Данил Головкин. Стиль: Ольга Дунина. Vogue Россия, сентябрь 2019 

Lifestyle

Чулпан Хаматова о сериале «Зулейха открывает глаза», фильме «Доктор Лиза» и новом взгляде на благотворительность

«Теперь мне хватает смелости делать так, как я не умею, но хочу рискнуть»

Сегодня в 21:00 на телеканале «Россия 1» состоится премьера сериала «Зулейха открывает глаза» по одноименному роману Гузель Яхиной, впервые опубликованному в 2015-м, а после переведенного на пару десятков языков. Экранизацию бестселлера, основанного на семейной истории Яхиной, осуществил режиссер «Денег» и «Кровавой барыни» Егор Анашкин. В главных ролях — Чулпан Хаматова, Сергей Маковецкий, Роза Хайруллина, Юлия Пересильд, Роман Мадянов, Евгений Морозов и Александр Баширов. 

Ожидая главный российский сериал весны, возвращаемся к прошлогоднему интервью Чулпан Хаматовой для Vogue. Актриса напоминает, что быть добрыми не просто важно, но очень клево и весело, делится первыми впечатлениями от «Зулейхи» и планами на будущее — среди следующих крупных проектов Чулпан значится фильм «Доктор Лиза» Оксаны Карас, премьера намечена на октябрь 2020-го. Все детали для сентябрьского номера записала Анна Федина.

«За твоей спиной сидит Чулпан», — сказала мне подруга на террасе «Академии». Я мельком оглянулась, никого похожего не увидела. И только когда коротко стриженная блондинка встала из-за соседнего столика и прошла у моего плеча, узнала Хаматову. «Точно, они же «Доктора Лизу» снимают!» Измениться до неузнаваемости и остаться собой — хоть на сцене в «Рассказах Шукшина», хоть за обедом в ресторане — талант, за который Чулпан ценят театр и кино, мейнстрим и артхаус. Глеб Глинка, муж погибшей в авиакатастрофе создательницы фонда «Справедливая помощь», говорит, что на съемках ему временами казалось, что он видит в кадре не актрису, а саму Елизавету. Но на интервью в ответ на мое восхищение этой мимикрией Чулпан качает головой: «Честно говоря, я не стремилась играть доктора Лизу. Это были вторичные, актерские ­задачи. Я понимала, что нужно будет 
покраситься, подсобрать персонаж. Но что мне было важно в этой картине — начать художественно высказываться о социальной жизни. Мне все время мерещился фильм, сериал, клип в стиле «Берд­мэна», когда некая тема выходит из берегов и начинает осмысляться совсем по-другому. И тут появился Глеб, муж Лизы, со сценарием. Я сразу согласилась, потому что им нужно было начинать искать бюджет, но потом мы долго работали над тем, чтобы сценарий получился художественным. Я боялась, что фильм получится постным, стерильным, житием полусвятого. А мне хотелось, чтобы зрители увидели нормального человека с драйвом, и этот драйв передался бы им. Я пытаюсь показать, как клево помогать другим. Как это весело, как наполняет жизнь ­новыми красками».

Съемки фильма «Доктор Лиза» 

Вы верите в силу искусства, в то, что можно снять классное кино и изменить людей? «Со мной так всегда и ­происходит. В моей жизни было множество глобальных решений, главным триггером которых становился просмотр фильма или спектакля. Однажды на спектакль Камы Гинкаса «Дама с собачкой» я пришла замужней женщиной, а вышла человеком, которому хотелось вырваться из ­семейной жизни. Не представляю, как бы мы жили без музыки, кино, театра. Искусство необходимо, чтобы понять этот мир».

Что-то понять про мир и зафиксировать промежуточные выводы Хаматова и подруга-журналистка Катерина Гордеева попытались в вышедшей прошлой зимой книге «Время колоть лед». Как говорит Чулпан, «мы не ­претендуем на истину в последней инстанции, но это честный разговор» обо всем на свете: детстве, покорении Москвы в 1990-х, ­своем поколении, кино, театре и телевидении, детях, ­политике и, конечно, детях — подопечных фонда ­«Подари жизнь», которым они взялись помогать, а в ответ получили океан любви. «От благотворительности веет жутким депрессняком, а на самом деле в ней невероятно много юмора, творчества, рисков, нелепостей — материал для Жванецкого или Зощенко». Затея удалась: над книгой я то смеялась в метро — незнакомка догнала меня на выходе, чтобы спросить, что я читаю, — то через пятнадцать минут на кухне даже не пыталась остановить слезы.

