Александра Ревенко

© Vogue Россия, октябрь 2020. Фото: Ольга Изаксон. Стиль: Наталья Гольденберг.

Lifestyle

Александра Ревенко об актерской профессии, родителях и тяжелом люксе

В ожидании премьеры «Побочный эффект» пообщались с актрисой

За время работы в театре у актрисы Александры Ревенко появилась трудовая мозоль — и это не оборот речи, а вполне себе физические последствия актерской профессии — семь лет она играет спектакль «Митина любовь» на отвесной стене и перелезает по торчащим из нее жердям, отчего на ладонях образовались мозоли — «как у кошки на лапках», шутит Саша. Это первый спектакль, который Кирилл Серебренников ставил уже с актрисой Александрой Ревенко, выпускницей Школы-cтудии МХАТ, а не со своей студенткой Сашей.

С тех пор у Ревенко прибавилось ролей в «Гоголь-центре», а также в кино: в «Ученике» Серебренникова, «Мертвых душах» Григория Константинопольского, «Содержанках» Константина Богомолова и Дарьи Жук. При этом пафосных заявлений вроде «Искусство — моя жизнь» от нее не услышишь. Она считает, что нужно слушать себя и быть здесь и сейчас: «Я не рефлексирую по поводу профессии, успеха, жизни. Если не сложится с актерством, значит, что-то изменю. Привыкнуть и адаптироваться можно ко всему».

Велик шанс, что этой осенью привыкать нужно будет к популярности, выплеснувшейся за пределы светско-театральной Москвы. В октябре в прокат выходит хоррор дебютанта Алексея Казакова «Побочный эффект», в котором Саша играет ведьму Мару — это ее, пожалуй, первая главная кинороль. «Одно из начальных названий фильма было «Ведьма», а мне педагог по истории мирового и российского кинематографа Галина Геннадьевна Аксенова говорила: «Саша, я знаю, что у вас будет что-то в этом жанре. Вы будете отличной ведьмой». Так что почва для уверенности была».

Ведьма Мара живет в наше время, цинична, самоиронична, понимает, что колдовству и магии никто уже не верит. «Все эти сказки про Бабу-ягу и волшебные пирожки, которые обыгрываются в фильме, — все это мне очень понравилось». Саша не раз шутила, что ее строгий и тяжелый взгляд пугает людей и часто раньше мешал на пробах. «Я называю это «врожденная инфернальность». Правда, была и обратная сторона. «Иногда меня не брали в проект потому, что у меня «модельная внешность», что бы это ни значило. Я была моделью когда-то, в 15 лет, даже на показы выходила, но все это меня не вдохновило».

Стереотипы о красотках Саша привыкла разрушать. А вот в мистику и волшебство верит, как и в ауру с энергетикой. По сценарию «Побочного эффекта» ведьма Мара живет в историческом Доме на набережной. «Хорошо, что съемки проходили в другом месте, я бы не смогла там сниматься, мне даже смотреть на этот дом страшно».

Сашины родители очень любят Москву, знают истории многих домов и переулков и приучили дочь тоже интересоваться историей родного города. Саша любит бывать в музеях-квартирах известных людей, интересуется антиквариатом и стариной. «Есть в Москве места, от которых веет холодом, например, сейчас мы говорим с вами на Покровке, а я знаю, что вот в этом доме жил один из комиссаров, увозивших людей в воронках. И эти знания невозможно выкинуть из головы, они всегда со мной. Каждый раз, гуляя по Москве, я обращаю внимание на цинковые таблички, которые установили благодаря проекту увековечивания памяти жертв политических репрессий «Последний адрес». На них имена, фамилии людей и даты ареста и расстрела. А внизу — дата реабилитации. Жутко думать про эти оборванные жизни».

Папа Саши — заслуженный врач Российской Федерации, психиатр Владимир Ревенко, родом из села Яжелбицы на Валдае. Дед был певчим в церкви, и вся родня по папиной линии с XIX века похоронена там. Прапрабабушка по маминой линии занималась своим домашним театром.

Мама Саши — психолог, кандидат наук, всегда мечтала, чтобы ее дочь занималась искусством. Но не из личных амбиций, а потому что видела в Саше потенциал и потребность. Сама Ревенко шутит, что ее карьеру определило решение специалистов, имея в виду маму-психолога и папу-психиатра. Здоровое отношение к себе, к своей внешности и к жизни у Саши тоже от родителей. Она спокойно реагирует на критику в социальных сетях («у всех свои представления о приличиях, ко мне это имеет мало отношения»), не живет лайками и социальными поглаживаниями, честно признается, что любит ходить на вечеринки и веселиться: «Это же тоже спектакль! Действо! С радостью беру на себя эту роль, выбираю броские наряды и иду играть». За наряды отвечает Дом Chanel, и Саша рада этой дружбе: «Я вообще считаю мир тяжелого люкса очень интересным. Я все замечаю, подмечаю и вижу много интересных персонажей, которых складываю в свою актерскую копилочку». Свободное от люкса и работы время Саша предпочитает проводить в велокафе «Салют» или со своим молодым человеком Антоном Севидовым, лидером группы Tesla Boy. «Так много времени вместе, как на самоизоляции, мы, наверное, никогда не проводили».

На вопрос, с кем Саша хотела бы в будущем поработать, отвечает: «Я просто хочу работать». И в этом ответе слышится больше трепетного отношения к профессии, чем в самых громких заявлениях о любви до гроба.

Скачайте новый номер Vogue, чтобы всегда иметь его под рукой — для IOS и для Android.