© jbalvin

Lifestyle

Джей Бальвин о том, как сплотить мир с помощью музыки

В преддверии выхода своего седьмого альбома колумбийский артист поговорил с Vogue об инклюзивности и любви, дружбе с японским художником Такаси Мураками и о том, каково быть первым латиноамериканским певцом, выпустившим вместе с Nike авторские кроссовки Air Jordan 1

Колумбийский певец Хосе Альваро Осорио Бальвин прославился на весь мир под именем Джей Бальвин и побил множество музыкальных рекордов. За 16 лет карьеры он выпустил семь пластинок, продал больше 35 миллионов синглов и четыре миллиона альбомов и вдобавок ко всему обзавелся армией из 65 миллионов подписчиков в социальных сетях.

Эти цифры меркнут в сравнении со стриминговыми показателями Бальвина: в течение 14 недель он был самым «просматриваемым» музыкантом в мировом рейтинге YouTube, два года подряд (в 2018-м и 2019-м) оставался одним из самых популярных артистов в Shazam и пятым по популярности мужчиной-исполнителем в Spotify (с 54 миллионами пользователей в месяц и космическими шестью миллиардами прослушиваний только за 2019 год). «Людей должна привлекать твоя музыка, и уже тогда, при условии что ты сам им понравишься, твой стиль и твой образ мыслей останутся с тобой», — объясняет Джей.

В том же 2019 году он выступил соавтором главного хита YouTube — песни и клипа Con Altura в дуэте с певицей Росалией. Трек Бальвина перепела Бейонсе, а Джастин Бибер записал с ним новую версию Sorry. Затем была композиция I Like It вместе с Карди Би и Bad Bunny. Джей стал первым исполнителем реггетона среди хедлайнеров Coachella. Он вообще во многом оказался впереди планеты всей. Первый латиноамериканский музыкант на фестивале Lollapalooza. Участник первого сугубо латиноамериканского шоу в перерыве Супербоула (в компании Джей Ло и Шакиры). Первый латиноамериканский певец, выпустивший свои собственные кроссовки Air Jordan 1 вместе с Nike, релиз которых состоится этим летом.

Впечатляет то, что Бальвин добивается всех этих успехов, оставаясь самим собой. Все документы он подписывает на испанском, открыто говорит о своих психологических проблемах и рьяно обсуждает вопросы иммиграции. В 2015 году Джей просто отменил свое первое телевизионное выступление на конкурсе «Мисс Вселенная», совладельцем которого является Дональд Трамп. Все потому, что последний назвал мексиканцев и латиноамериканцев насильниками и наркодилерами. «Нельзя пренебрегать этикой», — настаивает Бальвин. Его стратегическая цель — сплотить мир при помощи музыки и прославить все латиноамериканское. 

Последняя работа Джея — альбом Colores— состоит из десяти композиций, каждая названа в честь какого-то цвета. Мы поймали его сразу после Супербоула, чтобы узнать, как именно он намерен объединять людей.

Что думаете о шоу в перерыве Супербоула?

Оно станет одним из моих лучших воспоминаний — представлять латиноамериканскую культуру, латиноамериканское сообщество на таком уровне. Это счастье, что нам выдался шанс выступить за реггетон и все искусство нашего региона. Мы хотим возвысить эту культуру, показать, что это глобальный феномен. И намерены дальше бороться за la cultura. Вы только подумайте — в концерте участвовали одни иммигранты, этот факт сам по себе имеет колоссальное значение. Надеюсь, его не придадут забвению.

Почему вы так уверены, что у реггетона большое будущее?

Секрет в том, чтобы меняться, переизобретать самого себя, менять погоду. Если за окном дождь, я буду сиять, словно солнце, и всюду сеять счастье. Это целый процесс, шаг за шагом на пути к мировому признанию. Так мы и оказались на Супербоуле — все же знают, чего мы достигли. И история реггетона, Джея Бальвина, всей этой культуры будет продолжаться. Сейчас реггетон масштабнее, чем когда-либо, благодаря интернету, конечно же. Доступ к музыке есть в каждом телефоне, многие люди изучают иностранные языки, количество классных артистов значительно выросло. Все это способствует прогрессу.

Как изменилась Америка с тех пор, как вы сюда переехали? Тогда президентом был Джордж Буш-младший.

Я не американец, я человек. Вокруг столько ненависти, но, быть может, ненависть просто наводит много шума. Как будто кто-то сбрасывает бомбу — очень громко. А сколько нежных объятий при этом остается без внимания? Только потому, что они беззвучны. Кажется, что ненависть преобладает — наверное, дело в соцсетях. Но я по-прежнему верю, что хороших людей в мире больше, чем плохих. Вас окружают те, кому вы можете доверять, друзья, с которыми можно встретиться и расслабиться. Я совершенно уверен в том, что наш мир — невероятный, и смотрю в будущее позитивно. И просто обязан, так уж вышло, что у меня есть эта суперсила, делиться своим видением с окружающими, позитивным или негативным. Предпочитаю отдавать позитивное, а негативное оставлять себе.

Расскажите подробнее о вашем седьмом альбоме, Colores?

