© На Дишон Юлдаш: ­олимпийка и юбка 1000Morceaux; джинсы Uniqlo; платок Alena Akhmadullina; кеды «Два мяча». Vogue Россия, январь 2020. Фото: Виталий Мельников. Стиль: Ольга Дунина

Искусство

Почему керамика стала такой модной и за какими художницами стоит следить

Молодые российские авторы рассказали, что они нашли в грубой глине

Мир помешался на обожженной глине. В 2016 году премию Max Mara Art Prize получила художница Эмма Харт, работающая с керамикой. В 2018-м аукционные дома Phillips и Christie’s провели аукционы, посвященные исключительно керамике. Acne Studios сделали коллекцию с принтами керамических кувшинов Гранта Леви-Люсеро.

Менеджер выставочного отдела музея современного искусства «Гараж» Екатерина Савченко считает это зако­номерным: «Во все более виртуальном и нестабильном мире некоторые художники берутся за глину — как за нечто материальное, вполне осязаемое. Хотя это явление не назовешь новым — с глиной экспериментировали и прежде: вспомните хотя бы майолику Михаи­ла Врубеля, керамические панно Жоана Миро, ­сосуды Пабло Пикассо, абстракции Лучо Фонтаны. Зато с уверенностью можно отметить: процесс перехода керамики из мира декоративно-­прикладного искусства на территорию современного арта состоялся окончательно».

На Марии Колосовской: платье Dior; кольца — собственность героини

Мария Колосовская

Бывшая модель запустила руки в глину под влиянием художницы Люси Ри, которая вывела гончарное мастерство на новый уровень. А теперь и сама задает тренды: «Шесть лет назад, когда я только начинала, керамика была не так популярна в России, ею занимались в основном мастера в возрасте. Сегодня многие мои друзья говорят, что, глядя на меня, тоже стали работать с глиной». О первой выставке Марии Колосовской в галерее Fabula, проекте из 108 ваз и мастерской KOKOpottery читайте здесь.

Екатерина Ермишина

Еще на втором курсе Пензенского университета архитектуры и строительства Катя, хотя друзья зовут ее Мона, поняла, что не хочет оставаться в родном городе. Переезда в Москву показалось мало, и скоро она стала работать моделью в Нью-Йорке и Токио. Однако и склонность к мегаполисам сменилась жаждой уединения: «Предоставленный сам себе, ты не испытываешь обычного для города стресса». Сейчас она живет в Подмосковье, занимается керамикой, делает плитку ручной работы.

Недавним вдохновением для Моны стали абашевские игрушки — русский художественный промысел родом из Спасского уезда (недалеко от родной Пензы). Художница работает в технике ручной лепки: «Я не пользуюсь гончарным кругом не потому, что он мне не нравится. Просто на нем имеет смысл делать идеально ровные предметы, а я люблю шероховатости и неровности».

На Екатерине: платье Cos; кулон «Ястреб», авторская работа героини

Дарья Неретина

С 2016-го работы Даши продаются на аукционах Phillips в Лондоне и Мос­кве, а свою первую инсталляцию с фарфоровыми элементами она представила еще в 2012 году. «Я постоянно занималась в художественной студии при ДК ЗИЛ, бабушка водила на занятия меня с моей лучшей подругой Мариной, и мы до сих пор вспоминаем белковые трубочки из кондитерской на углу», — ностальгирует Даша, которая уже отучилась в Строгановке, в Институте современного искусства им. Бакштейна и в «Свободных мас­терских» при ММОМА. После обучения она решила, что хочет заниматься современным, а не декоративно-­прикладным искусством, справедливо рассудив, что в России растет интерес к арту.

Достигнув цели, она возвращается в «Свободные мастерские» — уже в качестве преподавателя: в феврале будет читать в ММОМА курс «Самопродвижение художника». Там же весной состоялась ее персональная выставка, где Неретина представила тотальную инсталляцию с керамикой, графикой и реди-мейдом. Ко всеобщему (и даже собственному) удивлению, для работы в керамике она выбрала фарфор — самый капризный и трудноокрашиваемый материал.

