Кто они: четыре дизайнера, создавшие лимитированные футболки Vogue

Рассказываем об участниках Net-a-Porter Vanguard 2020
Кто они четыре дизайнера создавшие лимитированные футболки Vogue

От модельера, работавшего с Лиззо и Мишель Обамой, до протеже Хайдера Акерманна — четверо участников конкурсной программы Vanguard, которую Net-a-Porter запустили в 2018 году, в корне пересматривают профессию дизайнера. Для молодых брендов Vanguard — это возможность быть услышанными. В этом году участники создали четыре лимитированных футболки для Vogue, которые можно приобрести здесь.

Кристофер Джон Роджерс (Christopher John Rogers), Йоханнес Боэль Кронау (Ioannes), Сахар Асванди (S.Joon) и Мари-Кристин Статц (Gauchere) поделились с нами мыслями о развитии в моде экологичности и инклюзивности, а также рассказали, какой отклик эти идеи находят у их аудитории в столь непростое время.

Christopher John Rogers 

Кристофер Джон Роджерс основал одноименный бренд в 2018-м, а спустя всего год стал лауреатом CFDA/Vogue Fashion Fund.

«Людям необходимо чувствовать контроль над собственными жизнями и историями, необходимо самовыражаться»

В студии Кристофера Джон Роджерса

Вы родились в Луизиане, как детские воспоминания влияют на вашу работу?

Собирался ли я в церковь или на бал дебютанток, для меня это были поводы принарядиться. Убедиться, что туфли подходят к сумке, а она — к шляпе, а шляпа к перчаткам. Даже если многого не можете себе позволить, вы все равно стараетесь преподнести себя в лучшем свете.

Расскажите о своем творческом процессе?

Я слушаю себя, работаю интуитивно, поэтому процесс все время меняется. Обычно сохраняю фотки в инстаграме — от искусства прошлого до снимков друзей в прикольных футболках — и собираю их в некий коллаж, который не имеет общей темы. И так начинается диалог. Коллекция осень-зима 2020 родилась из идеи «манипулирования» тканью. Хотелось, чтобы вы увидели все складки, рюши и стежки, сделанные вручную. Я помешался на всем этом, когда переехал в Нью-Йорк в 2016 году, и до сих пор нахожу в этом вдохновение.

Как вам удается найти баланс между творчеством и коммерцией?

У нас есть простые блузы на пуговицах, элегантные брюки и более прагматичные жакеты. Но это вовсе не означает, что байерам нужны лишь такие вещи. Конечно, иногда в голове возникает вопрос: «Стоит ли и впредь продолжать шить менее эксцентричные вещи, если люди стали покупать у нас?». Но я стараюсь не зацикливаться, полагаюсь на внутреннее чувство, подсказывающее, что я на верном пути.

Christopher John Rodgers весна-лето 2020

А что вы думаете насчет устойчивого развития, говоря о бизнес-стратегии?

Всегда убеждаюсь, что мы платим людям достойные, честные деньги. И конечно, мы не должны производить ненужные вещи, не несущие в себе идею и смысл.

Что бы вы хотели изменить в индустрии?

Хочется видеть на рынке больше новых молодых брендов, которые индустрия начнет по-настоящему принимать в свои ряды. Особенно это касается людей разных рас и ориентации. Здорово было бы, если бы с такими марками начали сотрудничать журналы и магазины, хотя бы в тестовом режиме. Так у юных талантов появился бы простор для работы.

Ваша осенне-зимняя коллекция продемонстрировала силу театрализованной моды. Как думаете, почему аудитории это так нравится сейчас?

Мы переживаем непонятные времена — и с пандемией, и с политической ситуацией в США. Поэтому сейчас людям необходимо чувствовать контроль над собственными жизнями и историями, необходимо самовыражаться. Особенно в ситуациях, когда они чувствуют, что не должны быть самими собою. Мне говорят: «Ты предлагаешь им сбежать от реальности?», но я так не думаю. Вы можете надеть юбку с воланами в офис, при этом будучи самым прогрессивным там человеком. 

В студии Кристофера Джона Роджерса

Ioannes 

Йоханнес Боэль Кронау закончил университет Central Saint Martins в Лондоне и в 2018 году основал свой бренд Ioannes.

«Люди должны носить одежду, а не наоборот»

Скетч Йоханнеса Боэля Кронау

При создании своих коллекций вы ориентируетесь на базовые предметы. Что обязательно должно присутствовать в современном гардеробе каждого?

Я нахожусь в вечном поиске легкого отношения к жизни, и в одежде все просто должно правильно сесть на ваше тело. Хорошая пара брюк, жакет и футболка, которая по-настоящему нравится. Вы должны носить одежду, а не наоборот. Платья с принтами стали основной фишкой нашего бренда именно потому, что их легко носить.

Вы родились в семье плотников в немецкой глубинке. Насколько важно ремесло для вашей работы?

Ремесло и само действо создания чего-либо всегда были основой моего восприятия жизни. Делать что-то своими руками и работать с людьми — самое важное для меня.

Уже дважды вы показывали коллекции в парижском Palais de Tokyo, как на вас влияет мир искусства?

