Знакомьтесь: Area — нью-йоркский инди-бренд, который любят Карди Би, Белла Хадид и Мишель Обама

Vogue поговорил с дизайнерами Бекетт Фогг и Пиотреком Панщиком 
Area — ньюйоркский индибренд который любят Карди Би Белла Хадид и не только
Paul Kooiker

Независимый бренд Area, известный своей дерзкой эстетикой с изобилием стразов — жемчужина нью-йоркской моды. Запуская его в 2013-м, выпускники Parsons Бекетт Фогг (32) и Пиотрек Панщик (34) вряд ли рассчитывали на такой успех. Сегодня Area — явление мирового масштаба с огромной армией поклонников, в которой, кстати, немало завидных звездных имен. Кого тут только нет: Мишель Обама, Джазмин Салливан, SZA, Кэти Перри, Карди Би, Белла Хадид и многие другие.

«Если вам нравится Area, значит, у вас яркая индивидуальность» — так Панщик объясняет количество знаменитых клиенток. В чем же изюминка марки? Эта одежда притягивает взгляды: культурные референсы вперемешку с роскошью и гламуром, безупречный крой, который узнаешь сразу, и неимоверное количество декора.

Paul Kooiker

Основная работа кипит в ателье Area на Манхэттене. В минувшем январе бренд дебютировал в жанре haute couture (презентация прошла онлайн вне официального расписания парижской Недели высокой моды), чем сильно взбудоражил индустрию. «Мы всегда стремились выйти на мировой уровень, постепенно шли к этому, — говорит Фогг, ссылаясь на то, что они и до этого делали вещи кутюрного уровня на заказ. — На этом строятся практически все аспекты нашего бизнеса».

К запуску новой коллекции (ищите ее на официальном сайте Area) мы решили пересечься с дизайнерами, чтобы узнать, каково это — наряжать главных звезд современности, как на их работу влияет музыка и почему сегодня так важно иметь широкий размерный ряд.

Paul Kooiker

Как бы вы описали девушку Area? Изменилась ли она с тех пор, когда вы только начинали?

Пиотрек Панщик Она эволюционирует, но вообще эстетику мы никогда кардинально не меняли. Area — это не про нас с Бекетт, а про нашу аудиторию, вот где мы ищем вдохновение.

Бекетт Фогг Наша героиня горда своими успехами и любит это демонстрировать — только не думайте, что она какого-то определенного возраста или происхождения. У нас клиенты по всему миру, отклики есть из самых разных уголков планеты.

Вам доводилось одевать больших звезд — Соланж, Карди Би, SZA. С чего обычно начинается сотрудничество и как выглядит процесс работы?

БФ Иногда они просто пишут нам в директ, все довольно естественно. Мы с самого начала старались выстраивать отношения с клиентами четко, и они всегда знают, чего от нас хотят.

ПП Мы, как правило, работаем по индивидуальным меркам — делаем манекен исходя из параметров конкретного человека. А потом уже можно смело драпировать, кроить. Процесс нехитрый, главное — точность. 

Paul Kooiker

Чей выход в Area вас особенно порадовал?

ПП Недавно Наоми Кэмпбелл надела одно из наших платьев со стразами. Она для нас муза навеки, видеть ее в Area — это что-то потрясающее.

БФ Разумеется, Мишель Обама. Ее выход заставил многих взглянуть на наш бренд по-новому. Еще Джазмин Салливан на Суперкубке — культовый образ.

Да, планка очень высокая. А кого еще вы хотели бы видеть в своей одежде?

ПП Знаете, здорово наблюдать за тем, как вещи «играют» на знаменитостях. Но когда Area надевают люди других профессий, не из шоу-бизнеса, это вдохновляет нас не меньше.

БФ Самые интересные истории — те, которых не ожидаешь. Моя 65-летняя тетя однажды надела нашу блузку — мы были в восторге.

Paul Kooiker

Среди клиентов Area много именитых артистов — как на вашу работу влияет музыка?

ПП Очень сильно. Мы слушаем много музыки, и она неизбежно проникает в наши работы, мы ее переосмысляем, вытаскиваем суть. И при подготовке показа музыка важна: хочется, чтобы публику захватывало все, в том числе и его «звучание». Музыка — тонкий способ оживить коллекцию. 

БФ По-моему, многие наши творения сродни музыке, их можно интерпретировать совершенно по-разному. Музыка добавляет «специй», делает все на порядок интереснее.

Какой музыкой вдохновлялись при работе над последней коллекцией?

ПП Если говорит о кутюре, то мы слушали британскую певицу Дженезис Пи-Орридж (ее не стало в марте 2020-го). Нам вообще нравятся сильные женские голоса.

Paul Kooiker

Как контркультура Нью-Йорка повлияла на ваш бренд? Кто из сегодняшних творцов кажется вам особенно интересным?

ПП Серьезный сдвиг случился буквально недавно — настоящие таланты здесь наконец получили возможность показать себя и засияли. Я говорю о брендах, которые сами себе на уме, все делают по-своему: например, HBA, Telfar, Vaquera и Collina Strada.

БФ Пандемия многих обнулила — не все с этим справились. Но для творческих людей это уйма новых возможностей.

Почему вы решили запустить кутюрную линию?

ПП Это для нас естественный этап развития. Мы изначально хотели создавать сложные вещи, основанные на ремесле.

БФ Мы решили внести ясность, нашим кутюрным творениям была нужна отдельная площадка, чтобы они стали узнаваемыми сами по себе.

Paul Kooiker

Вы показали всем, что кутюр тоже бывает веселым и может предназначаться для людей самых разных размеров. Почему для вас это важно?

ПП Высокая мода должна быть веселой, она должна приносить радость, быть предметом страсти. И да, она создается для людей всех размеров. Для нас в этом вся суть кутюра: уникальные вещи, изготовленные на заказ по индивидуальным меркам, — торжество дайверсити, одним словом.

Какой совет вы бы дали себе начинающим?

ПП Слушать свой внутренний голос. Сейчас в руках молодых дизайнеров столько власти, столько возможностей сделать индустрию моды лучше.

БФ Убедиться, что есть поддержка, и развивать свое сообщество — важно постоянно вести диалог с аудиторией. Следовать заранее подготовленному плану не получится, но это и здорово. Нужно пользоваться обстоятельствами и быть гибким, уметь быстро реагировать и подстраиваться.

Paul Kooiker