Кадр из фильма "Аутло"

© Кадр из фильма «Аутло»

Lifestyle

Из чего сделан фильм «Аутло» — от Ру Пола до Гоши Рубчинского

Vogue вместе с режиссером разложил картину на основные визуальные ингредиенты

В ограниченный прокат вышел фильм «Аутло» — экспрессивная драма о девушке с безуминкой в глазах, которая ведет себя как героиня маркиза де Сада и остается безнаказанной благодаря таинственному покровителю. О подростке из Чертаново, который влюбляется в первого парня местной тусовки. И о романе генерала с трансгендерной танцовщицей на закате советской власти. 

Фильм, московская премьера которого должна была состояться чуть ли не месяц назад, но показы раз за разом в последний момент отменялись, сняла дебютантка, глава рекламного агентства Irony Ксения Ратушная. Вложив в него деньги, душу и даже немного больше. В результате получился взрывоопасный коктейль из книг, кино, моды и размышлений о границах и цене свободы.

Николас Виндинг Рефн

«Мне нравится, как он использует свет, и вообще его вкус во многом совпадает с моим, я это особенно почувствовала по его последнему сериалу «Слишком стар, чтобы умереть молодым», — говорит Ксения, но не стоит забывать и про всколыхнувшего модный мир «Неонового демона», где гламур был густо замешан на крови. Кстати, референсом для платья из тюля с шарфом и плечами, покрытыми гранатовыми каплями (главная героиня в исполнении Елизаветы Кашинцевой впервые появляется в нем в фильме), стал не постер с Эль Фэннинг, а кутюрный показ Julien Fournié. Оттуда же и мейк — будто половина головы опалена огнем.

Julien Fournié, Haute Couture осень-зима 2010

RuPaul's Drag Race

«Меня очень интересовала американская культура дрэг-квин, и я стала думать о том, как такое явление могло бы существовать в России, даже не в России, а в Советском Союзе. А может, оно и правда было, просто никто об этом не знал, потому что за это могли убить. У меня в голове начали проигрываться какие-то сюжеты про героиню, которая потом стала Ниной (Евгений Шварцман). Хотелось сделать историю в советском антураже, но с той степенью свободы, которую я видела на шоу Ру Пола. Золотое платье, в котором Нина танцует на сцене, вдохновлено костюмом Вайолет Чачки — она в нем в 2015 году получала приз как победительница RuPaul's Drag Race».

Кадр из фильма «Аутло»

Вайолет Чачки, RuPaul's Drag Race, 2015

«Все умрут, а я останусь» и «Назови меня своим именем»

«Уже размышляя над «Аутло», я посмотрела фильм Луки Гуаданьино, и мне захотелось перенести героя оттуда к нам, в условный мир Гай Германики. Я так и ставила задачу кастинг-директору – найти парня, который напоминал бы Тимоти Шаламе, что для России очень редкий типаж. Фактически единственный вариант, который мне подошел, — это Витя Тарасенко».

Георгий Пинхасов

«Мой любимый фотограф. Он умеет ловить момент, в котором окружающий мир раскладывается на поэтические элементы или, наоборот, обычные объекты собираются в заряженный очень мощной эмоцией калейдоскоп. И все это благодаря цвету, ритму, игре света и тени. Когда я училась на журфаке МГУ, он пришел к нам читать лекцию, открыл ноутбук, чтобы что-то показать. И говорит: «На это не обращайте внимания, это я все подряд снимал, я отсюда одну фотографию выберу и отсюда две». Он просто листал их, пытаясь найти нужный кадр, а я понимала, что там каждый снимок идеальный. Это же просто поразительно: вот есть то, что Пинхасов показывает на выставках, есть то, что выкладывает в инстаграм, а на ноутбуке и в архивах у него хранятся такие сокровища, которых и не видел никто». 

Северное Чертаново

Построенный накануне Олимпиады-80 как «образцово-перспективный жилой район» микрорайон Северное Чертаново на глазах становится самым кинематографичным местом Москвы: инопланетяне сюда уже прилетали, теперь тусуется отвязная молодежь. «Мне нравится романтическая идея о жестоких людях, которые живут по законам улиц. И когда мы искали место, где такое можно снять, Чертаново подошло идеально. Его строили прекрасные архитекторы, это единый комплекс, поэтому, куда ни поверни камеру, ты не увидишь сочетания несочетаемых стилей, как в других спальных районах Москвы. Он и советский, и несоветский, лаконичный, брутальный, будто вырубленный из скалы — и есть в нем что-то от гетто». 

Гоша Рубчинский

Подтяжки «Спаси и сохрани» на голое тело, свитшоты, треники, принты кириллицей и татуировка Free Will на лице – гоп-компания, окружающая в начале фильма героя Глеба Калюжного, одета так, как модный мир, благодаря Гоше Рубчинскому, Демне Гвасалии, Херону Престону и Саше Траутвейну, представляет себе российских трудных подростков. 

Кадр из фильма «Аутло»

Ошейники-чокеры

А еще шарфы и высокие воротники. «Нина закрывает шею, чтобы не был виден кадык. У Аутло на шее чип, с помощью которого ее влиятельный покровитель следит за ее местонахождением. А под ошейником мы видим шрам — ей явно пытались перерезать горло, и это многое объясняет про степень ее травмированности. Ошейник, кстати, настоящий, собачий. А герой Глеба Калюжного большую часть фильма носит на шее водопроводный хомут, купленный в строительном магазине. Все это, конечно, буквальный символ несвободы, от которого так или иначе надо избавиться». 

Кадр из фильма «Аутло»

Кадр из фильма «Аутло»