Там я чувствую себя как дома. Еще во времена студенчества моим любимым местом в Париже был именно Palais de Tokyo. Первый показ Ioannes там прошел волшебно, так как мне дали целых 12 часов и полную свободу действий. Репетиции, фотосессия к лукбуку, само шоу — посетители музея и приглашенные на показ люди могли видеть абсолютно весь процесс. Над следующей коллекцией я работал с одним художником, жду не дождусь, когда можно будет все показать.

Вы были протеже Хайдера Акерманна, а также получили степень магистра в Central Saint Martins. Можете рассказать о лучшем совете, который когда-либо получали?

Не бояться ошибок, приветствовать обратную связь и жизненные уроки. Думать наперед о том, чего по-настоящему хочешь. А еще то, что вам не хочется слышать, на самом деле является именно тем, что услышать необходимо.

Как справляетесь с творческим кризисом?

Я его не боюсь. Слишком сильно люблю свою работу.

Скетч Йоханнеса Боэль Кронау

S.Joon

Дизайнер аксессуаров Сахар Асванди основала бренд S.Joon в 2017 году, и с тех пор сумка-тюльпан стала настоящим символом ее марки.

«Я люблю женщин, которые не стесняются быть собой»

Изначально вы занимались танцами, почему дизайн все-таки перевесил?

После окончания университета я работала учителем, тогда же начала собирать винтажные аксессуары и выкладывать их на eBay. Те сумки реально покупали, поэтому однажды я задумалась: «А почему бы не попробовать сделать одну самой?». Так все и началось. Меня вдохновляет искусство, особенно скульптура и архитектура, это прослеживается в моем творчестве. Я фокусируюсь на форме, структуре и на том, как сумка будет смотреться рядом с телом (это особенно видно на примере моделей Teardrop и Milk Pail). Сейчас думаю, как работать с более расслабленными формами.

Опишите портрет идеального клиента?

Обожаю Соланж. Все, что она делает, меня вдохновляет, и люди, с которыми она работает, просто невероятны. А еще Лиззо. Люблю женщин, которые не стесняются быть собой.

Название бренда — отсылка к вашим персидским корням. Как наследие влияет на работу?

Мое наследие делает меня той, кто я есть, а также определяет путь развития бренда. На самом деле, меня вдохновляет множество мест. Недавно была в Гонконге, и это отразилось в новой коллекции. А ведь еще существует жизненный опыт и впечатления. Когда мне сделали предложение, кто-то подарил букет тюльпанов, и так родилась модель сумки Tulip. Я просто рисую, и все складывается.

Скетч Сахар Асванди

Gauchere 

Мари-Кристин Статц основала парижский бренд Gauchere в 2013 году.

«Быть прогрессивнымзначит переосмыслить дух времени»

В студии Мари-Кристин Статц 

Расскажите, как вы работаете? От скетчей до производства.

Начинаю обычно с мудбордов, вдохновленных искусством и архитектурой. Потом разговариваю со своей небольшой командой о цветах и формах, планирую, как и где будем искать нужные ткани. Уже затем идут скетчи, я рисую их с нуля и работаю с человеком, который придумывает узоры. От скетча и до финальной модели — все это результат поддержания целостности первоначальной идеи.

Вы говорили, что женщина Gauchere прогрессивна. А как вы определяете это понятие?

Женщина Gauchere — частичка современного общества. Она знает, чего хочет и кто она: архитектор, мать, учитель. В повседневной жизни у женщин столько ролей! И я окружена потрясающими женщинами в моей команде. Быть прогрессивным — значит переосмыслить дух времени.

В коллекции осень-зима 2020 вы представили четкие силуэты, узкую талию и разнообразную цветовую палитру. Каким был мудборд?

Я всегда стараюсь фокусироваться на форме, текстуре и силуэте. На эту коллекцию меня вдохновила архитектура брутализма, так как мне нравятся ее принципы инклюзивности и умеренности. Эта коллекция — образ, собранный из натуральных материалов и строгих геометрических линий, но тем не менее он остается женственным.

В прошлом сезоне вы работали со стилистом Самюэлем Франсуа над огромными золотыми брошами. Планируете еще что-то подобное? 

Трудиться бок о бок с ним было честью. Это так интересно — взять идею брутализма и выразить ее при помощи украшений. Думаю, в будущем вы увидите и другие плоды нашей совместной работы. Мне нравится все, что связано с трехмерной структурой и игрой с пропорциями. Поработать над сумками и обувью — чем не идея на будущее?

Вы родились в Германии, учились в Нью-Йорке в Parsons School of Design, а сейчас живете в Париже. Как это отражается на вашей марке?

Я жила в Нью-Йорке семь лет, этого достаточно, чтобы ментально понять город. В Париже тоже уже провела немало времени, начинаю понимать его лучше. Но думаю, мой образ бизнесвумен — это все-таки отголоски Нью-Йорка во мне. На Gauchere повлияли разные культуры, да и в конечном итоге бренд представляет интернациональных женщин.

В студии Мари-Кристин Статц 

С 18 мая футболки Vogue доступны по всему миру.