© Дмитрий Ендальцев и Аня Чиповская

Сериалы

Аня Чиповская и Дмитрий Ендальцев — о сериале «Взаперти» и любви на экране и в жизни

«Вообще не смущает выпивать с людьми по Zoom».

В июле на онлайн-платформе Okko выйдет сериал Ивана Петухова «Взаперти». Десять коротких эпизодов из жизни пары в самоизоляции сняты в любимом формате Тимура Бекмамбетова screenlife, то есть все действие происходит на экране мобильного телефона. Главных и единственных героев играют Аня Чиповская и Дмитрий Ендальцев, которые накануне премьеры поговорили с Vogue об отношениях в искусстве и в реальности, любимых сериалах, социальной дистанции и будущем российского кино. 

По сюжету вы — пара, которая решила расстаться, но вынуждена провести вместе период самоизоляции. Если ваши герои в одной квартире, зачем вам телефоны?

Аня: (Вошла в роль. Говорит раздраженно, отчеканивая каждое слово.) Я. Не хочу. Разговаривать. С этим человеком. И смотреть на него. В лицо его лживое. Вот!

Дмитрий: (Смеется) А мне приходится терпеть эти выходки и подчиняться условиям игры.

Аня: Поэтому, если мне что-то надо сказать, я звоню. И когда человек меня спрашивает: «Прости, пожалуйста, а ты зачем звонишь? Можно же прийти и сказать», я отвечаю: «Так тебя хоть отключить можно».

То есть сидите в двух разных комнатах и разговариваете друг с другом по телефону?

Аня: Я понимаю, звучит как бред. Но наш сценарист и режиссер Ваня Петухов так все придумал, что мы сами поразились, насколько это оказалось правдоподобно. Первичная эмоция героев: «Не хочу с тобой разговаривать, поэтому разговариваю так». Это правила игры, которые задаются с самого начала. Но они же все равно друг друга любят, и это игра, как с ее стороны, так и с его. Грубо говоря, две недели эти люди занимаются тем, что всячески пытаются привлечь внимание друг друга. Дима меня знает: я достаточно редко с таким энтузиазмом рассказываю о каких-то работах.

Дмитрий: Только о соленых помидорах.

Аня: Именно. Поэтому я очень надеюсь, что вы посмотрите и не разочаруетесь.

Аня Чиповская на съемках сериала «Взаперти»

А снимаете вы на студии? Или вам даже из дома не надо выходить, чтобы кино снять?

Аня: Пока мы были в самоизоляции, предлагали снимать у нас, но для меня это принципиальный момент. Я мало кого приглашаю к себе, и уж тем более ничего у себя дома не снимаю. Я не хочу, чтобы в кадре были мои вещи, потому что они мои, а не моей героини. Есть большая разница. Поэтому, когда стало возможно выходить, нам сняли квартиру, наполнили ее вещами наших героев: Игоря и Кати. И такой подход мне нравится, потому что я могу играть в чем-то похожего на себя персонажа, но при этом не обнажать свою личную жизнь и быт.

Ну и потом есть возможность вернуться уже к себе домой парой, которая, собственно, не собирается расставаться.

Аня: Да, просто домой, да.

Как вы провели карантин?

Дмитрий: С удовольствием.

Что делали?

Дмитрий: Ой, знаете, мы делали то же самое, что и все — практически ничего. Но какая-то степень осознанности меня за это время посетила... Как-то тупо и пафосно говорю. Короче, сидели на диване, смотрели сериалы. Мы умудрились высечь из этой ситуации максимум положительного. Научились принимать ситуацию такой, какая она есть.

Меня вообще не смущает выпивать с людьми по Zoom. Я бы так и продолжила, если честно

Аня: Ужасно такое говорить, но для меня это почти идеальный образ жизни. Лежать на диване, лениво листать книгу, возиться с котом, смотреть какие-то фильмы, сериалы, кулинарные передачи, много готовить. Я все это очень люблю. И меня вообще не смущает выпивать с людьми по Zoom. Я бы так и продолжила, если честно.

Каково вам 24 часа в сутки время проводить вместе?

Дмитрий: Всего раз пять меня Аня бросала, по-моему, за этот период, но не больше. Нет.

