Image may contain: Human, Person, Face, and Finger

© Тарана Берк. Фото: Dougal Macarthur

Lifestyle

Vogue Hope: «Мечтаю, чтобы люди поняли, что все это ради исцеления и перемен», — основательница движения Me Too Тарана Берк о будущем активизма

В рамках Vogue Hope Берк вспоминает истории борцов за гражданские права, чьи примеры вдохновили ее взяться за дело и положить конец сексуальному насилию раз и навсегда

Деятельность Me Too во многом мотивирована надеждой. Если бы я не верила, что сексуальному насилию можно положить конец, что ценность жизни темнокожего человека может возрасти, если бы думала, что маргинальным сообществам справедливости не видать, то и работать было бы не над чем. Нам совершенно необходима, как говорит экс-президент Барак Обама, дерзость надежды, чтобы заниматься тем, чем мы занимаемся. Что ж, в желании побороть превосходство белой расы, патриархат и гнет всех мастей дерзости немало. Все вышеперечисленное кажется таким непреодолимым, всепоглощающим и вездесущим, и лишь проблески той самой надежды и дают понять, что все не так безнадежно.

Активизм работает, движение Black Lives Matter это доказало

С тех пор, как Me Too стало чем-то действительно заметным, прошло три года. Все это время меня не перестает поражать то, как мало людям известно о правозащитных движениях и как охотно мы цепляем ярлык «движение» ко всему подряд. Что бы то ни было сейчас популярно — тут же нарекают этим термином. А потом, не получая быстрых результатов, люди разочаровываются. Black Lives Matter наглядно продемонстрировало нам, как именно все должно работать. Оно появилось в 2013 году, несколько организаций объединились в движение за жизни темнокожих. Активисты взялись за просвещение нового поколения и за развитие идей и опыта своих предшественников. 

Сейчас, когда нагрянули эти политические волнения, вновь заставившие людей выйти на улицы, я увидела, как грамотно и методично разворачивается движение. То были не просто сборища людей с транспарантами и лозунгами: народ по всей стране ждал этого момента и был к нему готов, потому что активисты вели последовательную работу на протяжении четырех или пяти последних лет. На мой взгляд, это некая квинтэссенция всех былых движений. Вот почему меня так воодушевляют достижения Movement for Black Lives. До этой истории — когда городской совет Миннеаполиса лишил субсидирования полицейское управление — люди просто не видели смысла участвовать в местных выборах, а тут среди членов совета оказались активисты, и подобные решения стали реальностью.

Надеюсь, и Me Too однажды выпадет такая возможность. Люди даже не представляют, какие дела творятся у нас за кулисами: партнерства, переговоры и дискуссии, стратегическое планирование. Зато, если придет время привлечь публику, мы будем куда подготовленнее, чем в то утро, когда хештег #MeToo стал виральным. Вот как на самом деле работает движение. Movement for Black Lives и входящие в него организации отлично потрудились, чтобы мир наконец очнулся. 

Будущее Me Too

Что касается Me Too, моя заветная мечта заключается в том, чтобы люди поняли — все это делается ради исцеления и перемен. Ради людей, открыто заявивших Me Too («Я тоже пережил насилие»), и ради того, чтобы в будущем необходимость в таких заявлениях возникала как можно реже. Мы выстроили свое движение на спинах тех, кто это преодолел, кто столкнулся с пренебрежением, у кого отняли человеческое достоинство. Чтобы выйти на передовую, дать показания в суде, рассказать свою историю, необходимо исцелиться. Для людей, столкнувшихся с сексуальным насилием, наше движение — гарант того, что каждый получит то, что ему нужно для нормальной полноценной жизни — жизни, исполненной гуманизма, в которой человеческое достоинство неприкосновенно.

С другой стороны, Me Too — про реальные действия. Миллионы людей произнесли эти слова, и когда я думаю о них, то не вижу жертв. Вижу маленькую армию, борцов со схожим опытом за плечами. И даже если этот опыт ужасен, на нем можно возвести что-то хорошее. Движения и сообщества строятся примерно одинаково — на основе схожих переживаний, схожих потребностей и целей.

Бороться с сексуальным насилием не значит наказывать конкретных преступников. Борьба направлена на разрушение системы власти и привилегий, которые делают это насилие возможным. Люди, однажды пережившие сексуальное насилие и исцелившиеся, куда более склонны действовать и руководить. Мы знаем, что во главе должен стоять тот, кто понимает, с чем именно борется. Так вероятность успеха выше.

Уроки прошлого

Я много лет провела в Сельме, штат Алабама, работала там в National Voting Rights Museum and Institute, вся моя жизнь тесно связана с движением за гражданские права. Была знакома с недавно ушедшим конгрессменом Джоном Льюисом, мы не дружили тесно, но встречались не раз. А вот преподобный Корди Тинделл Вивиан, священнослужитель и лидер движения за гражданские права, который тоже скончался в минувшем июле, был очень близок мне и моей семье, был нашим ментором. В последнее время много думаю о том, чему он меня научил. Какие его уроки я усвоила?

Вивиан отличался последовательностью. Он не сомневался в правильности своих верований, полагал, что его представление о мире и справедливости на земле — самые правильные. Оставался предан своему делу до самой смерти. В некотором смысле этот человек был отражением других лидеров и вообще людей своего времени. Та же самая преданность допустила Бойкот автобусных линий в Монтгомери — больше года малообеспеченные темнокожие женщины Алабамы ходили на работу пешком во имя свободы (речь о гражданском протесте 1955–1956-х годов, в ходе которого темнокожие люди отказывались пользоваться городскими автобусами из-за дискриминационных правил посадки). Я лично давно пытаюсь отхватить себе хотя бы чуточку того мужества.

Когда чувствую усталость, всегда вспоминаю Вивиана, у него на это был такой ответ: «Устали, но поднажмем». Мы с вами живем в интересное время, люди все сравнивают его с 1960-ми… Вокруг многое меняется. И темп, в котором разворачивается движение, нас вполне устраивает. Я глубоко убеждена, что в течение 15 предыдущих лет и на протяжении многих последующих подходящего момента могло и может не случиться. Но нам все равно следует проявлять настойчивость, сохранять ясность убеждений, стойкость и веру. Когда вы отчетливо видите вещи и уверены, что правда на вашей стороне, остается просто шагать вперед.

Записала Rosalind Jana