Гаэль Гарсия Берналь: «Нужно думать о создании фильмов, а не строить догадки, как изменится киноиндустрия»

Мексиканский актер рассказал Vogue о сотрудничестве с режиссером Пабло Ларраином, съемках фильма «Эма: Танец страсти» и самоизоляции
Гаэль Гарсия Берналь «Нужно думать о создании фильмов а не строить догадки как изменится киноиндустрия»
Гаэль Гарсия Берналь. Фото: Карла Лискер

В течение своей карьеры Гаэль Гарсия Берналь успел поработать с ведущими звездами испанского кинематографа. Актер получил известность после роли в драме Алехандро Гонсалеса Иньярриту «Сука-любовь» (2000), окончательно покорил зрительские сердца в «И твою маму тоже» (2001) Альфонсо Куарона, сыграл молодого Че Гевару в «Дневниках мотоциклиста» (2004) Уолтера Саллеса и продемонстрировал мастерство перевоплощения в «Дурном воспитании» (2004) Педро Альмодовара. Берналь успел поработать и в Голливуде, а в 2016 году получил «Золотой глобус» за лучшую мужскую роль —причудливого дирижера нью-йоркского симфонического оркестра в сериале Amazon «Моцарт в джунглях».

В своем новом проекте «Эма: Танец страсти», фантастической мелодраме чилийского режиссера Пабло Ларраина, актер возвращается к родному испанскому языку. Лента рассказывает историю танцовщицы-анархистки Эмы (Мариана Ди Джироламо), которая выходит замуж за незадачливого хореографа Гастона (Берналь). Пара никак не может оправиться от ряда недавно пережитых трагических событий: пожара, почти фатальной аварии и неудачного усыновления, в котором герои обвиняют друг друга. Поведение Эмы становится все более подозрительным: героиня дает понять, как далеко готова пойти, чтобы вернуть семью.

В мае фильм вышел на стриминговой платформе Mubi. Vogue поговорили с Берналем, сейчас находящимся дома, в Мексике, о жизни в условиях самоизоляции и о будущем киноиндустрии.

Кадр из фильма «Эма: Танец страсти»

Вы уже работали с Пабло Ларраином раньше — снимались в фильмах «Нет» (2012) и «Неруда» (2016). Как началось сотрудничество в этот раз?

Пабло позвонил мне и спросил, что я делаю в сентябре 2018-го. «Собираюсь уехать на пару недель», — ответил я, и тогда он сказал: «Нет, давай снимать фильм! Процесс пошел, у меня уже есть актеры, мы создаем целую вселенную». Я согласился: «Конечно, давай. Все, что ты захочешь». 

Правда, что вы не видели окончательный сценарий до самого начала съемок?

Мы подробно обсуждали сюжет, но Пабло заявил, что хочет экспериментировать, и отказался показывать нам сценарий. Да он и не был полностью прописан — составлялся по ходу съемок, и действия в нем постоянно менялись. Выстраивать сюжетную линию в соответствии с тем, как события развиваются на площадке, — неплохая идея. Это в некотором роде повлияло и на нашу игру: никто не знал, что будет дальше. Иногда получались забавные сцены, но играли мы их совершенно серьезно. Сценарий завораживающий, не от мира сего. Импровизация была нам в радость: мы экспериментировали, снимали по несколько дублей, каждый раз пробуя что-то новое. При монтаже фильм также здорово изменился. Я представлял его себе несколько иначе.

Мариана Ди Джироламо невероятна. Как вы строили отношения Эмы и Гастона?

Она так талантлива. Мы впервые увиделись за день до начала съемок. Приехав в Чили, сразу сказал продюсерам: «Я должен встретиться с ней и познакомиться, мы же собираемся играть мужа и жену!». И накануне пригласил Мариану на ужин. Она милая и на редкость любопытная, моментально располагает к себе. Работать было очень весело.

Кадр из фильма «Эма: Танец страсти»

Гастон переживает личностный кризис, так как Эма называет его бесплодным и обвиняет в безразличии. Что, по-вашему, значит быть мужчиной в пост-#MeToo-эпоху?

Это одна из главных проблем Гастона, и в фильме мы видим, как он взрослеет, учится и становится новым человеком. Такой кризис маскулинности сейчас можно наблюдать повсюду, трудно выразить его словами. Мы понимаем, что «как раньше» уже никогда не будет. Все должно поменяться, но как именно? Эту тему фильм раскрывает в очень специфическом ключе.

Премьера «Эмы» состоялась на Венецианском кинофестивале в 2019 году, фильм также показали на больших экранах в Чили, а теперь он вышел на Mubi. Меняет ли формат, на ваш взгляд, впечатления от просмотра?

Преимущество кинотеатров в том, что они позволяют сбежать от действительности, хотя бы ненадолго. Но если говорить о формате самого фильма, то, думаю, все относительно. В свое время я пересмотрел огромное количество замечательного кино на видеокассетах. Это как сказать: «Если хочешь послушать Моцарта, найми квартет!». Теперь можно слушать Моцарта даже в машине, а некоторые вообще занимаются спортом под Бетховена. У нас есть возможность смотреть контент на разных платформах и получать удовольствие. Все мы глубоко в душе переживаем, что временно не можем делать то, что хочется. Но рано или поздно кинотеатры откроются, и мы снова насладимся коллективным просмотром фильмов.

Как вы думаете, нынешний кризис повлияет на киноиндустрию в будущем?

Разговоры о переменах ведутся довольно давно, и, конечно, появились платформы, позволяющие людям со всего мира мгновенно поглощать тот или иной контент. Это замечательно. Но давайте не забывать, что театры существуют уже много лет, и их формат не меняется — по-прежнему есть сцена и аудитория. Не стоит думать, что кино исчезнет. Изменится ли ситуация для больших студийных фильмов? Понятия не имею. Нужно думать о создании фильмов, а не строить догадки, как изменится индустрия.

А как проходит ваш карантин?

Время от времени чувствую себя подавленным. Но, к счастью, у меня свой дом. Многие люди не могут этим похвастаться, а при этом их просят самоизолироваться. Я работаю над несколькими фильмами, хотя понятия не имею, когда они выйдут. Плохая примета рассказывать о неоконченных проектах, а сейчас это особенно актуально. Пока мне нравится просто наблюдать за ростом моих растений.

Кадр из фильма «Эма: Танец страсти»

 Фильм «Эма: Танец страсти» доступен на Mubi