Image may contain: Human, Person, Man, Clothing, and Apparel

© Алекс Фостон

Lifestyle

Как Алексу Фокстону удается совмещать работу в Dior и страсть к живописи

Блестящий художник и дизайнер мужской линии Dior — идеальный пример того, как один человек может добиться успеха сразу в нескольких сферах

Студия Алекса Фокстона находится, прямо скажем, в малопривлекательном месте — восток Парижа, конечная станции ветки метро, вокруг барбершопы и лавчонки с едой навынос. «В центре чувствуешь себя будто в музее, — говорит дизайнер мужской линии Dior и состоявшийся художник, отвечая на вопрос, почему он решил расположиться именно здесь. — Он такой красивый, выхоленный, тут все совсем иначе».

Дела Фокстона-живописца резко пошли в гору за последние пару лет. Начинал он с инстаграма, а теперь устраивает выставки, с которых все работы сметают подчистую. Сейчас у Алекса контракт с одной из ведущих галерей, растущий список состоятельных покупателей, а еще работа в Dior с частичной занятостью в отделе дизайна мужской одежды. Неплохо для самоучки, который до 30 лет даже не брался за кисть. Кстати, это еще не все: до Dior Фокстон успел поработать в Louis Vuitton, Bottega Veneta и Maison Margiela под крылом Джона Гальяно — вот уж точно резюме мечты.

Алекс Фокстон. Whistle and I’ll Come to You, Galerie Derouillon, Париж

© Grégory COPITET

В той самой студии, расположенной в районе Монтрёй над складом пиломатериалов, Фокстон умудрился развить самобытный, исполненный цвета художественный стиль. Алекс пишет резко и несколько аляповато, или, как он сам говорит, по-бунтарски. Герои картин всегда мужчины, обнаженные или полураздетые. «Уверен, что смогу изобразить что-то другое, ну пса например, просто не хочу этого делать», — смеется Алекс.

В начале 2020 года два параллельных мира Алекса Фокстона наконец пересеклись: Ким Джонс, креативный директор мужской линии Dior (а теперь еще и женской линии Fendi), предложил ему создать серию работ для круизной коллекции. Ким сотрудничает лишь с теми, кем восхищается (в списке недавних коллабораций — живописец ганского происхождения Амоако Боафо, американский художник Раймонд Петтибон, известный в том числе культовыми обложками музыкальных альбомов, а также легендарный Шон Стусси). 

Алекс Фокстон. The Norwegian, 2020

© Grégory COPITET

Ким попросил Фокстона сделать то, чего он прежде не делал — изобразить не мужчин, а нечто другое. «Мне показалось, было бы здорово, если бы Алекс нарисовал для Dior цветы, очень интересно посмотреть, как с привычных антропоморфных форм он переключится на растения, — объясняет Ким. — Мне нравится, как Алекс работает с цветом и его техника. Полотна всегда очень личные». Получившийся в итоге цветочный мотив украсил рубашки, джинсовые куртки, плащи, а также сумки-седла и другие аксессуары.

Фокстон и Джонс познакомились давно, еще в 2001 году в Central Saint Martins. Алекс был моделью на выпускном показе Кима. В 2011-м они снова встретились в Louis Vuitton. Когда Джонс перешел в Dior Homme, Алекс стал одним из первых сотрудников в его обновленной команде. «Ким всегда меня поддерживал и вдохновлял на новые свершения, с первого дня», — говорит Фокстон.

Алекс Фокстон. Toreros I, 2019

© Grégory COPITET

Художественная карьера Алекса продолжает развиваться. Видеть свое имя на холстах для него не менее важно, чем для дизайнера — на бирках. «Я никогда не мечтал о собственном бренде, — признается Фокстон. — Никогда. В мире моды есть два типа творцов. Лично мне не хочется иметь дело с бизнес-стороной вопроса. Я просто люблю создавать одежду. В моде без сотрудничества никак. А в искусстве я могу все делать сам — от начала до конца».

Сегодня Фокстон так и живет на два мира. Половину недели он дизайнер в Dior, вторую половину — художник в своей студии. «Приходя на работу, веду себя как отшельник: ни с кем не общаюсь, даже музыку не слушаю, болтаю сам с собой, позволяю себе немного безумства», — говорит Алекс. Что ж, у него на подходе две книги и очередная авторская выставка — кажется, с балансом Фокстон справляется блестяще. «Да, так оно и есть!»

Алекс Фокстон