Что вам нужно знать о любимом дизайнере Билли Айлиш

Дюран Лантинк, финалист LVMH Prize и создатель скандально известных брюк Жанель Монэ, рассказал Vogue о перепроизводстве в индустрии моды и изменениях, к которым, по его мнению, приведет пандемия
Дюран Лантинк что вам нужно знать о любимом дизайнере Билли Айлиш
Билли Айлиш в Duran Lantink. Фото: Kenneth Cappello

Дюран Лантинк никогда не думал, что сделает себе имя на брюках, в которых Жанель Монэ появилась в клипе на песню Pynk: веселые розовые штаны в рюшах стали сенсацией в сети. «Я не представлял, что они поднимут столько шума, — признался он в телефонном интервью для Vogue, которое дал из свой студии в Амстердаме. — Спустя три месяца я стал «парнем, сделавшим брюки-«вагину».

Конечно, работа Лантинка не ограничивается той парой брюк. Центральной концепцией его дизайна стал апсайкл: он перешивает винтажные изделия и предметы из старых коллекций Prada, Valentino, Off-White и Richard Quinn. Получаются интересные комбинации, которые Лантинк создает, полагаясь на свою интуицию, — микс из несочетающихся на первый взгляд частей приобретает авангардную форму, а потом становится и частью стритстайла.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Лантинк быстро получил признание благодаря своему экологичному подходу — в 2019 году он попал в шорт-лист премии для молодых дизайнеров LVMH Prize, успел поработать с серией крупных ретейлеров (таких, как Browns) и создать пару образов для Билли Айлиш. Он горячо отстаивает свою позицию касательно климатического кризиса и необходимости перехода индустрии моды на путь устойчивого развития. 

Нидерландский дизайнер рассказал нам о том, почему апсайкл — это путь прогресса и каким он видит будущее индустрии моды.

Почему вы стали заниматься апсайклингом?

Еще ребенком я любил кромсать вещи на кусочки и придумывать новые сочетания. Когда учился в Академии имени Геррита Ритвельда в Амстердаме, все вокруг говорили, что нужно создавать изделия с нуля. Я не понимал, зачем так делать, когда вокруг столько всего готового и никому не нужного. В Амстердаме работает огромное количество секонд-хендов, изобилующих отличным материалом для работы. Так что я подумал: «Сделаю-ка что-нибудь из этого».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Где вы находите материалы для своих изделий?

Хожу в комиссионные магазины и винтажные лавки. Спрашиваю родителей друзей, не осталось ли у них чего-то ненужного. В какой-то момент стали приносить винтажные костюмы Chanel — с этим мне очень повезло. Еще я работаю с розничными сетями и создаю изделия из нераспроданных вещей. Миксовать разные марки — это так весело. Для люкс-сегмента важно создавать уникальный продукт, так как за него платят очень большие деньги.

Я хочу сотрудничать с брендами. Хочу изменить систему и показать всем, что можно работать по-другому.

Duran Lantink

Вы придумали несколько вещей специально для Билли Айлиш. Как так получилось?

Саманта Буркхарт, стилист Билли, заметила меня в инстаграме и решила, что было бы здорово вместе поработать. Я рассказал ей о своем творческом процессе, а в ответ она прислала мне кое-что из старой одежды Билли и дала полную свободу делать с ней все, что вздумается. Я же нашел на блошином рынке тут, в Амстердаме, свитер с тасманским дьяволом, и у меня уже был шарф Acne, который мы перешили в свитер.

Билли замечательная. Она выступает в поддержку борьбы с климатическим кризисом. И может показать молодому поколению, как изменить индустрию моды и сделать из нее нечто не настолько фатальное для окружающей среды.

А что за история стоит за созданием нашумевших брюк Жанель Монэ?

Моя лучшая подруга Эмма Вестенберг — режиссер. И однажды она получила заказ на видео для Жанель на песню Pynk. За пять дней до начала съемок Эмма в панике звонит и говорит: «Дюран, можешь, пожалуйста, сделать наряд-вагину?». Я такой: «Нет, не хочу», а она мне: «Ну давай, ты не можешь отказаться, это же для Жанель Монэ».

Было весело, но я очень переживал. Сделал два эскиза, и за три дня до съемок мне дали зеленый свет. Но нам все равно надо было сделать пять версий брюк и прислать их в Лос-Анджелес. Так что мы отправились туда, дошивая все прямо в самолете и в машине — всю дорогу шили. Жанель очень понравился результат. Я так ей благодарен, эти брюки принесли мне известность.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Какой эффект пандемия оказала на ваш бизнес?

Это прозвучит неожиданно, но положительный. Мы получили множество заявок на сотрудничество от розничных сетей и брендов, потому что у них сейчас горы нераспроданных вещей. Здорово, что люди начинают понимать, что с такими остатками можно что-то сделать.

В моей компании нет готового ассортимента, поэтому нет ситуаций, в которых что-то не получается продать. Мы сначала продаем, а потом делаем.

Что вы думаете о разговорах на тему экологической устойчивости в индустрии, которые в последнее время ведутся повсюду?

Слишком рано делать выводы о том, хотят ли на самом деле крупные игроки индустрии меняться. Будет круто, если исчезнут межсезонные коллекции и подобного рода вещи. Нет смысла делать такие быстрые продажи. Я надеюсь, индустрия продолжит двигаться вперед. Мои опасения заключаются в том, что люди слишком привыкли к тому, как все устроено, и после пандемии захотят к этому вернуться.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Как, по вашему мнению, должна измениться индустрия?

В первую очередь мне бы хотелось, чтобы производилось меньше вещей, а бренды перешли на замкнутый производственный цикл. У нас можно купить что-то и вернуться через год: мы перешьем вещь и сделаем это со скидкой. Получается цикл. Брендам пора перестать бездумно выпускать коллекции на рынок и шить тысячи одинаковых футболок. Мир полон барахла. 

Еще важна прозрачность. Разве не здорово, покупая футболку, понимать, кто ее сделал, откуда она? Уже есть те, кто так работает, но и крупным брендам пора перенять идею. Я был бы очень рад, если бы все стали более осознанно и ответственно относиться к своему делу.

Какие у вас планы?

Мы сейчас сотрудничаем с азиатскими розничными сетями, это очень здорово. Еще я работаю над шаблонами, которые можно будет высылать ретейлерам в цифровой форме, чтобы они делали апсайкл самостоятельно, в своих городах, и не приходилось бы снова оформлять импорт и экспорт. Хотел бы развиваться в этом направлении.

У нас нет потребности в быстром росте. Важен не хайп, а хочется быть частью масштабного движения.

Дюран Лантинк