© Шира Хаас. Фото: Sherban Lupu

Lifestyle

Шира Хаас об успехе сериала «Неортодоксальная»: «Редко встретишь такую сильную главную героиню»

Звезда нового революционного мини-сериала рассказала Vogue о внезапной славе, жизни в самоизоляции и о том, как побрилась налысо в самый первый день съемок

Не на многих слава обрушивается так внезапно, как на израильскую актрису Ширу Хаас. А все благодаря роли Эстер (Эсти) Шапиро в новом сериале Netflix «Неортодоксальная». Сюжет частично основан на мемуарах Деборы Фельдман Unorthodox: The Scandalous Rejection of My Hasidic Roots, опубликованных в 2012 году. В четырех эпизодах сериала рассказывается о том, как девушка по имени Эсти бежит из бруклинской общины ультраортодоксальных евреев в Берлин к своей отрешенной матери, с которой у нее давно сложились напряженные отношения.

Герои говорят на гремучей смеси идиша, английского и немецкого. Эсти приспосабливается к светской жизни в Берлине, находит друзей в консерватории, где занимается игрой на фортепиано и пением — тем, что дома в Нью-Йорке было под запретом. Но вновь обретенная свобода вскоре оказывается под угрозой, так как в немецкую столицу приезжают полные решимости разыскать девушку ее муж Янки Шапиро (Амит Рахав) и двоюродный брат Мойша Лефкович (Джефф Вильбуш).

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

К 24 годам Хаас может похвастаться завидным резюме — за ее плечами съемки в режиссерском дебюте Натали Портман «Повесть о любви и тьме» (2015), работа с Джессикой Честейн в фильме «Жена смотрителя зоопарка» (2017), премия «Офир» — израильский аналог «Оскара» — за роль второго плана в «Благородном дикаре» (2018). А теперь еще и «Неортодоксальная», быстро ставшая хитом мирового масштаба. Пока шумиха вокруг сериала только нарастает, мы решили позвонить Хаас домой в Тель-Авив — расспросить об успехе и о том, почему история Эсти так тронула всех.

«Неортодоксальная» — уникальный проект. Каким было первое впечатление от сценария?

«Сначала я получила тексты всего нескольких сцен будущего сериала под рабочим названием The Orchestra. Никто не сказал мне, что это история реального человека, что в основе — бестселлер, не сказали даже, что снимаем для Netfliх. Все держали в тайне. Помню, как читала и думала: «Да это же потрясающе». Героиня меня очень к себе расположила. И только спустя несколько этапов обсуждения, когда продюсеры и режиссер приехали ко мне в Израиль знакомиться, я поняла, что это не просто великолепная история, но и грандиозный проект».

Что вас сильнее всего заинтересовало в Эсти?

«В ней столько злободневных противоречий. Эсти волевая, упрямая, знает, чего хочет, но вместе с тем она очень наивна, пытается угодить людям вокруг, соответствовать. Попробовать все это воплотить — сложная, но очень интересная задача для актрисы. Редко встретишь настолько сильную главную героиню».

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

Вы брали уроки идиша, фортепиано и вокала. Сколько заняла подготовка к роли?

«Мы все целиком и полностью отдались проекту. Съемки проходили в Берлине, куда я приехала где-то за два месяца до старта съемок. Начала учить идиш — я этого языка раньше не знала, признаться, он сильно отличается от иврита, на котором я говорю. Времени уходило много. Еще брала уроки фортепиано, пения, к тому же мы изучали и многократно прогоняли традиционные обряды, которые вы видите в сериале. Одну только сцену свадьбы репетировали два дня. Все должно было пройти идеально, так что каждому необходимо было хорошо понимать, что он делает. Много беседовали с нашим консультантом по вопросам религии».

В сцене, где Эсти выходит замуж за Янки, столько интересных деталей, ярких эмоций. Трудно ли было ее снимать?

