© Фото: Jean-Erick Pasquier

Lifestyle

Как вызванный коронавирусом кризис влияет на культурные институции

Музеи, галереи и театры адаптируются к новым нормам

12 апреля 2020 года шанхайская галерея ShanghART провела одно из первых офлайн-мероприятий после коронавируса — открытие выставки Cache: from B to Z, в котором приняли участие 38 художников. Оно состоялось спустя несколько недель после того, как власти стали постепенно снимать карантинные меры в городе, так что повсюду еще были видны следы пандемии. В очереди на вход люди сохраняли социальную дистанцию, у дверей галереи их ждала проверка температуры тела, каждому нужно было носить маску, привычные напитки и закуски гостям не предлагали. Это событие — пример того, каким может стать будущее культурных институций по всему миру, большинство которых на данный момент все еще закрыты. Стало понятно, что искусство и культура выстоят, но наша жизнь бесповоротно изменится.

Сейчас многие китайские музеи и галереи надеются последовать примеру ShanghART, хотя значительная часть людей все еще вынуждена оставаться дома. Работа 213 выдающихся музеев приостановлена, 109 ведущих галерей закрыты, 32 ярмарки искусств отменены или перенесены на другие даты. В одной только Америке 726 тысяч работников музейной сферы находятся под угрозой потери рабочих мест. По данным Американского альянса музеев, институции страны, связанные с искусством, каждый день несут убытки в размере 33 миллионов долларов. Треть галерей Франции, вероятнее всего, вынуждена будет закрыться к концу года.

Есть вероятность, что организации в сфере культуры смогут вновь открыть свои двери после пандемии последними. Важно помнить, что многие из них и в обычные времена нельзя было назвать финансово устойчивыми — они существовали в условиях хронического недостатка финансирования, за счет успешных выставок и, как правило, в рамках ограниченных бюджетов. Могут ли они рассчитывать на светлое будущее? Какую роль для общества они будут играть, когда пандемия закончится?

Музеи переходят в онлайн-пространство

Первый вариант решения проблемы для некоторых институций — диджитал-формат. Теперь мы можем насладиться древнеегипетскими экспонатами Лувра посредством виртуального тура, рассмотреть под любым углом Сикстинскую капеллу Ватикана, изучить 300 тысяч предметов искусства из цифровых архивов галереи Уффици во Флоренции или пройти видеоэкскурсии Государственного Эрмитажа. Платформа Google Arts & Culture предлагает еще множество разнообразных вариантов культурного времяпровождения: парящие шедевры в Художественном музее Сан-Паулу, предметы культурного наследия Кении из коллекции Национального музея Найроби или фотографии, собранные Археологическим управлением Индии.

Метрополитен-музей в Нью-Йорке на данный момент предлагает, возможно, самую многогранную диджитал-программу. На сайте музея представлены не только онлайн-туры и образовательные ресурсы, но есть и стриминг документальных фильмов, еженедельные чтения для детей и дискуссии кураторов. 

«Мы получили огромный отклик, и это не может не тронуть, — говорит исполнительный директор музея Макс Холляйн. — Помимо цифр (вовлеченность пользователей в инстаграме возросла на 95 процентов, а трафик сайта поднялся на 76 процентов) мы также слышим истории о том, как много значит для людей сама возможность соприкоснуться с миром искусства». Кризис, по словам Холляйна, повлияет на то, как Метрополитен-музей будет существовать в дальнейшем: «Видим, что все больше людей пользуются нашими онлайн-предложениями, а многие из них раньше даже не думали о существовании такой возможности. Когда мы снова откроем двери, на связи с нами останется новая аудитория, и с помощью онлайн-платформ мы будем поддерживать с ней контакт. Это именно та возможность, которой мы спешим воспользоваться, будем расширяться и разрабатывать диджитал-предложения на постоянной основе».

Однако переход в цифровую среду — не единственное, что предстоит сектору. «Финансово это очень непростое время для всех нас. Потоки выручки сейчас на паузе», — добавил Холляйн, подразумевая ожидаемый недостаток прибыли в размере 100 миллионов долларов. Но донорский капитал Метрополитен-музея составляет 3,6 миллиарда долларов, что делает его более подготовленным к штормам, нежели институции поменьше, существующие на выручку от продажи билетов, собственных кафе, мероприятий и на поддержку государства. Из-за оттока пожертвований в музейной сфере может возникнуть потребность в консолидации, и даже те институции, которые смогут остаться на плаву, вынуждены будут проводить меньше выставок и концентрироваться на работе с местными клиентами. «В таких городах, как Нью-Йорк, музеи полагаются на туристов, а туризм идет на спад, — подтверждает Холляйн. — За сменой состава посетителей последует смена программы. Фокус перейдет на наши собственные коллекции и менее дорогостоящие привозные выставки».