Аня: Это шутка.

По тусовкам вы не скучаете? Премьеры, вечеринки?

Аня: Неееееет.

Дмитрий: Наоборот, вы представляете, насколько стали ценны встречи. Ты выбираешь людей, с которыми ты хочешь видеться. Созваниваешься только с теми, кто тебе действительно дорог. Появилась какая-то потребность в беседе, а не вот это: «Ну давай туда зайдем, потому что там сегодня все».

Аня: И все при этом сидят в своих телефонах. А сейчас людям реально интересно, как у кого дела. Общение превратилось в то, чем и должно быть.

Сейчас социальную дистанцию соблюдаете?

Дмитрий: Конечно. Вирус никто не отменил.

Аня: Мы выходим гулять, мы можем даже зайти в кафе, но избегаем больших скоплений людей. Скоро открывается бар нашего друга Леши Киселева Kisa Bar, но при всем желании потанцевать мы туда не пойдем, потому что некомфортно. Мне кажется, что очень-очень рано люди стали безответственно относиться к вирусу. Я боюсь второй волны, которая может случиться осенью. Моему папе 76 лет. У него диабет. У моей мамы хронический бронхит. Респираторное заболевание — это не для нее. Так что да, я боюсь. У Димы бабуля есть прекрасная. Мне вообще странно, когда говорят: «Сидите дома. Если выйдете, умрете. Платите штрафы, но не работайте». А потом говорят: «Идите. Немедленно работайте». Хотя цифры не стали лучше. Я логики не вижу. А когда я ее не вижу, мне не по себе.

Аня Чиповская на съемках сериала «Взаперти»

Кроме социальной дистанции, как пандемия изменила привычки — ваши и окружающих? 

Дмитрий: Мне кажется, у людей нивелировался рефлекс потрогать что-то или кого-то, кто оказался рядом. И это хорошо. Потому что далеко не все думают: «Я счастье испытываю, когда ты касаешься моего лица своей рукой, которая не знаю где была». Уважение к личному пространству, конечно, необходимо. Мне кажется, вообще эта пандемия многому научила людей. Я надеюсь, что люди, оказавшись дома, наконец-то увидели друг друга. Начали слышать. Кто-то, конечно, развелся, а кто-то, наоборот, сблизился и понял, что многого раньше не замечал. Карантин как такая лакмусовая бумажка…

Как вам вдвоем работается?

Аня: Нечего тебе сказать, Дима, да? А мне работается с Дмитрием очень легко и свободно. Он замечательный партнер и тонкий, думающий артист.

Дмитрий: Могу лишь ответить взаимностью. Нет, правда. Мы с Аней прежде всего большие друзья и друг другу доверяем очень. И это, конечно, спасает нас от большого количества проблем и непонимания. У нас нет цели самоутвердиться через партнера, что приятно и очень обнадеживает.

Аня: Ого. Я даже не думала о таких вещах, как «самоутвердиться». На самом деле я обожаю работать с Димой, потому что мы оба любим поржать, у нас схожее чувство юмора и мне с ним всегда безумно смешно. Мне нравится атмосфера, которую он создает на площадке, потому что Дима — человек, который хочет, чтобы у всех было хорошее настроение. Он — положительный заряд. И когда он на площадке, я тоже себя хорошо веду. Мы как-то уравновешиваем друг друга.

Аня Чиповская и Дмитрий Ендальцев на съемках сериала «Взаперти»

Дмитрий: Я это и имел в виду. Ну и еще я очень восхищаюсь твоими талантами, преклоняюсь перед твоими возможностями и рад быть современником явления по имени Аня Чиповская. Просто наблюдаю за тобой, как люди наблюдают за чем-то прекрасным.

Аня: Я тебе сейчас скину деньги на карту. Слова про современника тысяч на пять тянут.

Что смотрели на самоизоляции?

Аня: Посмотрели запоем «Озарк». Еще «Брачную историю» — это прекрасно. Мне кажется, что в нашем фильме «Взаперти» будет похожая энергия, потому что и там и тут много импровизации и живая атмосфера.

Дмитрий: «Прекрасную эпоху» посмотрели. Трогательно и чудесно.