Даже отношения с модой у Хаматовой, которая пришла на съемку в темно-синем двубортном жакете Chanel, широких оранжевых брюках и белых «адидасах», служат главной цели. «Я люблю мо­ду как вид искусства. Александр Маккуин, например, сводил меня с ума. И я очень рада, что сейчас у фонда «Подари жизнь» началось сотрудничество с Chanel, — говорит Чулпан, которая в начале лета в Музее современного искусства стала участницей паблик-тока на тему «Минуты, которые можно подарить». Парижский Дом устроил серию звездных лекций о времени в честь запуска часов J12, и Хаматова счастлива, что ценители люкса оказались готовы говорить о детях, больных раком. «Было много вопросов, и один звучал так: «Не надоело ли вам слово «пожертвование»?» Очень надоело! Мы ищем новое. Сейчас для Москвы, Питера, Казани, Екатеринбурга благотворительность стала нормой, но норма — это уже скучно. Надо сделать ее фаном. Надо сделать ее модной. Надеюсь, у нас с Chanel сложится большая дружба».

Западные исследователи говорят о том, что для новых поколений этика едва ли не важнее эстетики, а осознанность — главная добродетель. Отсюда и отказ от меха, и борьба за устойчивое развитие, и дайверсити. Все это, конечно, играет на руку благотворительным организациям. Но докатились ли мировые тренды до России? «Безу­словно. Мы сейчас выпускаем мерч фонда, и нам очень важно, из каких тканей будут пошиты футболки и худи. Сохранение планеты идет рука об руку с помощью больным детям. Я и по своим дочкам это вижу. Благодаря им у нас дома, например, нет целлофановых пакетов».

Три подросшие дочери — бесценный двигатель прогресса. «Кайф, что дети стали умнее, чем ты сама. Вот за мой телефон и его настройки отвечают они. И смеются, когда я не знаю, на какие кнопки нажать. Они дарят мне столько открытий! Старшая дочка подарила мне Манижу. Певицу и друга». Другие источники вдохновения — фестиваль «Усадьба Jazz» («Я боюсь толпы, но там поняла, какое ­счастье идти в потоке людей, заряженных удовольствием от жизни») и искусство Андрея Бартенева, который этим летом помогал организовывать «Игры победителей» — соревнования детей, победивших рак.

Самой Чулпан на церемонии открытия Игр ­досталась роль Маленького принца, ради которой она сохранила прическу доктора Лизы. «Жду, когда можно будет ее сменить. Видеть себя блондинкой непривычно. Хотя у меня и зеленые волосы были. Для проекта со Славой Полуниным я покрасилась, и мне очень нравилось. А потом меня позвали на ТВ читать стихи. Передача вышла, и я ­обнаружила, что они умуд­рились перекрасить меня в шатенку — каждый волосок! Тогда еще не было моды на непривычные цвета волос, а теперь у нас дома целый набор красок, и дети прекрасно с этим экспериментируют».

Скоро мы увидим Чулпан пышноволосой ­брюнеткой в сериале канала «Россия» ­«Зулейха ­открывает глаза». Роль татарской крестьянки, мужа которой в 1930-е годы убивают, а ее отправляют в Сибирь, будто создана для уроженки Казани ­Хаматовой. «Роман Гузель Яхиной всколыхнул во мне картинки из детства, когда национальная самоидентификация собиралась из мелочей: кувшин у бабушки, чай из пиалы, сказки. Духи воды и хлеба, шайтаны и лешие, в которых героиня верит в начале, — казалось, я забыла об этом».

Кадр из сериала «Зулейха ­открывает глаза»

Впереди у Чулпан работа с Сергеем Урсуляком над филь­мом по миниатюрам Жванецкого, роль ­Раисы Гор­бачевой в спектакле Алвиса Херманиса про любовь (парт­нер — Евгений Миронов) и роль Маргариты в инсценировке романа Булгакова, которую в Театре наций затевает Робер Лепаж. Но все это планы на пару лет вперед. «Когда я открываю свой график на 2021 год, мне становится дурно», — смеется Чулпан. И это хороший знак. Год назад она говорила, что устала от актерства. «Я почувствовала внутреннюю пустоту и ушла восстанавливаться. А потом поняла, что истосковалась по профессии и что мне теперь хватает смелости делать так, как я не умею, но хочу рискнуть. Я больше не хочу нравиться. Так что в «Докторе Лизе» все будет по‑новому». 

На Чулпан: жакет Chanel; блузка Intimissimi; часы J12 Chanel

Прическа: Марина Рой. Макияж: Эрнест Мунтаниоль/Chanel. Ассистент фотографа: Антон Гребенцов/Bold. Ассистент стилиста: Мария Барбаянова. Продюсер: Маргарита Синяева. Ассистенты продюсера: Эрика Куталия, Эвелина Андакулова 

Читайте также: Светлана Ходченкова о спорте, актерстве и одиночестве