Зачем Суприя Леле и Джейми Хоуксворт отправились в путешествие по Индии

Британский дизайнер с индийскими корнями и фотограф Vogue рассказали о своем паломничестве к святой реке Нармада 
Зачем Суприя Леле и Джейми Хоуксворт отправились в путешествие по Индии
Джейми Хоуксворт, 2020

Суприи Леле умело удается выразить свою горячую любовь к минимализму 1990-х в стиле Хельмута Ланга — у нее он приобретает форму сари, корсажей и ювелирных изделий. Способность сочетать в своей работе разные культуры выделяет Суприю среди других современных молодых дизайнеров. «Мое творчество — микс двух культур и личного опыта», — комментирует она свой подход. У кого еще можно увидеть тренчи из черной резины в сочетании с тонкой мадрасской клеткой и традиционными индийскими нарядами на одно плечо, как не у финалистки LVMH Prize этого года

Работая над коллекцией осень-зима 2020, она не побоялась пойти на риск. Вместо того чтобы организовать показ в Лондоне, отправилась в путешествие в Джабалпур. Штат Мадхья-Прадеш в центральной части Индии, где находится этот город, — родина семьи ее отца, и потому особенно важной частью путешествия стало паломничество к святой реке Нармада, над которой развеян его прах.

Джейми Хоуксворт, 2020

В странствие с ней отправился близкий друг, фотограф Vogue Джейми Хоуксворт. Что объединило молодого дизайнера и востребованного фотографа? «Мы оба родом из Ипсуича! — смеется Хоуксворт, снимавший обложки для американского, британского и итальянского Vogue. — Там не очень-то много людей из индустрии моды, поэтому у нас немало схожих воспоминаний, да и в детстве мы ходили в одни и те же места». Родители Леле — врачи, они работали в Национальной службе здравоохранения Великобритании в Восточной Англии, и потому она проводила там школьные каникулы. «Мой папа был хирургом. Он переехал в Британию в 1984 году. А мама из Нагпура, Махараштра», — поясняет дизайнер.

Так, два англичанина оказались на берегу священной реки Нармада, которая протекает через весь штат Мадхья-Прадеш в Центральной Индии. Одна только попытка попасть туда обернулась для них настоящим приключением. «Я даже не знала, получится ли добраться, — говорит Леле. — Нам отказали в визах...» Но в дело вовремя вмешались ее дяди. «Мне кажется, они подумали, что я сумасшедшая, но всего этого бы не произошло без помощи двух братьев моей мамы из Дели, брата моего отца из Джабалпура и постоянно сопровождавших нас членов семьи, — продолжает она. — Эта поездка сблизила меня и с ними, и с Индией».

Путешествие, которое запомнится навсегда

Наблюдая за съемкой коллекции, проходящей на родине ее предков, Леле ощутила примирение с собой и миром. «Для меня как для дизайнера удивительно было осознать, насколько «читаемы» мои изделия, как идеально они вписывались в среду, — вспоминает она. — И хотя мое творчество значительно более дерзкое, чем традиционная индийская одежда, меня поразило то, как понятен язык моего творчества был здесь. И оставался таким же понятным в Лондоне».

Джейми Хоуксворт, 2020

Вдохновленные пережитым, Леле и Хоуксворт подготовили фотоархив поездки. Он быстро вышел за рамки лукбука, ради которого все затевалось, и приобрел собственную жизнь — вскоре снимки опубликуют в форме книги. «Первый проект, который мы сделали вместе с Суприей в Англии, состоял всего из двух снимков, — рассказывает Хоуксворт. — Но для нее он был очень личным. А эту поездку можно назвать экстремальной во многих смыслах. Когда мы добрались до реки, было четыре утра. Как только начало светать, я снимал без перерыва».

Леле и Хоуксворт опасались, что в штате с сильным влиянием индуизма к чужакам могли отнестись недружелюбно. Вопреки сомнениям, дизайнер и фотограф были приняты местными жителями с радушием. «Считается, что река — плод верховного бога Шивы, и искупавшись в ней, человек избавляется от грехов, — объясняет Леле. — Атмосфера там невероятно эмоционально насыщенная. Я никогда не бывала в подобном месте». Хоуксворту удалось сделать более двухсот фотографий по всему Джабалпуру, среди которых — документальная серия, посвященная девочкам-подросткам Женской школы имени Святого Иосифа. 

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Сила — в объединении культур

Для молодой женщины, получившей образование в Англии и не бывавшей в Индии большую часть своей сознательной жизни, эта поездка стала опытом, открывшим глаза на многие вещи. «О колониальной истории Британии в школе мне никогда не рассказывали, и это просто позорно, — вспоминает Леле. — Все, что я знала об Индии и индийской культуре, пришло от родителей и других членов семьи». 

Сейчас, когда Леле крепче ощущает связь со своим индийским наследием, она лучше понимает особенности собственной креативной энергии. «Сущность моей работы выражается в гибридности, — рассуждает она. — Чем больше я узнаю свою индийскую сторону, тем сильнее напряжение между двумя частями меня смещается и меняется».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Леле никогда не была скромным и мягким ребенком. Она рассказывает, что прогрессивные родители всегда поощряли ее интересы, даже если приходилось терпеть периоды увлечения творчеством групп Slayer и Black Sabbath. Правда, когда она училась в Эдинбургском университете, то «не сразу рассказала родителям, что перевелась с отделения архитектуры на моду».

Так или иначе, училась Леле настолько хорошо, что ее приняли на магистерскую программу в Королевский колледж искусств в Лондоне. Ее выпускной показ привлек внимание Лулу Кеннеди из Fashion East, и уже осенью 2017 года зрители Недели моды в Лондоне наблюдали за моделями, демонстрирующими одежду Леле.

«Я горжусь своим происхождением. Чувствую, что моя работа — некий специфический язык, который, я надеюсь, люди поймут», — говорит она.

Джейми Хоуксворт, 2020