Цвета — такая же универсальная, всем знакомая штука, как и цифры. Одна из первых наших связей с миром — связь через цвета. Мне хотелось напомнить людям, что есть множество разных оттенков, равно как и множество разных звуков. Если вам не нравится зеленый, то, возможно, придется по душе белый. Что касается текстов, они о многообразии жизненных ситуаций. Цвет песни соответствует ее настроению — от любви к веселью, от веселья к разбитому сердцу. Много разных эмоциональных состояний, красок в палитре полно.

В альбоме есть песня Rainbow — это трибьют вашим ЛГБТК+-поклонникам?

Да, почему нет! Эта пластинка об инклюзивности, о том, что люди должны держаться вместе, об объединении мира. Музыка рассказывает о толерантности и желании всех сплотить. В альбоме Colores я будто говорю: «Мир у нас один. Мы и есть этот мир!»

Вы подключили к работе японского художника Такаси Мураками. Ваш альбом о красках, а это же как раз его тема.

Скажем так, замысел в том, что каждый человек, покупая физическую версию альбома, становится обладателем произведения Мураками. Для многих это может стать первым знакомством с искусством.

Чему вы с Такаси друг друга научили?

Он потрясающий художник, и очень приятно видеть, что такая «глыба» держится так скромно. Когда-то я лишь мечтал заполучить какой-нибудь из его шедевров, а теперь мы дружим и работаем вместе. Мне нравится вести себя иначе, не так, как все. Это касается и моды, которую я, кстати, тоже очень люблю. Все, что мы делаем, — это самовыражение, искусство.

Есть ли какие-то молодые колумбийские марки, о которых нам следует знать?

Наша уличная мода все еще формируется. Есть один экологичный бренд под названием Do Over — очень дерзкий и крутой. Мне самому нравятся Amiri, его креативный директор Майк Амири — один из моих лучших друзей. Dior — с Кимом Джонсом мы тоже дружим, Louis Vuitton — Вирджил всегда великолепен, Chanel — никогда не подведут. В июле выходят мои новые «джорданы». Я первый латиноамериканец, сделавший свои собственные Air Jordan 1. Дальше думаю засветиться в каком-нибудь модном кампейне, надо же дальше поднимать нашу культуру и жизненный уклад.

Вы недавно запустили подкаст на Spotify, который назвали Made In Medellín, расскажите о нем подробнее.

Да, и это потрясающе, что теперь я могу поведать людям свою историю, рассказать, как непросто было, через что мне пришлось пройти, прежде чем построить карьеру.

В подкасте вы говорите о своем детстве…

Я вырос в благополучном месте, целыми днями гулял, как любой нормальный ребенок, весело проводил время. Мой отец был стойким бойцом, так что, даже когда он обанкротился, мы не чувствовали бедности. Он вечно делал вид, что ничего не происходит, я начал осознавать это, только когда чуть подрос. Сейчас мне очень жаль, ведь, черт возьми, родители столько для нас сделали!

Здорово теперь заботиться о родителях?

Да, именно поэтому я сейчас спокоен: если однажды они покинут этот мир, а это непременно случится, мне не в чем будет себя винить. Пару месяцев назад я говорил с мамой и сказал ей: «Мам, если тебя не станет, я не буду плакать». Она такая: «Да ты что?!» — очень на меня разозлилась. Знаете, может быть, разрыдаюсь, может, не разрыдаюсь, но желания такого у меня точно нет, потому что я был замечательным сыном, несмотря на все мои ошибки. Конечно, можно больше времени проводить с ними, но в целом я хороший. И речь сейчас не о деньгах, а о любви и о тех вещах, которыми они всегда мечтали обладать, которыми всегда мечтали заниматься, но не могли себе этого позволить. Вот в этом я молодец.

Как думаете, почему музыка вас затянула?

Ты неизбежно становишься тем, что тебя окружает. Человек — некий синтез нравов тех людей, которые рядом с ним. Мой отец постоянно слушал сальсу, мама всегда немного пела, я знал, что буду развлекать людей, но не обязательно музыкой. Ходил в цирковую школу, у меня была рок-группа, я был уверен, что мое призвание — заряжать других. Опять же, это не означало, что я непременно стану музыкантом, но сеять любовь и добро точно буду. В итоге и занимаюсь тем, чем всегда хотел заниматься.

В 2018 году вы выступали на Coachella вместе с Бейонсе, не мечтаете достичь ее уровня признания?

Я мечтаю о таком признании, какого еще ни у кого не было.

Как вы отдыхаете?

Люблю бывать в лесах Колумбии, просто дышать. Каждый день медитирую по два раза, делаю это с 18 лет. Когда-то брал уроки, а теперь сам практикую управляемую медитацию. Она мне очень помогает: я не употребляю наркотики, не пью алкоголь, не курю. Живу будущим — тем, что сам стану лучше, что сделаю свою музыку и свой драйв популярными во всем мире и что буду вдохновлять других на самосовершенствование.

На что надеетесь?

Хочу дальше глобализировать свое имя, свое искусство и культуру. Хочу, чтобы мой альбом стал одним из бестселлеров года. Хочу продолжать творить историю, стать живой легендой. В жизни много всякого, но я благодарен. Бесконечно благодарен. 

Новый альбом Джея Бальвина, Colores, вышел 20 марта

Читайте также

Искусство

Что купить на благотворительном аукционе «Искусство в помощь»

Кино

Dior проводят премьеру фильма о Кристиане Диоре в YouTube