You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Новости
  2. Новости

Главные женщины 58-й Венецианской биеннале – художницы и их кураторы

Пока участницы ломают гендерные стереотипы арт-мира, смотр нарекли Biennale Donna

Главные женщины 58-й Венецианской биеннале – художницы и их кураторы

Рената Бертльманн. Pregnant Bride in Wheelchair. 1978

В этом году впервые за более чем вековую историю Венецианской биеннале в ней участвует равное число мужчин- и женщин-художников. Арт-индустрия, долгое время считавшаяся преимущественно мужской территорией, наконец обретает гендерный баланс. Художницы со всего мира представляют работы и в основном проекте, и в национальных павильонах. Среди них — Ларисса Сансур из Дании, Крис Лемсалу из Эстонии и Инчи Эвинер из Турции. Не обошлось и без женщин-кураторов: так, Катерина Грегос, художественный директор нескольких биеннале, отвечает за хорватский павильон, а писательница и режиссер Нана Офориатта Айим — за ганский, который впервые участвует в таком важном арт-смотре.

Из 87 национальных павильонов 17 представлены женскими тандемами художниц и кураторов — из Германии, Аргентины, Саудовской Аравии и других стран. Почему это важно? Каждой из них, чтобы попасть на Венецианскую биеннале, пришлось преодолеть множество гендерных предубеждений. Менее десяти лет назад на вопрос, почему в высшем эшелоне арт-индустрии совсем нет женщин, художник Георг Базелиц (чье творчество в этом году чествуют ретроперспективой в венецианской Gallerie dell’Accademia) ответил: «Просто они не умеют хорошо рисовать. Это факт». К счастью, мир искусства меняется, и далеко не все придерживаются того же мнения.

Австралия

Куратор Джулиана Энгберг о работе с художницей Анжеликой Месити, автором киноинсталляции на тему невербальной коммуникации

«Я узнала об Анжелике, когда увидела ее работу Rapture (2009) в Сиднее. Позже Австралийский центр современного искусства, где я тогда была художественным руководителем, пригласил ее для совместного проекта. Анжелика пришла к нам обсудить концепцию, которая впоследствии воплотилась в инсталляции Citizens Band (2012), и я сразу поняла: это гениально. В ней было столько гуманизма, трогательная история жизни людей на задворках общества, рассказанная универсальным языком музыки и жестов. У этой работы явный философский подтекст, и, в отличие от большинства австралийских художников, которые относятся к искусству с аналитической холодностью, Анжелика вкладывает в него много эмоций, делая его одновременно меланхоличным и оптимистичным. Такое проявление эмпатии отразилось и в других ее работах: сперва в Mother Tongue (2017), а теперь — в Assembly, которую она представляет на 58-й Венецианской биеннале. Тема последней — необходимость общества объединиться. Анжелика считает, что современный мир находится в состоянии кризиса: слом и падение демократии, нетолерантное отношение к «другим». Зашифровав поэму в музыкальном произведении, Анжелика создала полифонический мир, где индивид и общество объединяются, становятся символом демократии. Это мир, сформированный звуками и воображением будущего поколения».

Джулиана Энгберг — куратор и писательница, которая живет и работает в Мельбурне. В прошлом — директор и уполномоченный представитель European Capital of Culture Aarhus 2017, художественный руководитель 19-й Сиднейской биеннале, Мельбурнской международной биеннале и Австралийского центра современного искусства, куратор программ визуального искусства международных фестивалей в Эдинбурге, Мельбурне и Аделаиде.