Аня: Мы с Димой на днях обсуждали, что время до эпидемии, самое начало этого года, оказалось какое-то невероятно плодотворное, богатое на хорошие премьеры. Мы «Джентльменов» раза четыре смотрели. «Два Папы» вообще один из лучших фильмов, которые я видела за последние несколько лет. И последнее, что нас поразило, это «Кролик Джоджо». Это просто магия. Любовь, юмор, боль, жизнь.

Как вам кажется, с чем связана вот эта плодотворность? И чего вы ждете после пандемии?

Дмитрий: Бывают же в истории человечества моменты откровений. Как Серебряный век, например. И я надеюсь, что в российском кино нас тоже ждет бум. Я вижу движение к этому. Мы стали более честными и смелыми, благодаря интернету появилась конкуренция, мы стали думать о качестве. Я верю, что мы на пути к чему-то большому. И я постараюсь быть его частью… Это была моя оскаровская речь (смеется). Но в целом я всегда надеюсь на лучшее. Так легче живется.

Аня: Полностью согласна с предыдущим оратором.

Мимо экрана проходит кот Куусинен.

Дмитрий: Кусиш, а ты что скажешь?

Аня: (Говорит за кота) «Все, чем вы занимаетесь, — шлак».

С кем связываете надежды на бум в отечественном кино?

Аня: Во-первых, с Ксенией Зуевой. Мы с ней сняли фильм «Вмешательство», и это крайне травматичная и чувственная история. Я играю девушку из небольшого городка, у которой в жизни все не очень хорошо. В какой-то момент она оказывается на грани смерти, и ее спасает человек. Но спас ли он ее? Это большой вопрос. Потому что иногда мне кажется, что, может быть, лучше бы она умерла.

Дмитрий: Еще есть Роман Олегович Волобуев. В нем сочетается все: знания, ум, талант. И когда он развернется по-настоящему, это будет прекрасно.

Аня: Есть замечательный Ваня Твердовский. Есть Боря Акопов, который снял фильм «Бык». Есть Нигина Сайфуллаева. Есть Саша Горчилин и Женя Сангаджиев. Есть Настя Пальчикова, сценаристка, которая сейчас сняла режиссерский дебют. Есть Кантемир Балагов, в конце концов.

Дмитрий: Есть Денис Самойлов.

Аня: Есть Дмитрий Ендальцев. Я с ним связываю будущее российского кино. Это не шутка.

«Нормальных людей» не смотрели вы?

Дмитрий: Мы готовимся. Слишком большой резонанс, честно говоря, так что лучше переждать и потом посмотреть.

Аня: Еще надо посмотреть сериал «Чики». Это должно быть прекрасно.

«Нормальных людей» называют манифестом миллениалов. Вам по тридцать с небольшим. Вы задумываетесь о каких-то таких поколенческих вопросах? Миллениалами себя чувствуете? Разницу с 20-летними зумерами ощущаете?

Аня: Не знаю. Я все время ворчу, но я старая лет с пяти. (Смеются оба.
Да, я тоже вижу эти все слова: бумер, зумер, и они ужасно раздражают. Есть человек, а есть плохой, выражаясь цензурно, человек. Вот и вся разница.

Дмитрий: К тому же есть интернет, который объединяет и молодых, и взрослых, и пожилых — всех.

Хочется какого-то всеобщего осознания того, что чья-то чужая жизнь — это чужая жизнь

Мир станет более единым после пандемии?

Дмитрий: Я надеюсь на это. Вообще надеюсь на просвет. Что станет лучше. Во всех отношениях. В политике, религии, человеческих отношениях. Что станет больше уважения, опять же.

Аня: Да, уважения друг к другу. И еще хочется какого-то всеобщего осознания того, что чья-то чужая жизнь — это чужая жизнь. Она представляет огромную ценность, и только сам человек вправе решать, как ему жить. С кем спать, куда ходить, что есть, рожать или не рожать. Потому что, когда начинаются все эти социальные уравниловки, подгон всех под одну гребенку, мол, делать нужно только так и никак иначе…

Дмитрий: Сразу возникает диссонанс...

Аня: И отторжение.

Дмитрий: И к сожалению, ни к чему хорошему это не приводит.