© Jason Bell

Кино

Эль Фэннинг о роли российской императрицы и сериале «Великая»

Екатерина II как икона феминизма в новом проекте создателей «Фаворитки»

16 мая на видеосервисе more.tv выходит сериал «Великая» — история восхождения на российский престол юной прусской принцессы, рассказанная Тони Макнамарой — одним из сценаристов развязной и сатирической «Фаворитки» Йоргоса Лантимоса. В новом сериале номинант на «Оскара» верен себе, так что главное — не воспринимать происходящее на экране всерьез. При дворе императора Петра III (Николас Холт) главные и едва ли не единственные занятия — это вечеринки, где под крики «Ура!» хрусталь летит в пол, секс и охота. За всем свысока наблюдает статуя Петра Великого верхом на медведе и — с нескрываемым изумлением — молодая жена царя, приехавшая в Россию с мечтами о неземной любви и всеобщем образовании.

В главной роли — 22-летняя Эль Фэннинг, которая за последние несколько лет из младшей сестры Дакоты Фэннинг выросла в большую голливудскую звезду. Снимается как в блокбастерах вроде «Малефисенты», так и в авторском кино: «Неоновый демон», «Роковое искушение», «Дождливый день в Нью-Йорке». В конце апреля в онлайн-прокат вышел новый фильм Салли Портер «Неизбранные дороги», где Эль играет трепетную дочь разбитого болезнью писателя (Хавьер Бардем), который когда-то бросил семью в погоне за вдохновением. На берлинскую премьеру Фэннинг пришла в черном, в духе золотого века Голливуда, платье Armani Privé, но мы все не можем забыть ее прошлогодний выход на Каннскую лестницу в шляпе, блузке и юбке Dior, вдохновленных первым показом Кристиана Диора.

Эль Фэннинг в фильме «Неизбранные дороги» Салли Портер

© BRITISH BROADCASTING CORPORATION AND THE BRITISH FILM INSTITUTE AND AP (MOLLY) LTD. 2019

Судьба Екатерины Великой — настоящей self-made woman, поднявшейся на вершину мировой политики, — последние годы как-то особенно вдохновляет и отечественных, и западных режиссеров. Каждый, конечно, трактует ее по-своему. Долгоиграющая «Екатерина» с Мариной Александровой была историей про Россию, встающую с колен. В «Великой» героиня Юлии Снигирь мечтала о счастливом браке и материнстве, но муж оказался чудаковатый, а долгожданного сына забрала императрица Елизавета Петровна, вот и пришлось Екатерине поднатореть в дворцовых интригах. В британском проекте с Хелен Миррен речь уже шла про власть и любовные похождения стареющей императрицы. В новой «Великой», снятой совместно Британией и Австралией, героиня Эль Фэннинг пытается примирить свои романтические, вдохновленные идеалами Просвещения взгляды на мир с суровой реальностью и как минимум отучить придворных дам носить парики набекрень.

Накануне премьеры сериала Vogue обсудил с Эль Фэннинг императрицу России, кино после пандемии и радости карантина.

Эль Фэннинг в сериале «Великая»

© Andrea Pirrello

«Великая» не претендует на звание исторического сериала. Если речь не про то, какой Екатерина II была на самом деле, тогда про что, на ваш взгляд?

Это все равно история Екатерины. Просто в весьма вольной трактовке. Тони Макнамара, отталкиваясь от исторических фактов, создает свой мир — мрачной, не знающей табу комедии. При этом каждая серия построена вокруг реального факта из жизни будущей императрицы. Ее отношения с мужем, попытки развивать в России женское образование, интерес к культуре и науке — все правда. Но мы, конечно, главным образом размышляли не об истории, а о современности, о том, что чувствуем сегодня, что значит быть правителем и как женщины обретают уверенность в своих силах и могущество. 

Главный роман, который случается в жизни Екатерины, это роман с Россией

Екатерина в начале фильма невероятно юная, наивная, романтичная и оптимистичная. А потом она сталкивается с Петром, осознает ситуацию, в которую попала, и задается вопросом: «Как мне жить дальше? Как поступать, если я не хочу прожить жизнь в абсолютной беспомощности?». Она не перестает быть молодой женщиной, мечтающей о любви и счастье, но понимает: придется что-то принести в жертву, чтобы взять свою жизнь и страну в свои руки. Это удивительный персонаж, и я очень рада, что мы сняли про нее целый сериал. Я никогда раньше не снималась в ТВ-проектах, а тут у меня было полгода, чтобы максимально проработать характер своей героини. Так что премьеры я жду с особым нетерпением.

© Jason Bell

Это второй за два года англоязычный сериал про Екатерину Великую. С чем связан интерес к ней?

