Image may contain: Jane Goodall, Human, and Person

© Доктор Джейн Гудолл. Фото: Stuart Clarke

Lifestyle

Vogue Hope: «Почему мы, самые разумные из всех существ на Земле, разрушаем собственный дом?» — приматолог Джейн Гудолл о будущем планеты

Благодаря эпохальному исследованию шимпанзе, проведенному Джейн Гудолл в 1960-х, наше представление о человечестве изменилось навсегда. Специально для проекта Vogue Hope известный приматолог рассуждает о том, почему «зеленая» экономика — путь истинный

Я всегда придерживалась мнения, что для надежды есть все основания, если… Здесь стоило бы продолжить «если мы все вовремя объединим усилия и начнем избавлять мир от боли, которую причинило ему человечество». Промежуток времени, данный нам для исправления ошибок, становится все короче, а поводов для надежды — меньше и меньше.

Одно из главных препятствий, которые стоят на пути перемен, — это деньги. Согласно прогнозам ООН, к 2050 году численность населения Земли вырастет от нынешних 7,8 миллиарда до 9,7 миллиарда человек. Наша планета не поспевает за такими темпами, и за половину наносимого ей ущерба ответственны самые богатые люди, которые составляют 10 процентов населения. Подумайте о тех, кто за последние полгода впервые получил возможность глотнуть свежего воздуха или увидеть чистое звездное небо. Если мы вернемся к привычному образу жизни, каким он был до пандемии, то лишим наших потомков будущего. Вот он, тревожный звоночек.

Я искренне надеюсь, что мы все объединимся для создания системы «зеленой» экономики, и нам не придется становиться свидетелями очередной пандемии. COVID-19 — результат нашего неуважительного отношения к окружающей среде и животным. Зоонозные заболевания происходят все чаще, и причина кроется не только в существующих на территории Азии рынках экзотической живности и рынках мяса диких животных в Африке: агропромышленные фермы в Европе и Америке тоже вносят свой вклад.

Доктор Джейн Гудолл в национальном парке Гомбе-Стрим, Танзания

© Courtesy Jane Goodall Institute

Необходимость «зеленой» экономики

Западные страны сформировали материалистическую культуру, и, к сожалению, другие регионы, которые традиционно вели отличный образ жизни, теперь тоже пытаются угнаться за американской мечтой, со временем превратившейся в американский кошмар. Вместо того чтобы судорожно думать о деньгах, накопительстве и власти, нам стоит создать новые критерии успеха. Почему бы не представить, что успешная жизнь — это когда у тебя есть достаточно денег, чтобы прокормить себя и свою семью, и время, чтобы наслаждаться красотой окружающего мира. Исследования доказали, что, будучи ближе к природе, человек чувствует себя гораздо лучше, а зеленые зоны в городах способствуют укреплению психологического и физического здоровья. Нам нужно сохранить то, что еще осталось, и восстановить то, что было разрушено.

Я впервые побывала в Танзании в 1960 году — тогда национальный парк Гомбе-Стрим был частью экваториального лесного пояса, проходящего через всю Африку. К 1990 году он превратился в крошечный островок. Хотя целью моей поездки было изучение шимпанзе, вскоре я поняла, что само существование приматов находится под угрозой, и нужно не просто изучать их, но и попытаться сохранить их популяцию. Для этого необходимо помогать людям, которые строят свои поселения внутри и вокруг среды обитания шимпанзе, чтобы они не мешали своим соседям-приматам. В 1994 году с помощью моей организации Jane Goodall Institute я запустила ориентированную на местные комьюнити программу сохранения и развития TACARE (Tanganyika Catchment Reforestation and Education), которая дает понять, что забота об окружающей среде важна не только для охраны дикой природы, но и для обеспечения будущего человечества. 