Анжелика Мессити. Assembly. 2019
Анжелика Мессити. Assembly. 2019

Австрия

Куратор Фелиситас Тун-Хоэнштайн — о работах художницы Ренаты Бертльманн, исследующей темы сексуальности и эротизма

«В 2002 году австрийские художницы Карола Дертниг и Стефани Сейболд открыли масштабную выставку, посвященную феминистическому и квир-перформативному искусству Вены, — Let’s Twist Again. На ней была документация перформанса Ренаты Бертльманн Pregnant Bride in Wheelchair 1978 года. Для меня стало откровением, насколько концептуально и эстетически продуманной и радикальной для своего времени была ее работа. С тех пор мы с Ренатой успели сделать множество совместных проектов. Чем глубже я погружаюсь в ее художественный мир, тем больше поражаюсь ее неустанному стремлению познавать новое и исследовать его посредством любых техник и инструментов. То, как обсессивно Рената изучает визуализацию человеческого тела, отражает социополитический курс современной поп-культуры. Работы Бертльманн — нескончаемый источник для будущих исследований. Она поднимает не только гендерные, но и более экзистенциальные вопросы: что есть дух, душа и тело, в каком состоянии находится окружающая среда и наша планета. Работы Ренаты всегда охватывали такой широкий спектр тем. С самого начала карьеры она интересовалась вопросом сексуальной субъективности, анализировала образы тела и его отдельных частей. Именно поэтому сегодня Бертльманн занимает особое место в мире современного искусства. Еще в 1970-е годы она начала исследовать постгуманистские и квир-движения. Такой подход сделал ее моделью для подражания в глазах нового поколения художников — хотелось бы, чтобы в индустрии было больше деятелей искусства, как она».

Фелиситас Тун-Хоэнштайн — профессор Академии изобразительных искусств в Вене и куратор таких выставок, как Synchronicity на 11-й Каирской биеннале 2008 года и Deep Water Horizon в University Art Gallery Сан-Диего 2010 года.

Павильон Австрии на 58-й Венецианской биеннале
Павильон Австрии на 58-й Венецианской биеннале

Франция

Куратор Марта Кирзенбаум и художница Лор Пруво вместе работали над созданием мультимедиапроекта, который представлен на биеннале

«Впервые я увидела работу Лор в 2012 году в парижской галерее Shanaynay. Меня поразило внимание к деталям, и я поняла, что однажды обязательно хочу поработать вместе. Став директором музея Fahrenheit в Лос-Анджелесе, я поставила себе цель — сделать с Лор совместный проект. Мне кажется, этот город стал подходящим бэкграундом для ее эстетики: работа получилась в духе DIY, мы отлично провели время. Тогда Лор сняла видео, главными героями которого стали тинейджеры с окраин Лос-Анджелеса. Мини-фильм для Венецианской биеннале чем-то похож на него: он рассказывает о дорожном путешествии из Парижа на север Франции, откуда Лор родом, затем — к Palais Idéal du Facteur Cheval (монументу на юге страны, который построил некий почтальон в 1879–1912 годах — прим. ред.), в Марсель и, наконец, в Венецию. В этом проекте Лор решила исследовать Францию: по дороге мы встречались с 12 разными людьми. Финальная картинка получилась сюрреалистичной и эскапистской. Лор играет на национальных стереотипах и опровергает их, она внимательна к языку — ее работы словно существуют в межъязыковом пространстве. Меня завораживает и то, как она использует окружающую среду в своих видео. Сила Лор Пруво — не только в невероятном видении картинки, но и в том, как фильмы внедрены в целостную инсталляцию. За основу проекта для Венецианской биеннале мы взяли образ осьминога: в центре его «туловище» — сам фильм, а вокруг, словно щупальца, расположены различные объекты и перформансы. Я очень рада, что Лор пригласили участвовать в биеннале, и думаю, именно благодаря ей меня выбрали куратором. Я происхожу из семьи польских эмигрантов, большую часть профессиональной жизни провела в США, а Лор с 18 лет живет за пределами Франции. Так что и я, и она существуем одновременно внутри и за пределами французской арт-индустрии. За всю историю биеннале Лор Пруво стала третьей женщиной-художником, которой выпала честь представлять Францию в национальном павильоне. А еще мы самый молодой тандем, это невероятно увлекательно».

Марта Кирзенбаум — куратор и писательница, живет и работает между Парижем и Лос-Анджелесом. Основательница и директор выставочного пространства Fahrenheit, которое функционировало в Лос-Анджелесе с 2014 по 2017 год.