На Дарье: платье Ruban

«В поездках я всегда хожу в Ботанические сады, на старые кладбища и блошиные рынки — коллекционирую воспоминания. Еще люблю готовить, это очень похоже на работу художника — свобода мышления плюс технические навыки». Дарья Неретина

Асия Бареева

Коренная москвичка Асия с детства хотела стать дизайнером одежды: «Я рисовала журналы мод и «выпускала» их каждую неделю. Любила делать что-то руками, мне никогда не было скучно с собой». Во время учебы на дизайнера в Университете имени Косыгина она начала работать стилистом, а на последнем курсе уже создала свою коллекцию с восточными мотивами — кимоно, расшитые ткани, лоскутная техника. Каждая вещь — в единственном экземпляре.

Работа с керамикой началась с заказа пан­но для подруги, которая открывала кафе. Вместе с Машей Колосовской Асия сделала сначала панно, а потом и посуду для того же кафе. Недавно Бареева переехала в Дагестан. Здесь она изучает традиционные ремесла — балхарскую керамику из красной глины, кайтагскую вышивку из хлопка и шелка и ковроплетение. «В какой-то момент я хочу все, что мне нравится, воплотить в одном объекте, возможно, в мебели. Совместить дерево, керамику, камни».

На Асии: платье Prada; ­балаклава, кольцо — все собственность героини

Дишон Юлдаш

Основанный Дишон в 2014 году ­проект ISSMAG с самого начала стал местом притяжения модной тусовки, о нем писали i-D, Dazed и Calvert. Три года назад он переехал с Большой Дмитровки на Каретный Ряд и из мультифункционального пространства с кафе, презентациями и выставками превратился в галерею современного искусства. Дишон работает с новым поколением художников: Даша Кузнецова, Илья Смирнов, Виталий Беспалов, к которому уже два года, работая со скульптурой и керамикой в частности, может смело причислить и себя. «Я чужда фигуративному, образному. Мои работы абстрактны, но эта абстрактность не механистичная». Этим летом ее работы выставлялись в саду пространства «Рихтер», и керамические фигуры, свисая с кустов, вдруг превратились в каких-то существ, которые вместе со зрителями весело и непринужденно проводили время. У себя в галерее, кстати, она не выставляется. Во всяком случае соло. «Есть много другого, что важно показать. В ISSMAG многие выставки делают приглашенные кураторы, и, если они включат меня в групповое шоу, это будет успех».

Алена Мухина

Алена никогда не считала керамику хобби — сначала та была обязательной частью художественного образования (Мухина окончила три художественные школы в родном Ижевске, а в восемнадцать переехала в Москву и выучилась на архитектора в МАрхИ). Свою первую работу она сразу делала по заказу интерьерных дизайнеров. С тех пор Алена работает почти всегда на заказ, а все, что успевает сделать в свободное время, — продается очень быстро, особенно вазы.

«Керамика — как йога. Глина показывает все особенности характера и очень аккуратно дает понять, кому и что надо бы потренировать. Это потрясающе, очень затягивает». Алена Мухина

Свою технику она называет naked clay — художница очень трепетно относится к глине, поэтому даже не покрывает ее глазурью. Мате­риалы она часто привозит из поездок: «Я покупаю разные типы глины со всего мира. Для меня это так же интересно, как для ценителей вина интересны винодельческие регионы. Собираю свою палитру текстур и цветов».

На Алене: ­платье Tatyana Parfionova; браслет — собственность героини

Фото: Виталий Мельников

Стиль: Ольга Дунина

Прическа: Юлия Точилова

Макияж: Юлия Рада/Authentika_Club

Маникюр: Елена Червякова

Ассистент фотографа: Денис Измирлиев/Bold

Продюсер: Магда Купреишвили

Ассистенты продюсера: Эвелина Андакулова, Диана Пашутина

Редакция журнала выражает благодарность галерее Fabula

Читайте также

Дизайн

Кто такие Idda, чьи платки и керамика — воплощение любви к Сицилии

Искусство

Художница Айдан Салахова о своем искусстве, карантине и любви после него