Люди должны чувствовать в себе силы менять мир к лучшему. Экономист и лауреат Нобелевской премии Мухаммад Юнус основал Grameen Bank, потому что никто не хотел предоставлять бедным людям небольшие кредиты, которые могли помочь им подняться по социальной лестнице. Я не экономист и не пытаюсь им быть, но точно знаю, что если мы хотим привлечь больше людей к экологичному образу жизни, то должны обеспечить их «зелеными» рабочими местами в таких областях, как возобновляемые источники энергии. За всю свою карьеру я встречала множество людей, которые осознают проблему климатического кризиса и пытаются как-то ее решить. Но почему мы не делаем большего? Обычно так происходит, когда люди чувствуют себя беспомощными. Они думают: «Мои действия ничего не изменят». Но это не так. 

Ежедневно каждый из нас вносит свой вклад в состояние планеты, и вопрос в том, каким именно будет этот вклад. Если достаточное количество людей будет руководствоваться этичными принципами, если мы сможем сократить масштабы бедности и избавиться от своих неэкологичных привычек, если пересмотрим вопрос чрезмерного богатства отдельных индивидуумов (ну серьезно, кому нужны три-четыре дома?), тогда у нас появится надежда. Используйте свою потребительскую силу. Каждый раз перед покупкой новой вещи спросите себя: «Является ли она результатом жестокого обращения с животными? Она стоит дешево, потому что при ее производстве применялись рабские условия труда? Были ли использованы материалы и практики, причиняющие вред окружающей среде?». Не покупайте товар, если ответ положительный. 

Все взаимосвязано

С момента начала природоохранной деятельности я работала с полевым биологом Джорджем Шаллером. Люди часто говорили, что нам нужно сосредоточиться на чем-то одном, будь то сельское хозяйство, здоровье или рак, — якобы мы не можем заниматься всем сразу. Мы с Джорджем смотрели на вещи иначе: все взаимосвязано. Если вы решите организовать образовательные программы для девочек, вам также придется создать медицинские учреждения на случай, если они заболеют. Все должно существовать в единой связке. Нам нужно набраться ума, чтобы действовать сообща на благо мира. Если этого не произойдет, мы потеряем все.

Некоторые скажут: «Мы находимся в эпицентре шестого массового вымирания, какая разница, если исчезнет несколько животных или растений?». Имея дело с тропическими лесами, я узнала, что исчезновение одного маленького на первый взгляд вида не кажется большой проблемой, но он может служить источником питания для других видов. В конечном итоге происходит эффект домино, который в свою очередь может привести к коллапсу всей экосистемы. Мы стараемся отделиться и создать вокруг себя мыльный пузырь, но нравится нам это или нет, человечество — часть природного мира, и мы зависимы от него.

Пытаясь лопнуть этот пузырь, в 1991 году я запустила программу Roots & Shoots. Ее цель — вдохновить молодежь на активные действия, направленные на положительные изменения жизни людей, животных и окружающей среды, путем обеспечения учителей бесплатными учебными материалами и занятиями. Ученики средней школы, которые участвовали в нашей программе, в дальнейшем добились больших успехов: двое из них стали министрами экологии Танзании и Демократической Республики Конго. Сейчас мы начинаем работать с детьми детсадовского возраста, а наша программа уже функционирует почти в 100 странах. Мы хотим создать комьюнити молодых людей с правильными ценностями, которое станет залогом светлого будущего и лучшего мира для всех нас.

Главное различие между нами, приматами, и другими животными — огромный скачок в развитии интеллекта. Мне было семь лет, когда разгорелась Вторая мировая война, у нас не было компьютеров, и лишь некоторые могли похвастаться наличием телевизора. Теперь я могу общаться с вами онлайн, и это невероятно, не правда ли?

Как так могло случиться, что мы, самые разумные из всех существ, когда-либо живших на планете, начали разрушать свой собственный дом? Очевидно, произошел некий сбой во взаимосвязи между нашим мозгом, сердцем и нашей способностью к любви и состраданию. Перед нами — бескрайние возможности, но мы сможем выжать максимум из нашего человеческого потенциала лишь в том случае, если мозг и сердце будут работать сообща.

Записал Лиам Фриман