Мир искусства переводит дыхание

Также миру искусства, привыкшему жить в круговороте биеннале и череде торжественных мероприятий, предстоит смена ритма — меньше путешествий и больше самоанализа. Одной из первых жертв пандемии стала ярмарка Арт-Базель в Гонконге, которую организаторы отменили 6 февраля, а взамен представили ее диджитал-версию с онлайн-залами для просмотра. 235 участников представили более 2000 работ, которые увидели около 250 тысяч человек по всему миру. Почти сразу после запуска сайт мероприятия не справился с потоком и временно перестал работать. Туры под руководством галеристов проходили в Zoom, и продажи удалось поддержать на стабильном уровне. Все это послужило примером для других ярмарок искусства — нью-йоркская Frieze тоже предложила своей аудитории виртуальные залы просмотра.

Есть и те, кому удалось извлечь выгоду из нового порядка вещей — например, состоявшиеся галереи вроде David Zwirner и Gagosian. Открытие просмотровых залов на их сайтах привлекло подписчиков и их внимание. В марте David Zwirner использовали свою онлайн-платформу во благо: они пригласили 12 небольших галерей из Нью-Йорка выставить работы в своих онлайн-залах, тем самым помогая им поддержать продажи. Однако, несмотря на отдельные случаи альтруизма, текущий кризис скорее обострит существующее неравенство в мире искусства, чем устранит его. Байеры чаще будут останавливать выбор не на начинающих художниках, а на известных, потому как такие вложения делать безопаснее. Небольшие художественные сообщества могут попросту исчезнуть. 

Театры осваивают стриминг-формат

Считаться с последствиями коронавируса приходится и театрам. Их двери останутся закрытыми до тех пор, пока правительства не начнут послабление карантинных мер. В одной только Великобритании около 300 театров приостановили работу, а закрытие нью-йоркского Бродвея, по предварительным оценкам, приведет к потерям прибыли от продажи билетов в размере 100 миллионов долларов. Чтобы сохранить поддержку патронов и привлечь пожертвования в институции, которые едва сводят концы с концами, некоторые театры начали транслировать записи своих прошлых постановок бесплатно. Среди них берлинский Schaubühne, лондонские Королевский национальный театр и «Глобус», а Большой театр впервые показывает онлайн свои балет и оперу. Другие собирают скромную плату: например, как Amazon Prime и On Demand Theatre в лондонском Сохо, где можно посмотреть театральную версию «Дряни» Фиби Уоллер-Бридж за четыре фунта. Все собранные средства переходят благотворительным организациям, занимающимся помощью пострадавшим от пандемии: ими могут быть сотрудники сферы здравоохранения или фриланс-работники театров, которые потеряли источник заработка.

Еще одна стратегия — просить клиентов при возврате билетов перечислять их стоимость на счет учреждения в качестве пожертвования. Такую схему использует лондонский театр Donmar Warehouse, по словам его художественного директора Майкла Лонгхерста и исполнительного директора Генри Финча. Они вынуждены были закрыть двери своего театра 16 марта, когда власти Великобритании попросили население избегать физического контакта без крайней необходимости. «За два часа до начала спектакля мы приняли решение отменить представление, — рассказал Лонгхерст. — Демонтировали декорации и заколотили театр. Было пролито много слез». Когда карантин закончится, на восстановление уйдет не один месяц. «Все накопления моментально иссякли, — добавил Финч. — Когда театры снова откроются, будет сложно идти на творческие риски, а значит, жизненно важные проекты придется отменить».     

Дорога в будущее

Donmar Warehouse, как и большинство других институций, продолжит работать удаленно и выполнять свою просветительскую миссию. «Мы предложим публике свои новые работы, а также будем сотрудничать со школами онлайн, — рассказал Финч. — Знаем, что когда все это закончится, люди снова захотят ходить в театры». Именно благодаря такой работе театры, музеи и галереи смогут обеспечить свое выживание. Лишенные возможности получения быстрой прибыли от текущих проектов, культурные институции будут делать ставку на свою связующую роль в жизни сообществ, а также запрашивать средства у правительства.

Все это особенно важно еще и потому, что именно они в течение ближайших месяцев будут документировать и анализировать вызванный коронавирусом кризис, помогать нам осмыслить и пережить то, через что мы прошли. «Все мы сейчас в духовных поисках, — говорит Холляйн. — Наши кураторы думают над тем, какого рода выставки будут актуальны для аудитории в контексте того мира, в который мы вернемся». Уже есть несколько примеров из Китая: Центр современного искусства UCCA в Пекине готовится открыть 21 мая новую выставку Meditations in an Emergency, которая коснется тем смертности, глобализации и предназначения искусства в трудные времена. Тем временем исследователи в Финляндии, Дании, Словении и Швейцарии заняты тем, что делают фотографии, берут интервью и отбирают объекты, которые способны будут рассказать историю пандемии, все еще бушующей перед нашими глазами.

Читайте также