© Getty Images

Мода

Фэшн-фронт: что хорошего индустрия моды сделала для мира в 2020-м

И как она страдала сама, но помогала другим

Сегодня будущим модным редакторам принято советовать: расширяйте кругозор и внимательно следите за повесткой. Второй пункт за последние годы стал особенно важным — в учебнике по фэшн-журналистике его бы дважды подчеркнули и выделили жирным. 2020-й в очередной раз показал, что мода — это рефлексия всего, что происходит в мире. И хотя большинство дизайнеров — от Ива Сен-Лорана до Марка Джейкобса — наотрез отказывались и отказываются считать моду искусством, в плане быстрого реагирования на важные вопросы эти две креативные отрасли все же похожи. 

К тому же в этом году индустрия моды показала, что даже несмотря на свой статус самой вредоносной для окружающей среды отрасли, она все-таки может приносить планете пользу. Оглядываясь на этот безжалостный и (наконец) почти прошедший 2020-й, Vogue вспоминает все то хорошее и важное, что сделала мода в этом году. 

COVID-19

Новости в 2020-м, к сожалению, нас чаще огорчали, чем радовали. И главное, что было в этом году в повестке, — пандемия COVID-19. В той или иной степени она оказала влияние на все сферы без исключения, и индустрия моды тоже пострадала от коронавируса на всех своих уровнях. Продажи падали, сотрудники производства лишались рабочих мест, возникали проблемы с транспортировкой, импортом и экспортом, и многие бренды и универмаги такого давления просто не выдержали — разорились и закрылись. 

Но те, кто до ковида занимал позиции более уверенные, мобилизовались и оказали помощь нуждающимся. Tiffany & Co., например, пожертвовали 750 тысяч долларов в Фонд солидарности по борьбе с COVID-19 Всемирной организации здравоохранения и еще 250 тысяч в аналогичный нью-йоркский фонд. «Во время глобального кризиса мы все должны реагировать на насущные потребности общества», — заявила президент Tiffany & Co. Foundation Аниса Камадоли Коста. 

LVMH и Kering в стороне тоже не остались: еще в начале года конгломераты пожертвовали несколько миллионов долларов в китайское отделение «Красного креста», а еще бросили силы на пошив медицинских масок, которые, как вы помните, весной купить в аптеке было просто невозможно. Prada, Dolce & Gabbana, Moncler, Giorgio Armani, Versace, Lacoste, Valentino и многие другие тоже помогали как могли. И это очень важно, потому что свои взгляды на индустрию пересмотрели даже те, кто всегда считал, что мода — это просто прихоть, бессмысленная трата денег, если хотите, и никакой пользы от нее нет. 

Sustainability

Сегодня осознанное потребление — одна из важнейших тем в мире моды. Бренды разного калибра, кажется, наконец осознали масштаб ущерба, который приносит экологии их дело. Вопрос встал ребром не в 2020-м: разговоры о том, как этот ущерб минимизировать, ведутся уже несколько лет. В прошлом году Kering пообещали обеспечить полную углеродную нейтральность во всей компании. LVMH к ним присоединились, а Burberry пообещали перестать сжигать нераспроданные остатки своих коллекций.

В августе 2020-го на саммите G7 крупные модные компании взяли на себя множество инициатив по защите и восстановлению окружающей среды. Kering, Chanel и Inditex решили отказаться от одноразового пластика к 2030 году и стараться использовать более экологичные источники сырья. «Решили» и «стараться» звучит, конечно, как полумеры, но остается надеяться на то, что все проекты будут честно реализованы.