Марта Кирзенбаум и Лор Пруво
Марта Кирзенбаум и Лор Пруво

Великобритания

Куратор Зои Уитли о работе с художницей Кэти Уилкс, известной скульптурными инсталляциями

«Про Кэти я узнала благодаря одной групповой выставке, которая проходила в Нью-Йорке в 2007 году. Ее работа называлась (We Are) Pro Choice — мне понравился заголовок, но инсталляция, если честно, сбила с толку. Тогда я даже не знала, кто был автором. А со временем поняла, что в своих работах Кэти не пытается исповедаться перед всеми. Сухие, увядшие цветы и грязные миски, которые она использует в качестве реквизита, заставляют нас чувствовать грусть и разочарование, но при этом отзываются в сердце каждого. Мы вспоминаем о своих потерях, невозможности получить ответы на искомые вопросы, понимаем, насколько на самом деле далеки друг от друга, — все это отражает нестабильный мир, в котором мы живем. Работая вместе, мы с Кэти постоянно делились друг с другом любимыми книгами и стихами — она даже прислала мне несколько пьес норвежского драматурга Юна Фоссе. Проза и поэзия помогли нам найти общий язык».

Зои Уитли — старший куратор лондонской Hayward Gallery. Ранее она занимала аналогичную должность в музее Tate Modern, где стала одним из кураторов выставки Soul of a Nation: Art in the Age of Black Power, которая затем отправилась в турне по США.

Кэти Уилкес. Без названия. 2019. Фрагмент
Кэти Уилкес. Без названия. 2019. Фрагмент

Ирландия

Куратор Мэри Кремин работала в паре со скульптором Эвой Ротшильд, работающей с нестандартными материалами, такими как гофрированный картон и отрезы тканей

«В истории Ирландии было немало выдающихся женщин-скульпторов, и Ротшильд — одна из самых ярких представительниц своего поколения в масштабе не только страны, но и мира. С работами Эвы я познакомилась в 2005 году — в дублинской Douglas Hyde Gallery проходила ее персональная выставка. Спустя четыре года, в 2009-м, я увидела скульптуру Эвы Cold Corners в лондонском Tate Britain. Она была наглядным примером того, как ловко Эва работает с различными материалами и пространствами: Cold Corners удивительно гармонично смотрелась в неоклассических интерьерах Tate. Мне нравится в Эве то, что она всегда думает о своем зрителе, а уверенное и смелое обращение с «сырьем» — результат не только врожденного таланта, но и богатого опыта. Название ее новой работы The Shrinking Universe, представленной на 58-й Венецианской биеннале, отсылает к теории о постоянном сжатии, а не расширении вселенной. Эва рассуждает о том, что весь наш нынешний опыт — это результат путешествий и взаимодействий друг с другом. Тщательный и продуманный выбор элементов выставки подчеркивает фрагментарность и неопределенность, которые мы испытываем каждый день, будучи частью современного общества. Каждый зритель сам решает, стать ли ему активным субъектом инсталляции, или же наблюдать за всем происходящим со стороны. Эта выставка — результат наших совместных усилий: все это время мы работали бок о бок. Здорово, что в вопросе того, какое впечатление должен производить павильон, мы с Эвой придерживаемся одинакового мнения».

Мэри Кремин руководит галереей Void в Лондондерри и сотрудничает с культурным центром Galway 2020.

Эва Ротшильд. Инсталляция The Shrinking Universe в Павильоне Ирландии
Эва Ротшильд. Инсталляция The Shrinking Universe в Павильоне Ирландии

Саудовская Аравия

Куратор Эйман Эльгибрин о художнице Захре аль-Гамди, которая использует рукоделие, чтобы высказаться о культурном наследии и архитектурных традициях

«Впервые я увидела работы Захры аль-Гамди во время Недели искусств Джедды несколько лет назад. Художница тогда только-только получила степень кандидата наук. Меня впечатлило то, насколько личной была инсталляция Захры: она вдохновилась детскими воспоминаниями о своей родной деревне. Спустя годы творческий почерк аль-Гамди стал еще сильнее. Она вновь делает рукодельные традиции частью искусства — этого очень не хватает в последнее время. А еще рассказывает историю традиционной культуры Саудовской Аравии современным языком. Мы почти все делали сами: инсталляция Захры довольно хрупкая, поэтому доверить ее установку можно было лишь нескольким людям».

