Постер к фильму "Обычная женщина"

Кино

Наталия Мещанинова — о втором сезоне «Обычной женщины», подростках, стендапе и конкуренции с Netflix

«Шутить можно о чем угодно. Правило одно — надо любить тех, о ком ты шутишь»

На видеосервисе Premier стартовал второй сезон «Обычной женщины» — сериала про мать семейства и хозяйку цветочного магазина Марину (Анна Михалкова), ведущую двойную жизнь: у героини вполне процветающий сутенерский бизнес. 

Первый сезон, режиссером которого был Борис Хлебников, начинался с трупа секс-работницы в номере отеля: глубоко беременная Марина с помощницей прячут тело в матрас и на протяжении девяти серий пытаются от него избавиться. Второй сезон для героини начинается родами, откровенным разговором с доселе пребывавшим в неведении мужем (Евгений Гришковец) и нападением наркодилера на их дочку. Тема трупа в матрасе по-прежнему открыта. 

Режиссером «Обычной женщины 2» стала Наталия Мещанинова. Уроженка Краснодара и ученица Марины Разбежкиной, она дебютировала в игровом кино как сорежиссер сериала «Школа», прогремела на «Кинотавре» с драмой «Комбинат «Надежда» про девушку, которая пытается уехать из Норильска, затем там же, в Сочи, выиграла Гран-при за фильм «Сердце мира» про притравочную станцию в русской глуши, написала сценарии к «Аритмии» и «Шторму» Бориса Хлебникова и считается одним из самых востребованных авторов в отечественном кино.

Наталия Мещанинова поговорила с Vogue о сильных женщинах, спецэффектах, сексе и новых проектах.

Наталия Мещанинова

Второй сезон «Обычной женщины» начинается с того, что муж главной героини пытается взять ситуацию в свои руки, да и роль парня их дочки становится явно шире. В мире, где до этого все решения принимали женщины, наметились герои-мужчины…

Мне захотелось добавить нормального мужчину, который решает проблемы и не бежит от ответственности. Нужен был хоть кто-то вызывающий уважение. Правда, в первых сериях мы его еще не видим.

Такой разрыв шаблона. Приходит женщина-режиссер и говорит: дайте нормального мужика в сериал про женщину, которая все тащит на себе.

Да, чтобы не всех мужчин в этой истории обречь на неудачи. 

Во втором сезоне героиня перестает обманываться, выбирает себя и свою жизнь, и это очень круто

Про что тогда будет история?

Про героиню Анны Михалковой. Этот мужчина появляется не в ее линии, поэтому он не мешает всем тем смыслам, которые заложены в сериале. Главная героиня делает из ряда вон выходящие вещи, чтобы спасти свою семью, потому что, кроме нее, никто на это не способен. Забавно, что к ней подключаются еще две девушки, совсем отчаянные, оголтелые и способные на все, и у них появляется такое криминальное трио. 

Во втором сезоне героиня перестает обманываться, выбирает себя и свою жизнь, и это очень круто. Что, впрочем, не исключает третьего сезона.  

Кадр из сериала «Обычная женщина 2»

Какие задачи вы себе ставили, снимая «Обычную женщину 2»?  

Во-первых, не разрушить то, что было создано в первом сезоне, поймать ту же самую, ироничную интонацию. Слава богу, мы с Борисом Хлебниковым сходимся в представлениях о том, что хорошо, что плохо, в том числе и в актерской игре, и это помогло мне не сбиться. А вторая задача была очень сложной. В этом сезоне было много погонь, драк, взрывов машин — я такое никогда раньше не снимала, надо было через это пройти. У нас есть сцена, где машину сталкивают в озеро экскаваторным ковшом. Аня научилась управлять экскаватором за 15 минут. Но смотреть было страшно: огромная махина, перепутает Аня кнопки, опустит ковш немножко не туда... В следующем кадре договорились, что водитель экскаватора (уже не Аня) по отмашке режиссера с силой опустит ковш на крышу автомобиля. А он так переволновался, что сделал это раньше, когда одна из камер еще не работала. Как вы понимаете, других машин у нас не было. Я думала, это полный провал. Но каким-то чудом была запущена камера в кабине, и еще одна камера запустилась — в общем, сняли. Но так бывает: люди волнуются и совершают ошибки. Еще было страшно на съемке гонок, когда пьяный герой вырубается прямо за рулем. Я очень верю каскадерам. Но у меня сердце сжималось, когда машина за пять сантиметров увиливала от столкновения. 