Последний раз слово sustainability облетело мировые модные СМИ буквально пару недель назад — когда Chloé уволили Наташу Рамсей-Леви и назначил на пост креативного директора бренда Габриэлу Херст. Это тоже своего рода — как пел Гарри Стайлс — sign of the times, «символ времени». Для Габриэлы осознанное потребление и все экологичное стояло во главе угла еще в 2015-м, когда она только запускала бренд имени себя. Она говорила о важности защиты окружающей среды еще до того, как это стало мейнстримом, поэтому в ее искренности никто не сомневается. Напротив, она всех без исключения восхищает. Для дизайнеров, которые все еще игнорируют экоповестку, это, безусловно, звоночек: есть ощущение, что в ближайшие несколько лет забота о природе станет для них обязательным требованием. Хотя какие несколько? Это уже так. 

Diversity

Слово «дайверсити» в этом году звучало из тех же «утюгов», что и «састейнабилити». И чем чаще оно употреблялось, тем честнее, кажется, произносилось. Если еще в начале года плюс-сайз-модель Джилл Кортлев выходила на подиум Michael Kors в безразмерном пончо (и была единственной «нестандартной» девушкой среди всех остальных), то к концу 2020-го бренды в полный голос заговорили о том, что неконвенциональная красота — тоже красота. 

Джилл Кортлев на показе Michael Kors осень-зима 2020

© Aurora Rose

Речь, конечно, в первую очередь о показе Versace весна-лето 2021, на котором впервые за всю историю бренда появилась плюс-сайз-модель. Вернее, сразу три: Джилл Кортлев, Альва Клэр и Прешес Ли. На всех них были образы разной степени откровенности, но все же не пончо, что уже хорошо. Рианна в 2020-м пошла еще дальше, и сняла плюс-сайз-моделей в лукбуке своей первой мужской коллекции, а Salvatore Ferragamo (опять же, впервые за 93 года существования) обратили внимание на нетрадиционную модель. Ею стала Палома Эльсессер. 

Спустя несколько месяцев Палома украсила одну из четырех обложек январского номера американского Vogue. В съемке Эльсессер позировала, так сказать, «белой привилегированной женщине» Энни Лейбовиц, а вот стилизовали и интервьюировали ее тоже девушки плюс-сайз с африканскими корнями: Габриэлла Карефа-Джонсон и Жанель Окводу. И если вам кажется, что в этом нет ничего сверхъестественного, то зря. Все вышеперечисленное — символ того, что индустрия моды на всех уровня становится более толерантной и открытой молодым и талантливым — вне зависимости от их расовой принадлежности и размера одежды. И это прекрасно. 

Креативность

Ну и не будем забывать о том, для чего мода вообще существует. Высокий уровень озабоченности социальной повесткой — это, конечно, очень хорошо. Но ведь кроме этого мода должна делать еще кое-что — нести в мир красоту. 

В условиях пандемии это стало несколько сложнее: впечатлить зрителя размахом офлайн-показа или обилием звезд А-листа в первом ряду сегодня невозможно. В современных реалиях он скорее впечатлится их отсутствием — все-таки о своих клиентах и их здоровье надо заботиться. Но именно эти ограничения и открыли дизайнерам новые измерения, в которых они раньше либо никогда не работали, либо делали это для себя и своего удовольствия. 

Вспомните, например, Show-on-the-Wall Джонатана Андерсона для Loewe: сундук с набором в духе «сделай сам», виниловыми пластинками и прочими маленькими радостями, которые пробудили внутреннего ребенка в каждом, кому дизайнер этот сундук отправил. Или — еще один пример —  гениальный подход Schiaparelli к кутюрной коллекции Fall 2020, которую Дэниел Розберри решил даже не отшивать. Он просто представил общественности эскизы, понимая, что кутюрные платья в грядущем сезоне (и сезоне наград в том числе) могут попросту никому не пригодиться. Так зачем же в таком случае тратить на них ткани? Это ведь не sustainable. 

В общем и целом, на плечи дизайнеров в этом году легло немало ответственности: они, как воины, храбро сражались со всем, что выпадало на их долю, и принимали на себя даже самые жестокие удары судьбы. И, что важно, любить свое дело они из-за этого не перестали — напротив, еще раз доказали, что самое чистое искусство рождается в самые темные времена.