© laramariawichels

Мода

Есть ли будущее у быстрой моды

Пока работники фабрик в Бангладеш выходят на улицы с протестами, перед магазинами масс-маркета выстраиваются очереди покупателей

Сначала на улицы с протестами вышли бангладешские работники фабрик по производству одежды: из-за пандемии крупные ретейлеры отменили заказы на миллиарды долларов, в результате чего сотрудникам перестали платить. А спустя несколько недель в интернете появились фото длинных очередей на вход в масс-маркет-магазины вроде H&M, Zara и Primark по всему миру.

Такой контраст явно дает понять — с быстрой модой что-то не так. Некоторые осуждают тех, кто после отмены карантина первым делом отправился на шопинг, забывая о том, что недорогая одежда (включая ту, которую родители покупают своим подросшим за эти пару месяцев детям) — вынужденная мера, особенно в трудные с финансовой точки зрения времена, когда история с увольнениями и отпусками за свой счет затронула десятки тысяч людей по всему миру. 

Читайте также

Почему индустрия моды должна отказаться от модели «фастфэшн» 

«Наличие очередей у масс-маркет-магазинов — просто симптом проблемы, — говорит Аеша Баренблат, основательница и генеральный директор некоммерческого движения за осознанное потребление Remake. – Не стоит противопоставлять представителей рабочего класса, которые покупают масс-маркет, и то, в каком положении оказались работники фабрик. Почему бы вместо этого не поговорить о миллиардерах, владеющих этими бизнесами?»

Осуждать стоит не самих покупателей, а модель, построенную для обогащения небольшой группы людей. Да, эти бренды производят одежду, доступную всем. Но они также формируют токсичную систему, в основе которой — идея перепотребления, когда новые вещи поступают в продажу каждую неделю. «Весь цикл базируется на том, что люди думают: «Я надел эту вещь пять-шесть раз, ее качество меня не устраивает», — говорит доктор Шипра Гупта, эксперт в области потребительского поведения и доцент Иллинойсского университета в Спрингфилде.

Несмотря на все разговоры о сокращении уровня потребления, которые то и дело звучали во время пандемии, вряд ли проблема быстрой моды исчезнет в ближайшие годы. Эксперты предсказывают волну распродаж: ретейлерам нужно избавиться от тонн одежды, скопившейся в результате всеобщего карантина. «Мы неизбежно столкнемся с большими объемами сильно уцененных вещей, потому что магазинам пришлось пропустить целый сезон, — комментирует Орсола де Кастро, соосновательница проекта Fashion Revolution. — Но мы знаем, что производство дешевой одежды не этично и не соответствует принципам устойчивого развития».

Очередь перед Primark, Эдинбург, июнь 2020

© LESLEY MARTIN

Работники платят свою цену

Из-за пандемии пострадали миллионы сотрудников фабрик по пошиву одежды: когда бренды начали массово отменять размещенные там заказы, владельцы производств лишились возможности платить зарплату. По данным Бангладешской ассоциации производителей и экспортеров одежды, только в этой стране были отменены или отсрочены заказы на сумму в 3,18 миллиарда долларов. Пострадали и другие страны, где находятся фабрики, включая Индию, Камбоджу и Мьянму. «Ситуация действительно тяжелая, — рассказывала в апрельском интервью Vogue Кальпона Актер, исполнительный директор Бангладешского центра рабочей солидарности. — Если у людей нет денег, они голодают, не говоря о невозможности купить лекарства и другие предметы первой необходимости».

В качестве ответной меры в апреле Remake запустили кампанию #PayUp, призывая бренды полностью оплатить свои заказы. Их петицию уже подписали почти 200 тысяч человек, и инициативу поддержали такие селебрити, как Эмбер Валлетта, Кэмерон Расселл и Аризона Мьюз. «Мы призываем индустрию к ответу, ведь работники фабрик — костяк этой самой индустрии — в значительной степени пострадали из-за COVID-19 и политики брендов», — говорит Баренблат.

По данным Remake, такие компании, как H&M, Zara и Asos, согласились оплатить заказы целиком, однако другие, включая Primark и концерн Arcadia, владеющий Topshop, продолжают хранить молчание. При этом Primark объявили о создания фонда помощи для сотрудников фабрик. «В апреле мы основали фонд заработной платы, чтобы обеспечить скорейшие выплаты средств работникам, которые сейчас трудятся на производствах, и уже выплатили более 20 миллионов фунтов», — говорит представитель компании, добавляя, что ретейлер «взял на себя обязательство оплатить заказы, уже готовые или находящиеся в процессе пошива, еще на 370 миллионов фунтов».