«Так вышло, что в комнате, где я надевала в свадебное платье, не было зеркала. Не видев себя, я отправилась прямиком на площадку. Костюмеры просто помогли мне привести все в порядок. Помню, как зашла и подумала: «Боже, все на меня смотрят». Стою в этом громоздком платье, на лице тонна макияжа, и даже понятия не имею, как выгляжу. Создатели сериала очень хорошо подготовились к съемкам этой сцены, то же самое можно сказать и об эпизоде с иудейской Пасхой. Даже в небольших фрагментах важна каждая деталь — от молитвы, произносимой перед трапезой, до запрета сидеть, скрестив ноги, ведь ортодоксальные евреи так не делают. Возможно, старания оценит всего один процент зрителей, но для нас это было чрезвычайно важно. Мы снимали с уважением и любовью к традициям, и я очень многому научилась».

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

В сериале показана жизнь в строгой религиозной консервативной общине сатмарских хасидов. Что из того, что вы о них узнали, вас удивило?

«Колоссальное количество вещей! Каждая иудейская община уникальна, обобщать нельзя ни в коем случае. Конкретно в этом сообществе столько обычаев, о которых я и не подозревала, скажем, традиция брить голову после свадьбы. Я слышала о ней когда-то давным-давно, но не думала, что это до сих пор происходит».

Каково было побриться для роли?

«Это была финальная сцена первого съемочного дня. Когда мне сообщили, что бриться придется в самом начале, я была просто шокирована. Но все прошло замечательно, это очень помогло мне вжиться в роль. Очевидно, что голова у тебя одна — побрить ее можно только раз, а значит, и дубль всего один. Нужно было все сделать правильно. Очень волновалась, но была готова — без этого историю рассказать бы не удалось».

Когда Эсти переезжает из Бруклина в Берлин, ее гардероб трансформируется. На смену длинным юбкам приходят джинсы и топы с коротким рукавом. Вы с художником по костюмам Джастин Сеймур как-то советовались?

«Да, Джастин мне написала еще на начальном этапе, и мы занялись обсуждением гардероба Эсти. В этой истории о свободе и переменах одежда имеет огромное значение. Мы хотели добавить в наряды героини цвета. Даже в те, что она носит, будучи еще в хасидской общине, так как Эсти не такая, как остальные персонажи, а значит, должна выделяться. Потом была сцена в Берлине, как она впервые примеряет джинсы. Сперва мы подумали: «Ну, конечно, она надевает джинсы и уходит из магазина прямо в них». Но потом решили: «Нет, Эсти примеряет джинсы, но вдруг понимает, что для нее это слишком, и уходит в длинной юбке». И только в следующем эпизоде она набирается смелости выйти в этих джинсах в люди. Мы все время говорили об Эсти нью-йоркской и Эсти берлинской, но это на самом деле это один персонаж. Нашей задачей было объединить две ипостаси одной девушки и показать, какой эмоциональный путь она преодолела».

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

Что вы почувствовали, когда увидели, скольких людей по всему миру тронула история Эсти?

«Я не ожидала подобного отклика. Это же история очень специфической общины, а тут люди из разных уголков планеты начинают признаваться, что видят в Эсти себя, что она вызывает у них слезы, напоминает об их собственных жизненных травмах. Не важно — иудей ты, мусульманин, христианин, атеист или кто бы то ни было еще. Люди есть люди, вот о чем наш сериал».

«Неортодоксальная» вышла на Netflix как раз тогда, когда большая часть планеты оказалась в строгой изоляции. Какие у вас по этому поводу чувства? 

«Все сейчас совсем не так, как было. Я, например, сижу на карантине дома в Тель-Авиве. Недавно вот отпраздновала Песах (иудейскую Пасху) в Zoom. Но чувствую всеобщую любовь — к Эсти и вообще к сериалу, это видно по социальным сетям. Конечно, мне бы хотелось, чтобы шоу вышло при других обстоятельствах. Зато в нынешней ситуации очень многим людям оно помогло ненадолго сбежать от реальности. И я этому благодарна». 

Сериал «Неортодоксальная» уже можно посмотреть на Netflix.

Читайте также

Сериалы

«Я могу уничтожить тебя»: зачем смотреть новый сериал Михаэлы Коэл 

Lifestyle

Гороскоп Vogue: июнь 2020