Съемки сериала «Обычная женщина 2»

© Vasiliy Bobylev

Почти Голливуд. 

Нет, конечно. Там другой размах и организация. У нас очень многое делается на авось, и меня это пугает. Когда снимаешь гонки на не очень подготовленной и по сути не перекрытой трассе, это опасно. Да, ночью вроде никого нет, но все равно проезжают люди, а рядом носятся и практически сталкиваются друг с другом машины.  

Муж главной героини — врач. Пандемия как-то повлияла на сюжет?

Мы снимали год назад, когда еще ничего не началось. Но даже если бы мы снимали недавно, не уверена, что стали бы менять сюжет под нынешние реалии — не разрушило бы это мир сериала? И вообще, сейчас я разрабатываю параллельно несколько проектов, и во мне не возникает импульсов ввести туда героев в масках, может, мы еще не осмыслили это время просто. 

Кадр из сериала «Обычная женщина 2»

Что вас сейчас интересует?

Почему-то так сложилось, что я три проекта подряд делаю про подростков. Когда ты начинаешь с ними общаться, понимаешь, что это другой мир, мало кому известный. И когда тебя туда пускают — это такой кайф. Сейчас снимаю сериал «Быть комиком» про 15-летнего мальчика, которого дома никто всерьез не воспринимает и который попадает в мир стендапа. Мы ни в чем себе не отказываем ни в плане лексики, ни в плане тем, так что думаю, это будет история исключительно для интернета.

Шутить можно про все? Запретных тем не существует?

Шутить можно про все. Вопрос в том, как звучит шутка. У стендап-комиков есть такое правило: если ты шутишь про любого человека, Путина, патриарха, Бога — ты должен их любить. Любить героев, которых обшучиваешь. Это очень классно. И понятно, что если этого не происходит, шутка выглядит просто как злоба. А если есть эта дистанция и любовь, то все становится смешным. 

Кадр из сериала «Обычная женщина 2»

Чем современные подростки отличаются от нас с вами в их возрасте или от героев «Школы»?  

У них мир гораздо более безопасный и открытый, чем был для прошлых поколений. Сегодня, даже живя в небольшом городе, ты способен благодаря интернету сам сформировать себе среду, круг общения. Я, вы, герои «Школы» вынуждены находиться среди людей, которых не выбирали. Школа почти как тюрьма, ты не выбираешь одноклассников. В большом городе ты еще мог примкнуть к эмо или готам, а в маленьком, куда ни пойдешь, одни и те же лица. Ты имеешь дело с тем, что тебе предложила судьба. А ее предложения бывают не самыми приятными. Сегодняшние подростки, мне кажется, не такие закаленные, как мы. Они гораздо более ранимые, но умные, у них очень быстрый мозг и способность к анализу выше, чем была у нас. 

Проблемы в целом те же самые: всех по-прежнему интересуют отношения с родителями, школа, девочки, мальчики. Хотя секс их интересует гораздо меньше, чем наше поколение, он перестал быть ценностью. Если мы все как можно скорее хотели потерять девственность, то эти очень спокойно к этому относятся. У нас было: 14 лет — надо срочно что-то предпринимать. А они живут без секса до 17–19 и не парятся. То же самое с алкоголем и сигаретами. Теперь есть другие пути для выхода этой энергии, для самореализации и завоевания статуса. Секс же был среди прочего способом завоевать уважение: «Оксана мне дала». Теперь есть тикток, где каждый получает свою трибуну и сцену, может предъявить себя миру и заработать лайки. Это отличный способ справиться с тем, что бушует у тебя внутри. 