Доктор Эйман Эльгибрин — художница и преподаватель истории искусств в Princess Nourah University в Эр-Рияде. На 58-й Венецианской биеннале она курирует выставку Захры аль-Гамди в павильоне Саудовской Аравии.

Проект Захры аль-Гамди для Павильона Саудовской Аравии
Проект Захры аль-Гамди для Павильона Саудовской Аравии

Шотландия

Линдси Янг о работе с художницей Шарлотт Проджер, получившей приз Тёрнера за фильм Bridgit

«Впервые увидев работу Шарлотт в Центре современного искусства Глазго в 2012 году, я сразу же влюбилась — а это, надо заметить, происходит довольно редко. Мы познакомились и стали поддерживать связь, затем подружились и работали вместе над несколькими проектами, включая выставку номинантов премии Тёрнера. Моя первостепенная задача как куратора — дать Шарлотт столько пространства и времени, сколько ей нужно, однако в тот раз я непосредственно участвовала в работе над фильмом. Я часто бывала в студии, помогала на съемках и присутствовала на звуковом монтаже. Еще в 2014 и 2016 годах я предлагала Шарлотт сделать что-то для Венецианской биеннале, и наконец она согласилась. Для меня особенно важно показать ее работу здесь в этом году: темы идентичности, власти, классового разделения и частной собственности, которые она поднимает в своем фильме, очень релевантны в контексте всего происходящего в Великобритании сегодня».

С 2016 года Линдси Янг курирует направление современного британского искусства в музее Tate Britain, а также является главным куратором премии Тёрнера.

Шарлотт Проджер. Кадр из одноканального видео SaF05. 2019
Шарлотт Проджер. Кадр из одноканального видео SaF05. 2019

Швейцария

Куратор Шарлотт Лобар об арт-дуэте Полин Будри и Ренаты Лоренц, которые представили на биеннале серию видеоинсталляций на тему гендера и идентичности

«Первой совместной работой Полин и Ренаты, которую я увидела, была Normal Work 2007 года. В ней перформер Вернер Хирш предстает в образе Ханны Каллвик — горничной, которая жила в викторианском Лондоне и выступала ярой противницей традиционных гендерных, социальных и расовых норм. Я была поражена тому, как мало мы знаем об истории трансгендерства, ведь эта тема очень долго была табуирована обществом. Также я вдруг осознала, что наша идентичность — это конструкт, состоящий из постоянно повторяющихся компонентов. В своих работах Полин и Рената стремятся сорвать обманчивый покров политики идентичности, чтобы найти новые нарративы и исследовать вопросы равенства и различий. Мы живем в эпоху, когда каждый стремится закрыть свой внутренний мир. Идентичность — это узел, вокруг которого формируется наше стремление отрицать все «иное». Негативные высказывания и стигматизация тех, кто по тем или иным причинам не похож на нас, вновь обрели силу, впервые с 1930-х годов. Поэтому я чувствую особую ответственность за эту работу — пришло время поставить под сомнение общепринятые нормы».

Шарлотт Лобар — профессор визуальных искусств в HEAD — Geneva School of Art and Design и художественный руководитель галереи LiveInYourHead в Женеве. С 2006 по 2013 год она была директором CAPC, Музея современного искусства Бордо.

Полин Будри и Рената Лоренц. Проект Moving Backwards для Павильона Швейцарии. 2019
Полин Будри и Рената Лоренц. Проект Moving Backwards для Павильона Швейцарии. 2019
комментарии