В то же время десятки тысяч сотрудников фабрик лишились работы в период пандемии в таких странах, как Камбоджа, и теперь пытаются свести концы с концами. За последние несколько месяцев некоторые фабрики возобновили свою деятельность, несмотря на заявления работников о том, что это небезопасно, учитывая ситуацию с COVID-19. 

В отчете неправительственной организации Clean Clothes Campaign говорилось, что онлайн-ретейлер Boohoo подвергал сотрудников своей фабрики риску заражения коронавирусом. Группа ответила на эти обвинения, заявив, что «не потерпит никаких нарушений норм безопасности, особенно в отношении своих работников на каждом этапе производственной цепи». Компания Boohoo, в которую помимо прочих входит бренд Nasty Gal, заявила о намерении провести расследование после того, как в другом отчете было сказано, что работники их фабрики в Лестере получают всего лишь 3,5 фунта в час, а это меньше минимальной заработной платы в Великобритании.

Разговоры о расовой несправедливости, вызванные деятельностью движения Black Lives Matter по всему миру, также подняли проблему эксплуатации труда темнокожих женщин в индустрии масс-маркета (около 80 процентов работников фабрик — женщины). «Все это помогло пролить свет на системный расизм в индустрии моды, — говорит Баренблат. — Это наследие жестокого колониального прошлого — сейчас даже используются те же торговые пути, что и во времена Британской Индии».

Primark в Малаге, июнь 2020

© Lorenzo Carnero/ZUMA Wire/Shutterstock

Бренды должны взять на себя ответственность

Главные вопросы, которые обнажила пандемия, должны решать в первую очередь сами бренды. В последние годы в индустрии много говорили об экологичности, однако социальная ответственность куда важнее, особенно учитывая тот урон, который нанесла работникам ситуация с коронавирусом.

На какие изменения рассчитывают активисты? «Первым делом нужно обеспечить приемлемую заработную плату, — говорит Баренблат. — Необходимо организовать надлежащий учет: сегодня мы понимаем, что минимальная ставка — ничто на фоне растущих цен на продукты, аренду жилья, транспорт и так далее». Согласно недавнему опросу, до 93 процентов брендов не обеспечивают своим фабричным сотрудникам прожиточного минимума. Поэтому Clean Clothes Campaign запустили Fashion Checker — инструмент, с помощью которого можно увидеть, какие обязательства выполняют те или иные бренды. По оптимистичным прогнозам, компании будут платить работникам зарплату на уровне прожиточного минимума к 2022 году.

Еще один шаг, который могут сделать бренды, — позволить сотрудникам фабрик объединяться в профсоюзы. «Только так их голоса могут быть услышаны, — говорит де Кастро. — Если у работников будет собственный профсоюз, у них появится защита от таких инцидентов, как отказ заказчика платить по счетам». Сами бренды могут лоббировать правительства по вопросам социального обеспечения сотрудников фабрик. «Эти компании часто воюют за трудовое законодательство, которое не защищает таких работников, — говорит Баренблат. — Но нам нужно сформировать для них системы социальной защиты и охраны здоровья».

Масс-маркет-брендам стоит пересмотреть не только свое отношение к фабричным работникам, но и бизнес-модель, которая базируется на концепции продажи больших объемов вещей по низким ценам. Ежегодно в мире производится 150 миллиардов единиц одежды, при этом около 87 процентов материалов, используемых для их пошива, оказываются на свалке или сжигаются. 

Работница фабрики в Бангладеш, июнь 2020

© NurPhoto

Власть в руках граждан, а не потребителей

Бренды должны изменить существующую систему, но каждый из нас тоже может внести свой вклад. «Осведомленность потребителей очень важна. Если мы откажемся быть частью такой системы и начнем ставить под вопрос деятельность брендов, ситуация начнет меняться», — считает де Кастро. Можно писать брендам напрямую, спрашивая, кто именно шьет их одежду, поддерживать кампании вроде #PayUp и делать пожертвования в фонды помощи сотрудникам фабрик. Покупать секонд-хенд, если это возможно, и продлевать срок жизни вещей, которые уже есть в вашем гардеробе.

В будущем главным стимулом перемен станет то, что мы, как граждане, а не просто потребители, сможем своими силами призвать бренды производить доступную одежду с учетом экологических и этических принципов. «Люди должны призывать марки к ответу и носить те из них, которые соответствуют их ценностям. Нам нужно подключить к этой проблеме правительства. И да, бренды тоже должны работать над собой, — заключает Баренблат. — Но они не станут делать это по зову сердца, поэтому активизм так важен».

Очередь перед Zara, Лондон, июнь 2020

© NurPhoto

Читайте также

Мода

Почему экологичная одежда не может быть более доступной

Мода

Самый модный бренд лета 2020 из инстаграма