© Vogue Россия, октябрь 2020. Фото: Ольга Изаксон. Стиль: Наталья Гольденберг. На Виктории: шерстяное пальто, туфли из кожи и бисера, все Prada; бра, собственность героини; трусы из кружева, Eres

Кино

Виктория Исакова об успехе в кино, главных ролях года и желании объять необъятное

Три осенние премьеры, вошедшие в конкурсную программу «Кинотавра», — и все с участием Виктории, — творческий путь и 2020-й год вообще обсудил с актрисой Андрей Захарьев

«Я просто хочу посидеть на всех стульях сразу», — говорит Виктория Исакова, когда я спрашиваю, как у нее получается выпускать по пять-шесть киноработ в год, не считая театра. И хотя она тут же пытается ухудшить статистику («и это вы загнули — от силы три, даже две»), нынешний год даже со всеми его карантинами и простоями — лучшая тому иллюстрация.

На «Кинотавре» у Исаковой три картины в конкурсе (не считая «Одного вдоха» в программе «Кино на площади»). Она с трудом решает, с какой начать рассказ, но выбирает фильм «Трое». В мелодраме Анны Меликян у нее роль женщины, от которой муж (Константин Хабенский) уходит к новой возлюбленной (Юлия Пересильд). «Этот любовный треугольник нетипичен уже тем, что он не должен был возникнуть. У супругов нормальные, партнерские отношения, и ничего не предвещает, что сейчас начнется разрушение, — говорит Исакова. — Это не «Анна Каренина», где распад семьи изначально витает в воздухе».

Исакова и Меликян знакомы почти 15 лет, более того, они соседи, но работали вместе лишь второй раз — первый был два года назад на короткометражке «Нежность». В планах сериал с той же героиней.

Еще одна история рушащихся отношений — картина Ангелины Никоновой «Кто-нибудь видел мою девчонку?» о любви питерского кинокритика и его музы по мотивам одноименной книги Карины Добротворской. Исаковой досталась роль успешной женщины, до сих пор вспоминающей большую любовь своей юности (двадцатилетнюю Киру играет Аня Чиповская). Зачем две актрисы на одну и ту же роль? Так режиссер хотела подчеркнуть, что женщина в двадцать и сорок — это практически разные люди. От книги здесь остались одни мотивы: изменены имена, 1990-е превратились в безвременье. «Но сама история любви трепетная и не оставит равнодушной самую широкую аудиторию», — говорит Исакова.

Третья картина — абсурдистская комедия «Человек из Подольска», снятая актером и режиссером-дебютантом Семеном Серзиным по популярной пьесе Дмитрия Данилова, — стоит особняком, но тоже рассказывает о странных отношениях — системы и гражданина. Жителя подмосковного города и полицейских-интеллектуалов.

Я хочу и объять необъятное, сыграв все роли, и отдохнуть, сделав одну картину в год

«Мне отводилась роль капитана полиции, я прочитала и не поняла: ну где тут я? Я ж белая и пушистая, какой из меня человек в погонах? А потом ни секунды не пожалела, что пошла».

Исакова убеждена: путь актера во многом зависит от того, кто его учил и воспитывал. 

И не устает вспоминать заветы своих учителей: Олега Ефремова, Романа Козака и Аллы Покровской, Дмитрия Брусникина. Например, будучи студенткой Школы-студии МХАТ, уже работая во МХАТе и готовясь к роли в «Сирано де Бержераке» в постановке Олега Ефремова, впервые получила приглашение сниматься. Пришла отпрашиваться у мастера. «И он сказал: актер должен сниматься, должен быть любим публикой, и тогда у него вырастают крылья».

С тех пор Исакова заветам не изменяет. «Я хочу и объять необъятное, сыграв все роли, и отдохнуть, сделав одну картину в год. Но фильм чтобы был супер, чтобы все говорили: «Ах, какая она прекрасная», а другие: «Что-то мы давно ее не видели, почему так мало снимается?» Но это безжалостная профессия, которая становится самой жизнью, заполняет все уголки твоего существования и одновременно раздергивает с точки зрения эмоциональности», — говорит Исакова. Как уберечься? «Никак».

Виктория Исакова, Vogue Россия, октябрь 2020

© Фото: Ольга Изаксон

На карантине читала, смотрела сериалы: «Неортодоксальную», «Голливуд», «Эйфорию». Самый громкий сериал лета «Чики» тоже посмотрела — не зря же критики проводили параллели с драмой «Точка» Юрия Мороза, где Исакова играла секс-работницу Зебру. «Поначалу я тоже задавалась вопросами, что это за девушки, почему они живут так — тем более это съемки в Кабардино-Балкарии, а мне, человеку, который родился в Дагестане, понятно, как там живется. Но в какой-то момент вопросы отпали, все сложилось. Как и «Точка», это истории не о проститутках, а о мечте, о прошлом и о стереотипах, от которых не избавиться».

Главным итогом самоизоляции Исакова называет неспособность вернуться к прежней гонке. «Такое количество работы, светских выходов, одежды — оказалось, можно жить без всего этого. Обойтись парой футболок, джинсами и кедами. Я могу покупать одно и то же из года в год: джинсы Re/Done, рубашки The Row, кроссовки Reebok. Я к вам на съемку пришла, а Наташа Гольденберг, стилист, предложила: «Может, так и будем сниматься? Без излишеств?» Но мы накинули пальто».

Из новых интересов — детская психология. «Недавно дочь сказала, что переезжает от нас и будет жить в другом доме. Мы сначала приняли это как-то близко к сердцу — если она такое говорит в почти пять лет, что скажет в пятнадцать? Но я почитала Петрановскую, поговорила с детским психологом и узнала специальный термин «пять лет — время паковать чемоданы». Отговаривать не стали, напротив, помогли собрать вещи, заказали такси, предложили денег на первое время. Ребенок решил пока не съезжать».

Фото: Ольга Изаксон. Стиль: Наталья Гольденберг. Прическа: Константин Кочегов. Макияж: Алена Моисеева/li-ne. Ассистент фотографа: Андрей Харыбин/Bold. Ассистенты стилиста: Юлия Варавкина, Вероника Согомонян. Продюсер: Магда Купреишвили. Ассистент продюсера: Данил Белобрага. Редакция выражает благодарность арт-консьержу Lobby за помощь в проведении съемки.