Кадр из сериала «Обычная женщина 2»

У вас еще с Хлебниковым фильм «Три минуты молчания» про моряков в планах стоит. Вы рассказывали в интервью, как ваша соавтор Зака Абдрахманова отправилась в рыболовецкий рейс в Баренцевом море собирать материал и пережила кучу приключений. Вам самой не хотелось в такую экспедицию отправиться?

Мы, конечно, ездили в Мурманск, со всеми разговаривали, облазили корабль, но два лишних человека на судне — это минус два человека в команде, мы же не умеем рыбу ловить. Поэтому двоих взять было невозможно, а взять кого-то одного из нас с Хлебниковым, а второго оставить на суше, было бы суперстранно. Поэтому отправилась Зака, и благодаря тому материалу, который она привезла, я могу рассказать, где находится каждый винтик, кто как тащит какую рыбу, как надо потрошить треску. Вообще история про двух новичков, которые попадают в команду, похожую на сброд пиратов, и один быстро приспосабливается, а другой все делает не так и вызывает все больше раздражения. Было ужасно интересно писать, думать, рассуждать про этот мужской мир, где ты вынужден находиться в очень тесном пространстве с пятнадцатью мужиками, и никуда тебе оттуда не деться. Хотя на том корабле, на котором была Зака, все было совсем не так, там устоявшаяся команда, и все очень миролюбиво.   

Для других проектов вы отправлялись в какие-то экстремальные путешествиях?

Когда снимала документальное кино — да. У меня был фильм «Благие намерения», где мне пришлось жить в доме героя. И даже когда он уезжал в город, я все равно оставалась, чтобы жители этой деревни перестали воспринимать меня как инородное тело. И было несколько очень стремных моментов. Однажды ко мне попытались залезть два мужика — видимо, поняли, что у меня с собой камеры, аппаратура, деньги и что меня никто не защищает. А там даже телефон не ловит, и живет всего 70 человек в этой деревне, большая часть из которых пьет. Так я выходила из дома с топором и орала, что отрублю им руки, если они будут лезть в окно. Документальное кино часто погружает тебя в экстремальные миры, а игровое меня, видимо, расслабило. 

Когда снимали «Сердце мира», ездили в глушь, к охотникам, да. Но вообще, когда я пишу, я предпочитаю, чтобы был отдельный человек, который будет добывать материал. По разным причинам. Например, если я на несколько месяцев куда-то уеду, встанут другие проекты, и я подведу людей. Когда мы писали «Аритмию», я на протяжении полугода очень много встречалась с разными врачами, а еще была девушка, которая ходила к ним на вечеринки и снимала то, чем они занимаются, о чем разговаривают. Ты же не можешь себе представить, о чем говорят врачи, когда собрались вместе и пьют. 

Когда мы писали про стендап-комиков, было понятно, что я в том возрасте и того пола, что они меня близко не подпустят: «Ну че, какая-то баба пришла». Поэтому мы попросили парня, который хорошо снимает, близок героям по возрасту и обладает чувством юмора, чтобы он погрузился в этот мир. Ему удалось стать там своим и добыть для нас прекрасный документальный материал, на основании которого мы и создавали весь этот клубный мир. 

Обычная женщина — как раз та, что на себя очень много берет. А та, что ждет, пока придет мужчина и все решит, — необычная  

То есть вы теперь не разведчик, а глава спецслужбы?

Как говорят в «Обычной женщине», преступность становится организованной. 

Вы, кстати, «обычная женщина»?

Я, конечно, не настолько безбашенная, как наша героиня, но в целом я очень стрессоустойчива, меня не выбивает из колеи, я могу принимать решения в сложных ситуациях и многое разруливать. А в режиссуре по-другому никак. Вообще женский мир стал очень сильным. Поэтому обычная женщина — как раз та, что на себя очень много берет. А та, которая ждет, пока придет мужчина и все решит, — необычная.  