Сегодня все говорят про феминизм и равенство, и Екатерина в каком-то смысле икона феминизма. Тема всеобщего равенства занимала ее невероятно, особенно в молодости. История Екатерины — это история сильной женщины, которая пытается понять, каковы ее предназначение и судьба, что нужно сделать, чтобы по-настоящему реализоваться. Главный роман, который случается в жизни Екатерины, — это роман с Россией. Я играла женщину, которая влюблена в свою новую родину и одержима мыслью ей помочь. При этом у нее очень сложные отношения с мужем — Ник (Николас Холт. — Прим. Vogue) создал потрясающего персонажа, — которого она то любит, потому что он смешной и обаятельный, то хочет убить. Сериал полон очень человеческих, понятных каждому эмоций, и это тоже делает его актуальным.

Эль Фэннинг в сериале «Великая»

© Andrea Pirrello

Петр III, даря жене сначала живого медведя, а потом любовника и вообще творя черт знает что, преподносит все это под лозунгом: «Я хочу, чтобы все были счастливы». Вам не кажется, что это выглядит сатирой на наше нынешнее стремление к счастью, а не к каким-то высоким целям, о которых мечтали прошлые поколения?

Отчасти. Это же сатира и абсурд. Счастья, как его представляет себе Петр, никому не пожелаешь. Он так забавляется. У него вообще полно странностей — одна мумия мамы чего стоит. Повторюсь, мне кажется, Ник проделал феноменальную работу. Ты все время сомневаешься, безумен ли Петр или умен, ужасаться ли его поступкам или сочувствовать ему. В конце концов, родиться царем и нести весь этот груз ответственности тоже не каждому под силу. А что касается счастья, мне кажется, мы все равно все о нем мечтаем. И Екатерина мечтает, и я. Быть счастливыми важно для нашего ментального здоровья. Вопрос лишь, что приносит тебе радость жизни.

© Jason Bell

Что делает счастливой вас?

Ой, много чего! Мне в этом смысле очень повезло, и я не устаю благодарить судьбу за то, что все так складывается. Я занимаюсь любимым делом чуть ли не с младенчества (Эль было два года, когда ее позвали в фильм «Я — Сэм» играть двухлетнюю версию своей старшей сестры Дакоты, исполнявшей в картине главную роль. — Прим. Vogue). Я обожаю фантазировать, мечтать, заниматься творчеством. Но и быть дома с семьей я тоже счастлива. Очень сочувствую людям, которых вирус разлучил с близкими людьми. Мы все дома, и нам хорошо вместе.

Как, по-вашему, изменится кино после пандемии?

Мне кажется, развлечения нужны людям всегда. И особенно сейчас, когда каждому необходимо отвлечься и подумать о чем-то приятном. Мы с родными пересматриваем наши любимые фильмы и сериалы. Годится все, что дарит чувство единения в период кризиса. Так что кино будет прежде всего способом эскапизма, я думаю.

Эль Фэннинг и Николас Холт в сериале «Великая»

© Hulu

По выходам в свет, нарядам не скучаете? Не начали еще наряжаться дома?

Да я за эти месяцы не вылезала из пижамы, кажется, ни разу. Но не исключаю, что скоро моя рука потянется к шкафу. Я вообще всегда считала, что наряжаться надо в первую очередь для себя. И в период карантина это неплохой способ развлечь себя и близких, можно экспериментировать, дурачиться, носить вечернее платье с тапками. Я пока кайфую в ванной, валяюсь там часами, делаю маски. Волосы вот впервые в жизни в розовый покрасила. А Дакота экспериментирует с маникюром. 

Если считать, что последние 20 лет вы работали, это первый такой долгий период ничегонеделания в вашей жизни. Как вам?

На самом деле бывали времена, когда я не снималась, а, как все дети, ходила в обычную школу. Вообще, у меня ощущение, что я вернулась в детство. Все дома: мама, бабушка, сестра. Мы давно не проводили вместе столько времени, потому что последние семь лет Дакота живет в Нью-Йорке. Правда, до того как разразилась пандемия, мы с Дакотой должны были впервые сниматься вместе, на равных, а не в духе «я играю ее уменьшенную копию» — в фильме Мелани Лоран The Nightingale про жизнь двух сестер во время Второй мировой войны. Так что у меня уже руки чешутся вернуться на площадку.

© Jason Bell

Читайте также:

Шира Хаас об успехе сериала «Неортодоксальная»: «Редко встретишь такую сильную главную героиню»

7 важных ЛГБТК-фильмов

Читайте также

Красота

Рози Хантингтон-Уайтли запустила мини-сериал о бьюти-индустрии

Сериалы

Почему мы так ждем новый сериал Луки Гуаданьино с Хлое Севиньи