© Неизвестный автор. Татуированный житель Маркизских островов, Океания, XIX век. Холст, масло. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж

Афиша

«Тату» в Пушкинском: что о выставке говорят кураторы и как она устроена

Знаменитая парижская экспозиция доехала до Москвы — с важными изменениями

3 марта в Пушкинском музее открывается выставка «Тату», организованная в сотрудничестве с парижским Музеем на набережной Бранли имени Жака Ширака, показанная во Франции, Канаде, США и Тайване и в каждой стране адаптированная к местным реалиям. Это проект про татуировку во всем многообразии: о значениях и формах, трансформациях в ходе истории, региональных особенностях и влиянии на современную культуру. На втором этаже Галереи искусства стран Европы и Америки XIX–XX веков, где до того работала выставка «Дагеротип, автохром, поляроид. 1/1», теперь можно увидеть архивные документы и объекты, работы современных художников, древние артефакты — в единой структуре и в близком соседстве. 

Вместе с французскими кураторами Анн Ришар и Жюльеном Дэфлиском — знатоками истории татуировки и основателями журнала HEY! Modern Art & Pop Culture — над российской версией «Тату» работали два куратора со стороны Пушкинского музея — Варвара Шкерменёва и Александра Савенкова. «Идея появилась, когда наш директор [Марина Лошак. — Прим. Vogue] увидела выставку 2014 года в парижском Музее Бранли, ей очень понравилось, — рассказала Vogue Варвара Шкерменёва незадолго до открытия. — Это и стало точкой отсчета». Позже проект дополнили предметами из российских коллекций, музейных и частных, а также работами современных художников. Желая представить тату и искусство как «сообщающиеся сосуды» — тату-художники неизбежно черпают идеи из арт-мира и наоборот, — Варвара и Александра включили в экспозицию работы Вима Дельвуа и Фабио Виале, «самые яркие» тому образцы. Виале, наносящий русские криминальные татуировки на изваяния из белоснежного каррарского мрамора, к тому же максимально близок к музейному контексту. 

Увидеть серию из 12 работ Дельвуа и скульптуры Виале можно в финальном зале выставки. Его, как и открывающий «Тату» экспонат — египетскую ложечку в виде плывущей девушки с цветком лотоса, — Варвара и Александра, разделяясь во мнениях, называют особой гордостью проекта.

Ложечка в виде плывущей девушки с цветком лотоса. Египет. XIV век до н. э. Слоновая кость, эбеновое дерево, краска. ГМИИ им. А. С. Пушкина

Вышеупомянутая ложечка, добавленная в «Тату» из коллекции ГМИИ, — самый древний экспонат среди всех, датируемый XIV веком до н. э. Узоры на поясе девушки, по словам кураторов, ученые сопоставляют с рисунками татуировок. С этого объекта начинается маршрут по тату-культуре, который протянется от Аляски до Чукотки через Японию, Океанию, Европу, Россию и Америку, и кратко расскажет обо всех.

Маска коруру, или парата, XIX век, Новая Зеландия. Резьба и гравировка по дереву; белый пигмент; ракушка пауа (Haliotis iris). Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж

© Thierry Ollivier, Michel Urtado

Татуировки как клеймо или знаки, составляющие «калейдоскоп идентичности», свидетельство обряда инициации или принадлежности к маргинальным кругам, традиционный символ, связывавшийся с «женским плодородием», или часть художественного измерения, которой чуждо деление на «высокое» и массовое, — этот спектр значений в Пушкинском показывают на примерах из прошлого и настоящего. Редкие исторические артефакты и снимки, предметы тату-антиквариата и эскизы здесь соседствуют с работами Филипа Лю, Хенка Шиффмахера, Джека Рудиа, Гая Атчисона, Алекса Бинни и еще пятерки современных тату-художников. Каждая выполнена специально для выставки, на объемных силиконовых моделях ног, рук или туловища.

Тоёхара Кунитика. Часть триптиха с актерами в пьесе «Нацумацури» («Летний фестиваль»), 1877. Цветная ксилография. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж

Модель руки с расплывчатым рисунком авторства Джека Руди, например, на выставке представляют как образец стиля black and grey — довольно популярного и появившегося из маргинального слоя. В соседстве с этим экспонатом будут и красочные чемоданы из коллекции Хенка Шиффмахера — не только важного татуировщика, но также обладателя самой большой коллекции антиквариата по теме, — и ширма, служившая «каталогом», и снимки челябинского фотографа Сергея Васильева, изображавшего носителей криминальных татуировок. В восьмидесятых и девяностых Васильев много путешествовал по России в поисках интересных образцов. Рядом с одним из таких, «Полны любви» (именно такая надпись набита под глазами портретируемого), ищите айпад с расшифровками — здесь объясняют многое из той символики, что встречается на теле заключенных. Это лишь малая часть знания: Варвара Шкерменёва напоминает о трехтомной энциклопедии криминальной татуировки, изданной на Западе, и в том же объеме можно рассказывать едва ли не о каждом подразделе выставки.

Неизвестный автор. Ширма (каталог татуировщика). Северная Африка и Ближний Восток, XIX век. Дерево, стекло, краска. Музей на набережной Бранли имени Жака Ширака, Париж

© Claude Germain

Экспозиция «Тату» открыта с 3 марта до 31 мая, далее в планах Пушкинского музея значится долгожданная выставка Билла Виолы (с 16 июля), показ современной графики из коллекции семьи Герлен (с 27 октября) и многое другое.

Изабель Муньос. Портрет члена банды мара. Из серии «Марас». 2006. Собрание автора, Мадрид

© Isabel Muñoz, 2020

Читайте также