© Сериал «Корона»

Lifestyle

Изменил ли сериал «Корона» наше отношение к британской королевской семье

Три сезона (не за горами еще два), восемь премий «Эмми» и пара скандалов в высших кругах — как хит Netflix повлиял на восприятие монархии

16 ноября принц Эндрю дал то самое злополучное интервью в эфире программы Newsnight канала BBC, в котором рассказал о своей причастности к скандалу с Джеффри Эпштейном. Спустя час после беседы пресса разразилась грозными заголовками, что в конечном счете привело к отстранению герцога Йоркского от государственных обязанностей. К тому же эта история совпала по времени с другим событием, привлекшим немало внимания к королевской семье: через 12 часов после трансляции интервью на Netflix вышел третий сезон сериала «Корона». Только представьте: красивая мелодрама о долге перед отечеством и скандалах столкнулась с современной пиар-катастрофой. Позже актер Дэвид Шнайдер выскажется в твиттере: «Понятия не имею, кто писал сценарий этой серии, но выглядит все это нелепо и неправдоподобно. #PrinceAndrew». 

С первого сезона «Корона» размывает границы между реальными фактами и выдумкой. Хронологию редактируют, отдельные события приукрашивают, конфиденциальные разговоры перевирают — все так, но для создателя шоу Питера Моргана главной целью всегда был и остается эмоциональный реализм. «Мы очень стараемся правильно показать временные детали, — говорит исторический консультант «Короны» Роберт Лейси, который уже работал с Морганом над фильмом «Королева» (2006). — Многие ругают нас за неточности, но самое главное — передать настроение людей и дух власти изображаемого времени». Подобная стратегия себя оправдывает — с момента выхода саги в 2016-м ее посмотрели 73 миллиона людей. Хорошо это или плохо, но подавляющее большинство зрителей воспринимает сериал как долгожданное развенчание тайн, до сих пор окружавших королевскую семью.

Клэр Фой в роли Елизаветы II

© Alex Bailey/Netflix

Сила и стоицизм

Ощущение неловкости, которое бывает, когда вторгаешься в чье-то личное пространство, пронизывало шоу буквально с первой сцены — той, где больной король Георг VI в исполнении Джареда Харриса кашляет кровью в одном из залов Букингемского дворца. Его физическая уязвимость и скорая смерть от рака легких задают тон двум начальным эпизодам. Монарх, которого все привыкли видеть на парадных портретах и денежных банкнотах, вдруг предстает смертным существом, и это ужасает. «На протяжении пары десятилетий было модно посмеиваться над монархией, однако Питер показал нам, что она заслуживает серьезного отношения, — отмечает Лейси. — Уважение к представителям семейства возросло не просто так, а потому что люди осознали, насколько трудной бывает их работа».

Джаред Харрис в роли Георга VI

© Alex Bailey/Netflix

Аудитория проникается к очеловеченному Георгу симпатией и восхищением. Особенно когда король, несмотря на тяжелый недуг, отправляется воевать. В финале второй серии трон наследует дочь Георга Елизавета II (Клэр Фой), и зрительское благоговение передается ей. Героиня Фой откровенно говорит о тяготах публичности, в третьем эпизоде она высказывает свое негодование Эдуарду VIII (Алекс Дженнингс): «Думаешь, я не хотела бы расти подальше от двора и пристальных взглядов? Не выбрала бы более простую и счастливую жизнь жены, матери, обычной английской селянки?». Почти осязаемая боль, с которой героиня Фой все это произносит, делает ее достижения еще более впечатляющими: три сезона подряд она, а потом и ее «преемница» Оливия Колман только и делают, что управляются с государственными переворотами, стихийными бедствиями и конституционными кризисами — и все это с поразительной невозмутимостью. Рейтинг одобрения реальной королевы не менялся с 2016 года — шоу укрепило ее позиции в качестве номинального руководителя государства. 

Оливия Колман в роли Елизаветы II

© Des Willie / Netflix

Переоценка опыта

«Корона» изменила отношение многих к принцессе Маргарет, которая скончалась в 2002 году. Это произошло во многом благодаря Ванессе Кирби, показавшей харизму сестры королевы в сериале. Когда-то принцессу сбросили со счетов, современники вроде Нэнси Митфорд и Сесила Битона называли ее излишне грубой и даже вульгарной. Шоу же превратило Маргарет в трагическую героиню. Принцесса отказывается (под давлением семьи) от брака со своим возлюбленным Питером Таунсендом, вечно пребывает в тени величия Елизаветы и в результате выходит замуж за Энтони Армстронга-Джонса, отношения с которым со временем портятся. В третьем сезоне постаревшую и разочарованную Маргарет играет уже Хелена Бонэм-Картер. Женщина, которая всю жизнь ждала внимания, наконец раскрывает свой годами чахнувший потенциал. Но происходит это слишком поздно, отчего еще печальнее.

Хелена Бонэм-Картер в роли принцессы Маргарет

© Des Willie / Netflix

Не менее интригующей оказалась и фигура принца Филиппа. В первом сезоне герцог Эдинбургский (в исполнении Мэтта Смита) мелькает на заднем плане, а вот во втором, благодаря отсылкам к его бурному детству, становится заметнее. Психическое расстройство матери, гибель сестры в авиакатастрофе, юношество в строгой школе-интернате — «Корона» показывает зрителю более сложный образ принца, который в реальной жизни склонен к противоречивым высказываниям и действиям. В центре сюжета третьего сезона оказываются походы Филиппа на сторону. Задумчивый принц Тобиаса Мензиса очень далек от своего прототипа в реальной жизни.

