© @palomija

мода

Палома Эльсессер — звезда новой обложки американского Vogue. Вот почему ее надо знать и любить

Она носит балетки Chanel с брюками карго и учит женщин любить себя

Трехминутное видео в инстаграме Паломы Эльсессер, на котором она показывает маме и бабушке январский номер американского Vogue, заставит вас обливаться слезами. В мире, где даже конвенционально красивые женщины ежедневно борются со своими страхами и комплексами, появление Паломы на этой обложке — момент действительно вдохновляющий. 28-летнюю темнокожую плюс-сайз-модель в насквозь мокром платье Michael Kors Vogue не без преувеличения называет «ролевой моделью мира моды», и дело не только в том, что ее внешняя «нестандартность» удовлетворяет потребность общества в дайверсити. «Она современная Дороти Дэндридж, Лина Хорн или Рита Хейворт, — говорит визажистка Пэт Макграт, благодаря которой звезда Эльсессер и зажглась. — В ней есть что-то кинематографическое. Ее лицо, тело и разум восхитительны. И она всегда полна веселья и радости». 

Строго говоря, это уже не первая обложка Паломы для американского Vogue — в апреле 2020-го журнал определил для себя тему «Без границ», в рамках которой редакторы выбрали 28 самых перспективных моделей со всего света. Каждой из них отвели по обложке, а вынос на общей (основной) гласил: «Они меняют индустрию». Семь месяцев спустя тот же американский Vogue вновь помещает ее на обложку — но рассказывает о ней уже не только как о модели, а как о личности, на которую стоит равняться. И это намного важнее того факта, что Палома просто украсила январский Vogue. 

Иронично, что мир моды ее в общем-то никогда не интересовал — Палома Эльсессер родилась в Лондоне, выросла в Лос-Анджелесе и перебралась в Нью-Йорк, где поступила в частный университет New School, чтобы изучать психологию и литературу. Там же она с головой окунулась в локальные арт-тусовки и, скажем, зажила полной жизнью, даже не предполагая, что ждет ее дальше. Максимум — мечтала о работе виджеем на MTV, но точно не об обложках Vogue. В 2015-м Палома занялась менеджментом тура своего друга детства, рэпера Earl Sweatshirt. И в один из дней турне, когда самолет Эльсессер и команды приземлился в Филадельфии, ей на почту пришло судьбоносное письмо. От легендарной в фэшн-индустрии визажистки Пэт Макграт, которая на тот момент запускала свою линию косметики и искала кого-то, кто соответствовал бы представлениям Макграт о прекрасном.

Тогда, в 2015-м, Палома густо красила брови коричневым карандашом, не вынимала из правой ноздри золотой пирсинг, а из ушей — огромные серьги-кольца. Ее любимой парой обуви были красные «тимберленды», которые она носила с брюками Dickies и питоновой рубашкой, а список вдохновляющих ее личностей был необъятно широк — от супермоделей Ясмин Гаури и Кристи Тарлингтон до Тупака Шакура и Пи Дидди. В общем, она уже тогда находилась в свободном полете над общепринятыми нормами, но вместе с тем — и в активном поиске собственного «я». 

Макграт стала крестной феей Эльсессер — сегодня она так и называет Пэт. Следом за тем, как рекламная кампания ее косметики увидела свет, Паломой заинтересовалась индустрия. Wonderland стал первым журналом, снявшим Эльсессер, а H&M и Nike поместили ее в свои рекламные кампании. Чуть позже американский Elle назовет ее «музой Пэт Макграт», а i-D напишут на нее профайл с заголовком: «Палома Эльсессер наглядно показывает, что такое быть лучшей версией самой себя». Под ее фото в сетчатой майке, раскрашенной в регги-цвета, друзья в 2016-м шутят: «Видел тебя в клипе Work» (если забыли — Рианна там в платье такой же расцветки). Но они еще не догадываются, что спустя четыре года шутка почти станет явью и Эльсессер начнет принимать участие чуть ли не в каждом шоу и рекламной кампании брендов Рианны. 

Палома на шоу Savage x Fenty Vol. 2 Amazon Prime Video

© Kevin Mazur

За эти четыре года Палома подписала контракты с нью-йоркским, парижским, миланским, лондонским и сиднейским IMG, появилась на обложках арабского, итальянского, мексиканского и британского Vogue, а еще i-D, Muse, More or Less и Garage. Но в полный голос о ней заговорили лишь в сентябре, когда Эльсессер стала первой плюс-сайз-моделью на шоу Salvatore Ferragamo за всю 93-летнюю историю бренда. Всего в 2020-м она сделала девять шоу: Ganni, Alexander McQueen, Lanvin, Salvatore Ferragamo, Savage x Fenty, два Eckhaus Latta и два Fendi. По сравнению с Беллой Хадид в доковидные времена или, скажем, питерской суперзвездой Алиной Болотиной это ничтожно мало. Но для плюс-сайз-модели — вполне достаточно, чтобы попасть в hot list models.com и топ-50 самых обсуждаемых моделей года. 

Палома на шоу Salvatore Ferragamo весна-лето 2021

© Daniele Venturelli

Можно было бы подумать, что модная индустрия апроприировала Палому в корыстных целях — мол, смотрите, мы взяли плюс-сайз-модель, и хоть она в нашем шоу одна, зато какая! Но Эльсессер понимает, что единственная нестандартная модель на показе — лучше, чем если их не будет вообще. И дело не в том, что так она зарабатывает дополнительные очки к своей медийности. «Когда модель размера XL не соглашается принимать участие в каком-то показе, бренд может вообще отказаться от изготовленного для нее сэмпла. В таком случае этот сэмпл не попадет в редакционные материалы, и другим девушкам моего роста придется сниматься в нижнем белье или в объемном пиджаке. Мое решение — лишь звено в целой цепочке. Мое участие в шоу касается не только меня».

Палома на показе Fendi весна-лето 2021

© Victor VIRGILE

Она сознательно берет на себя ответственность не только за немногочисленных curvy-моделей, но и за всех женщин на планете, которые не хотят чувствовать себя обделенными фэшн-индустрией. И, возможно, делает это именно потому, что мода для нее — в первую очередь работа, а не мир, которым она слепо очарована. Может, поэтому этот мир ее так и ценит. 

«Мне всегда казалось, что индустрия прославляет холодных и безэмоциональных моделей с пустым взглядом, — говорит креативный директор Coach Стюарт Веверс, который в сентябре снял Палому в рекламной кампании бренда. — К счастью, сейчас мы возвращаемся к тому, что модель должна транслировать индивидуальность, тепло и ощущение жизни — этот образ не хочется пролистать дальше». Уверены: те, кто впервые увидел Палому на январской обложке Vogue, влюбятся в нее еще сильнее, изучив ее инстаграм. Она одна из немногих, кто в 2020-м искренне обожает балетки Chanel, но носит их так, что хочется заказать их себе во всех цветах. Там же вы заметите, что за пределами подиумов и фотостудий Эльсессер почти не красится и при любом удобном случае признается в любви своему бойфренду Джону. В общем, все как у нас, простых смертных людей, без обложки Vogue в личном портфолио. И именно поэтому то видео, на котором она показывает ее бабушке и маме, трогает нас так, будто мы тоже можем набрать ее номер телефона и поздравить с этим достижением лично.