Собственно, сериал про это. Единственное, в первом сезоне было про soft power, а теперь, похоже, дошло до грубой силы. 

Героиня, конечно, набирает ярости. 

Съемки сериала «Обычная женщина 2»

© Vasiliy Bobylev

Вы говорили в интервью, как в Краснодаре выходили замуж. Все как положено: квартира, машина в подарок на свадьбу. А потом сбежали снимать кино. Героине «Комбината «Надежда», мечтающей уехать, родители вдруг дарят квартиру в Норильске. Это автобиографичная история, выходит? 

В каком-то смысле, конечно. Мне было очень тяжело уехать из Краснодара, как и героине из Норильска. И некоторый эмоциональный опыт я перенесла в этот фильм. В том плане, что иногда, чтобы начать настоящую жизнь, тебе приходится танком пройтись по чужим чувствам. Перестать быть заложником чужих ожиданий. Мне говорили, что я не могу уехать, потому что я должна думать о муже, маме, о своем начальнике. Героиню «Комбината» родители корят и стращают, что она будет никому не нужна. При этом было бы странно, если бы фильм был про то, что человек не может уехать из Краснодара. Во-первых, это город, в котором классно жить, во-вторых, нет никакой физической проблемы в том, чтобы уехать. Поэтому я писала про Норильск, который действительно существует как остров. Туда нет дороги, только самолет. И сам он такой суровый, что работал как самостоятельный герой. 

Съемки сериала «Обычная женщина 2»

© Vasiliy Bobylev

Вы написали книгу «Рассказы» о своей жизни в Краснодаре и, в частности, об опыте домашнего насилия. Искусство обладает терапевтическим эффектом?

Им обладает разговор, даже если это внутренний монолог. Мы же знаем: когда что-то рассказываешь, оно становится не таким пугающим и суперважным, перестает занимать особое место в твоей жизни, душе, голове. Конечно, книжка — это терапия, и в каждом кино, которое я пишу, даже если оно про подростков, есть что-то про меня, что-то, что было и является проблемой или болью. И это крутая возможность. Мне всегда казалось, что для того, чтобы заниматься искусством, надо быть сумасшедшим, что-то такое в тебе все время должно клокотать, что нужно накрутить себя, чтобы все получилось. А на деле оказывается, что работа меня успокаивает. И если спросить, здоровый ли я психически человек, скажу, что абсолютно. 

Если будешь первым, кто придет к продюсеру с таким сценарием, тебе скажут: «Ты не в себе?». А теперь ты можешь объяснить: «Посмотрите, это работает»

Пандемия стала звездным часом сериального жанра, все сидят дома да смотрят многосерийные истории. Вы чувствуете конкуренцию?  

Для меня кино никогда не было и не будет историей соревновательной. Наоборот, я искренне радуюсь, когда хороших проектов становится много. Сейчас в русских сериалах очень классная тенденция — мода на авторские высказывания. Все больше продюсеров интересуют неформатные истории, новый язык, личность режиссера, почерк, что-то такое особенное. «Эпидемия», «Чики» — тому пример. Но снимать что-то неформатное, когда кругом «папины дочки», тяжело. А когда вокруг много всего и разного, тебе проще объяснить продюсерам, почему и твой проект стоит внимания.

Съемки сериала «Обычная женщина 2»

© Vasiliy Bobylev

Вы сейчас про русское кино. Но вы-то конкурируете за время и внимание зрителя еще и с титанами, вроде Netflix и HBО. Весь мировой контент теперь от нас в одном клике. 

Это прекрасно и рождает мотивацию. Ты смотришь и думаешь: «А что, так можно было?». Можно было сделать такую картинку, как в «Эйфории»? Можно снять серию, где герои 50 минут ловят муху, как это сделали авторы «Во все тяжкие». Если будешь первым, кто придет к продюсеру с таким сценарием, тебе скажут: «Ты не в себе?». А теперь ты можешь объяснить: «Посмотрите, это работает». И у тебя самого появляются крылья.