Оливия Колман в роли Елизаветы II и Тобиас Мензис в роли принца Филиппа

© Sophie Mutevelian

История недавнего времени

Старших членов королевской семьи, с чьими личными трагедиями зрители не особо знакомы, превращать в драматических персонажей довольно просто. Но когда дело доходит до освещения наших дней, переиначивать существующие факты становится все сложнее. Всеобщей любимицей по итогам третьего сезона стала принцесса Анна, которую сыграла очаровательная и забавная Эрин Доэрти. Ее изобразили вполне современной монаршей особой — она расхаживает по дворцу в сапогах для верховой езды, подпевает Дэвиду Боуи, когда ведет машину, и нежно дружит с Эндрю Паркером-Боулзом, будущим мужем Камиллы Шанд (нынешней герцогини Корнуольской, супруги принца Чарльза).

Эрин Доэрти в роли принцессы Анны

© Des Willie / Netflix

В юности Анны пресса прозвала ее «хмурой принцессой» за строгие манеры, но как только третий сезон «Короны» появился на Netflix, мнение общественности поменялось. The Times нарекли ее «самой недооцененной представительницей королевской семьи», The Telegraph — «иконой стиля», The Guardian задались вопросом: «А не она ли самое приятное лицо ныне живущей монархии?». После публикации видеоролика, где Анна пожимает плечами в ответ на просьбу матери (королевы Елизаветы) поучаствовать в официальном приветствии Дональда Трампа на одном из приемов в Букингемском дворце, популярность принцессы и вовсе взлетела до небес.

Что до образа ее брата, принца Чарльза, тут все не так однозначно. В третьем сезоне Джош О’Коннор представил своего героя — замкнутого «короля в ожидании», который не может найти себе применение, — с пафосом. Шестая серия под названием Tywysog Cymru — самая душераздирающая: Чарльз отправляется в Аберистуит, чтобы выучить валлийский язык, прежде чем принять титул принца Уэльского. После церемонии он заявляет королеве, что обладает собственным голосом, а в ответ получает: «Никто не желает его слышать». Этот эпизод пробуждает в зрителе чувство эмпатии, но следующие серии вносят свои коррективы: дальше показано, как Чарльз ухаживает за Камиллой (Эмиральд Феннел), и эти отношения остаются спорными, несмотря на попытки авторов сериала изобразить союз, заключенный на небесах. Весь мир знает Чарльза по несчастному браку с Дианой и тайному роману с Камиллой, который продолжался десятилетиями, по заезженному желтой прессой скандалу, подслушанным телефонным разговорам и сенсационным телеинтервью. Как же «Короне» подать историю, которая является неотъемлемой частью популярной культуры? Ответ получим, когда на экраны выйдет четвертый сезон сериала с Эммой Коррин в роли молодой Дианы.

Джош О'Коннор в роли принца Чарльза и Эмиральд Феннел в роли Камиллы Шанд

© Colin Hutton / Netflix

Современные кризисы

Не секрет, что преданные поклонники «Короны» надеялись, что интервью принца Эндрю, как и решение Гарри и Меган Маркл отказаться от королевских полномочий, однажды перескажут на экране. Но их ждало разочарование. 31 января Питер Морган заявил, что пятый сезон станет заключительным. Как теперь сериал повлияет на наше восприятие института монархии в целом? Смогут ли зрители, которым показали, как трудно монархам живется у всех на виду, с пониманием отнестись к отставке герцога и герцогини Сассекских? «Думаю, «Корона» внесла свою лепту в массовое негодование по поводу решения Гарри и Меган, — отвечает на вопрос Лейси. — Зрители насмотрелись на трудности этой работы, безусловно. Но вместе с тем сериал показал, что суть монархии в обязанности делать то, что делать совсем не хочется».

 «Главная победа Питера заключается в том, что ему удалось эмоционально сблизить людей с королевскими особами, ничуть не умалив значимость того, что они олицетворяют, — подводит итог Роберт Лейси. — Это простое человеческое понимание только усиливает преданность короне и веру в нее. Государственный институт, существовавший раньше где-то в области фантастики, вдруг обрел реальные черты, и этого никто не ожидал».

Эмма Коррин в роли принцессы Дианы

© GTres / SplashNews.com

Что уже известно о пятом сезоне 

Четвертый сезон еще даже не вышел на экраны, но все уже говорят о следующем, который станет последним. Питер Морган объявил, что королеву в нем сыграет Имельда Стонтон, известная по ролям Долорес Амбридж в одном из фильмов о Гарри Поттере и Веры Дрейк в одноименной картине, за которую она была номинирована на «Оскар». 

До сих пор все сезоны «Короны» охватывали десятилетний период. Поскольку третья часть закончилась на 1977 году, ожидается, что четвертый сезон начнется с событий конца 1970-х годов и закончится примерно в 1990-м. Эту гипотезу подтверждает и участие двух новых актрис: Эммы Коррин в роли принцессы Дианы и Джиллиан Андерсон, которая сыграет Маргарет Тэтчер. Диана впервые встретилась с принцем Чарльзом в ноябре 1977 года, а Тэтчер занимала пост премьер-министра Великобритании с 1979-го по 1990-й. Таким образом, пятый сезон, скорее всего, будет охватывать события 1990-х  начала 2000-х. В одном из заявлений Морган отметил, что Стонтон «перенесет «Корону» в XXI век».

Читайте также

Lifestyle

Что смотреть этим летом: 5 лучших новинок Netflix

Lifestyle

Главные героини российского современного танца