«Это отправная точка, на которой закончилась эпоха аналоговой фотографии», — Глен Лачфорд о своей новой книге с архивными кампаниями для Prada

Glen Luchford Prada 9698 — отличный повод поностальгировать по эпохе 1990-х
Prada
Эмбер Валлетта, Prada весна-лето 1997

Всего за два года, с 1996-й по 1998-й, фотограф Глен Лачфорд совместно с Миуччей Прадой снял несколько рекламных кампаний, которые определили всю визуальную эстетику той декады. Для кампейна весна-лето 1997 Эмбер Валлетта, одетая в невесомое платье и черную рубашку, позировала, лежа в мутной воде, словно гранжевая Офелия. На снимках для следующего сезона модель стоит в украшенном пайетками топе и смотрит в дверной глазок, а после проходит сквозь снежный лабиринт в черном пальто и брюках.

Эмбер Валлетта, Prada весна-лето 1997

Лачфорд, которого вполне можно сравнить со Стэнли Кубриком или Андреем Тарковским, объединил все эти фотографии в свою шестую по счету книгу. В Glen Luchford Prada 96-98 также вошла более поздняя, неопубликованная рекламная кампания, вдохновленная работами немецкой танцовщицы и хореографа Пины Бауш. Вместе снимки представляют собой антологию ушедшей эпохи модных кампейнов, когда одежда служила скорее дополнительным элементом, а не главным объектом (порой ее даже не было видно в кадре, и суть всей коллекции мог передать один-единственный образ).

Эмбер Валлетта, Prada осень-зима 1997

Несмотря на всю драматичность фотографий, Лачфорд уверяет, что он никогда не пытался снабдить свои работы для Prada каким-то нарративом. В предисловии книги он рассуждает на эту тему с писательницей и куратором Лу Стоппард: «Я держал у себя в голове определенные фильмы и сцены, которые навсегда впечатались в память, и хотел каким-то образом интерпретировать их в контексте моды. Я не вкладывал в фотографии каких-то более сложных или интеллектуальных смыслов — все было предельно просто».

Эта простота сыграла ему на руку. В мире, где все происходящее вокруг кажется сложным и замысловатым, Glen Luchford Prada 96-98 дает нам прекрасную возможность поностальгировать по эпохе 1990-х. Vogue поговорил с Лачфордом о знаковом периоде в его карьере и будущем модной фотографии.

Glen Luchford Prada 96-98 

Почему вы решили опубликовать свои фотографии в формате книги?

Почти каждый день кто-то отмечал меня на этих фотографиях в инстаграме. Я понял, что все это время они гуляют по сети. Почему? Если честно, сам не знаю. В них есть что-то, что заставляет людей пересматривать их снова и снова, за счет света они выглядят очень притягательными и атмосферными. Это идеальное сочетание разных элементов, которые сошлись воедино: правильная одежда, правильная модель, правильная концепция. 

Эмбер Валлетта, Prada осень-зима 1997

Вы когда-нибудь думали, что эти снимки будут иметь такой успех?

Нет. Больше всего в моде мне нравится то, что каждый месяц ты можешь создавать нечто новое. Но выхлоп, который случился за пределами индустрии, меня удивил. Мне писали голливудские режиссеры и операторы и говорили, как им нравятся эти фотографии, а нью-йоркский музей MoMA включил их в свою выставку.

Актеры Хоакин Феникс и Уиллем Дефо тоже принимали участие в ваших рекламных кампаниях. Расскажите о работе с ними.

Хоакин впервые снимался в рекламной кампании, поэтому немного стеснялся, но он настолько масштабная личность, что это нивелировало всю его скромность. Мне кажется, большинство актеров ведут себя так же, когда им приходится позировать для статичной картинки. С Уиллемом мы были знакомы, так как уже работали вместе до этого. Он полностью отдается процессу и всегда ведет себя как джентльмен. Съемка проходила в небольшой квартире в Милане с маленькой командой и заняла два дня — было очень весело.

Хоакин Феникс, Prada весна-лето 1997

Вы по-разному работаете с актерами и моделями, например Эмбер Валлеттой?

Эмбер настоящий профессионал и знает, что необходимость стоять в ледяной воде на протяжении нескольких часов — побочный эффект нашей профессии. С актерами не всегда получается провернуть что-то подобное: секрет в том, чтобы увести их подальше от пиар-менеджеров и помочь расслабиться. Поэтому, если говорить о коммуникации, это совершенно разные истории, но технически они абсолютно одинаковы.

В период сотрудничества с Prada вы взяли перерыв, чтобы снять свой фильм Here to Where (2002), а затем вернулись и сделали для них кампейн, вдохновленный Пиной Бауш, который был гораздо динамичнее предыдущих. Почему вы решили сменить вектор?

Чтобы получить такие снимки, которые мы делали с 1996 по 1998 год, приходилось использовать длинную выдержку. Эмбер должна была стоять абсолютно неподвижно при каждом щелчке камеры — это очень статичная работа, и она сильно выматывает. Вернувшись в индустрию, я подумал: «Теперь буду все делать наоборот — буду работать с совершенно другим светом и делать максимально динамичные картинки».

Неопубликованный снимок из Pina Bausch Dancers Projeсt 1

obscura, Super-User

Неопубликованный снимок из Pina Bausch Dancers Projeсt 2

obscura, Super-User
С 2015 по 2020 годы вы сняли несколько запоминающихся рекламных кампаний для Gucci. Чем работа с Миуччей Прадой, вашим «патроном», как вы сами ее называли, отличается от работы с Алессандро Микеле?

В чем-то Миучча и Алессандро похожи: они оба интеллектуалы, очень веселые и харизматичные — два творческих человека, которые мыслят широко. И не только категориями моды, с ними можно обсудить все на свете: от литературы и искусства до античной мебели.

С Миуччей у нас была скорее творческая коллаборация: я мог предложить свои идеи, и они ей нравились. Алессандро же выступает в роли креативного директора Gucci. Моей задачей было интерпретировать его мысли и идеи.

Что сегодня для вас значат те кампейны Prada?

Моя книга — это отправная точка, на которой закончилась эпоха аналоговой фотографии и началась эра диджитала. Изначально я снимал проект исключительно на пленку, а в конце перешел на цифровую камеру, что для меня было монументальным сдвигом.

Цифровая фотография возымела свои негативные последствия: раньше между фотографом, арт-директором и дизайнером было много доверия. Если вас наняли, вы могли снимать хоть на полароид, но заказчик всегда знал, что в конечном итоге получится хорошая картинка. С приходом диджитала фотография превратилась в групповой вид спорта: вокруг монитора собирается целая толпа, и каждый вставляет свои пять копеек. Мы больше не контролируем ситуацию от и до — это совсем другая система.

Норман Ридус, Prada осень-зима 1997

Каким вы видите будущее фотографии?

За последнюю сотню лет журнальные съемки особенно не изменились. Журнал предлагает вам работу, например снять 10–12 картинок. Вы все планируете, снимаете, делаете ретушь и отдаете фотографии, а через месяц-два он выходит.

Скоро мы дойдем до момента, когда фотографы будут снимать картинки, сразу же ретушировать их, а потом бум — и они уже опубликованы в инстаграме какого-нибудь журнала. Нас ждут глобальные перемены: люди будут принимать решения здесь и сейчас, прямо на месте. С приходом TikTok мы привыкли оставаться вовлеченными не дольше 10 секунд, а потом переключаться на что-то другое.

Бэкстейдж съемок кампейна Prada весна-лето 1998

Книга Glen Luchford Prada 96-98 опубликована издательством Idea.