мода

Джонатан Андерсон — надежда на спасение модной индустрии

Новая коллекция Loewe — чистый эксперимент
Loewe  2022
Джонатан Андерсон в финале показа Loewe весна-лето 2022

1 октября на конной арене Garde Républicaine в историческом центре Парижа прошел показ коллекции Loewe весна-лето 2022, которая уже через пару месяцев прилетит в ЦУМ. Специально для шоу знаменитое агентство La Mode en Images соорудило на трехметровой высоте подиум из фанеры, на который модели будто из подземелья поднимались по лестнице под нарастающие волны трека While My Heart Is Still Beating британского дуэта Not Waving & Romance. 33 девушки (включая дебютантку этого сезона Дашу Кошкину и юную грозу подиумов Лоли Баию) показали 53 созданных Джонатаном Андерсоном образа: асимметричные джинсовые юбки с атласными воланами, пастельные топы с полураскрытыми «крыльями», платья с флюидными доспехами и один белый бандаж, напоминающий костюм Миллы Йовович из «Пятого элемента».

Финал показа Loewe весна-лето 2022

Loewe весна-лето 2022

Все это завораживало, но слегка шло вразрез с тем, чего от Андерсона ждали, потому что перед показом в соцсетях Loewe появлялись тизеры совсем другого характера. Смешные ролики, на которых модель давит ногой куриной яйцо, поднимающийся из воды 3D-кусок фиолетового мыла, отражающиеся в зеркальном картоне красные розы и разноцветные свечи, воск с которых льется прямиком в небо. И уже на первых секундах шоу стало ясно, что на подиуме смешного будет мало. Но этот диссонанс между публикациями в соцсетях и самой коллекцией показал: в отличие от многих молодых дизайнеров, Андерсону пафос чужд. Даже если Джонатан делает что-то очень и очень достойное, он не станет говорить об этом высокопарно.

@jonathan.anderson

Более того, Андерсон не кичится и своими историческими отсылками, которых на этот раз было немало. Трикотажные платья с будто вырывающимися из-под ткани шипами напоминали знаменитую коллекцию Comme des Garçons весна-лето 1997 Body Meets Dress, Dress Meets Body. Деконструктивные тренчи напрашивались на параллель с привычкой Маржела надевать верхнюю одежду задом наперед. А прозрачные каучуковые вставки в финальных образах коллекции намекали на пластиковые корсеты, которые были в коллекции Alexander McQueen весна-лето 1996 The Hunger. И хотя оммажи были очевидны, дизайнер не сказал о них ни слова.

Loewe весна-лето 2022; Comme des Garçons весна-лето 1997

Loewe весна-лето 2022; Alexander McQueen весна-лето 1996

Но кое-какие карты Андерсон все же раскрыл. Пресс-релиз гласит, что основным источником вдохновения для дизайнера послужили работы флорентийского художника Якопо Понтормо. «Это же еще более пафосно, чем цитирование Кавакубо», — возразите вы. Но нет. Даже обращение к маньеризму у Джонатана не выглядит претенциозно. В одном из тизеров коллекции дизайнер превратил в мем фрагмент фрески «Снятие с креста», подписав его так, как любой редактор моды чувствует себя во время Недель моды: neurotic, psychedelic, completely hysterical. Да и на подиуме отсылки к работам художника были скорее образными, нежели прямыми — параллели по больше части считывались лишь в цветах. Поэтому если бы Loewe не заявили о связи коллекции с поздним Ренессансом, никто бы этого и не мог заметить.

@jonathan.anderson

Loewe весна-лето 2022; работы Якопо Понтормо

А ведь назвав Понтормо своим вдохновителем, Джонатан Андерсон взвалил на себя огромную ответственность, которую мог далеко не унести. С одной стороны, обращение к классическому искусству — своего рода запрещенный прием, потому что это кладезь роскоши. Потому что процитировать что-то великое и общепринято красивое — самый простой способ получить положительные отзывы. Но вместе с тем и самый сложный, ведь чтобы не опошлить и не оскорбить референс своей интерпретацией, надо сильно постараться. Это одновременно и проклятье, и благословение, и только высокий интеллект, помноженный на талант, могут обещать (но не гарантировать) успех этой затеи.

Да и с цитированием признанных гениев модной индустрии (а Реи Кавакубо, Мартин Маржела и Александр Маккуин — безусловные гении) риски не меньшие. А может, даже и большие. Ведь если человек, который никогда не видел золотые рога Александра Маккуина в Givenchy, вдруг увидит бейсболки с рогами, которыми Мэтью Уильямс Маккуина «процитировал», у него может сложиться ошибочное представление о том, какого уровня дизайнером был Маккуин. А мир моды значительно более молод, чем мир искусства, и бриллиантов в нем намного меньше. Поэтому и наследие их более хрупкое, чем у гениев античности или эпохи Возрождения. И Андерсон — тот редкий дизайнер, который может вырезать памятник даже из хрусталя.

В случае коллекции Loewe весна-лето 2022 риски были вообще огромными. Мудрый художник обычно не распыляется — если он берет за основу какую-то важную тему, то чаще всего одну, а не две, как сделал это Андерсон. Но на самом деле через искусство Ренессанса и работы модных гениев проходит один и тот же лейтмотив — смелость и новаторство. И в этом смысле референсы Джонатана крайне синонимичны. «Мы должны выходить из пандемии другими путями, — сказал дизайнер после показа. — Сейчас — лучший момент для экспериментов». И шоу Loewe, которое он провел в минувшую пятницу,  — лучшая возможность убедиться в том, что в современном мире моды все еще есть настоящие творцы.