Lifestyle

Как вино связано с культурой (и наоборот)

Вино — один из немногих продуктов, которому уделяют много внимания и за пределами гастрономии. Рассказываем, как так получилось

В гастрономии есть мало категорий, которым уделяют столь же много внимания, что вину. Есть мир сыров со своими тонкостями, есть карты терруаров чайных листьев, есть, в конце концов, огромный фан-клуб кофе, но вино все равно стоит особняком. В какой еще гастрономической сфере можно дослужиться до научной степени (Master of Wine), есть свой чемпионат мира (ASI Best Sommelier of the World) и отдельная международная ассоциация журналистов (Circle of Wine Writers)? Вино — не просто алкогольный напиток. Вся индустрия, которая его производит и подает, — важный социальный институт с огромной историей.

Вино было частью жизни общества в самые разные времена, причем, в отличие от многих продуктов, занимало привилегированное место. Еще за 3000 лет до нашей эры в Древнем Египте у фараонов были собственные винодельни. В Древней Греции вину придавали сакральное значение, о нем рассуждали философы и слагали стихи поэты. В Средневековье производством вина как особо важного, «божественного» продукта занимались монашеские ордена. Одна из самых известных винных историй царской России — о том, как специально для Александра II шампанский Дом Louis Roederer создал Cristal. В наши дни виноделы сотрудничают с художниками и музыкантами. О вине снимают фильмы, поют песни и описывают его в художественной литературе. Рассказываем вместе с Simple Wine News, как именно вино связано с современной культурой.

Живопись

В 1945 году, сразу после окончания Второй мировой войны, барон Филипп де Ротшильд, владелец Château Mouton Rothschild, решил воплотить в жизнь свою давнюю задумку: с тех пор этикетки каждого нового винтажа оформлял важный для своего времени художник. Дизайн этикетов Mouton Rothschild в разное время создавали Cальвадор Дали, Жоан Миро, Василий Кандинский, Марк Шагал, Пабло Пикассо, Энди Уорхол, Илья Кабаков, Аниш Капур и не только. 

Ornellaia

Другая история, связанная с арт-этикетками, — от хозяйства Ornellaia. С 2009 года, в рамках программы Vendemmia d'artista, ограниченную партию нового винтажа также оформляют современные художники. Еще одна коллаборация такого толка — фонд Art Russe коллекционера и мецената Андрея Филатова. В 2013 году он приобрел хозяйство La Grâce Dieu des Prieurs в Сент-Эмильоне и стал украшать этикетки классическими картинами русских художников, объединив таким образом французскую и русскую культуры. 

Музыка

Red Red Wine группы UB40, Summer Wine Нэнси Синатры, Drunk in Love Бейонсе — вот лишь несколько примеров песен, в которых вину отведено отдельное место. Рок-звезды вроде Стинга или Дэйва Мастейна из Megadeth владеют собственными винодельнями и вдохновляются игрой танинов в бокале уже немало лет. Откуда у музыкантов такая тяга к этому напитку? И вино, и музыка приносят нам одинаково яркие впечатления. Несколько лет назад профессор психологии Оксфордского университета Чарльз Спенс на фокус-группе, опытным путем, изучал взаимодействие музыки и разных типов вина. Выяснилось, что рислинг лучше пить под песни в спокойном темпе, с ровным ритмом, а вот под синкопы лучше всего наше тело воспринимает красные итальянские, типа барберы из Пьемонта. В целом Спенс установил, что чем тяжелее и низкочастотнее музыка, тем более крепким и полнотелым мы воспринимаем содержимое бокала. 

Фредди Меркьюри со своей девушкой Мэри Остин, 1977 год

Мода

Несмотря на то, что в мире вина своя мода и свои тренды, некоторые хозяйства тесно сотрудничают с настоящими модными Домами. Сицилийская винодельня Donnafugata выпускает уже второе вино в коллаборации с Dolce & Gabbana. Владелица винодельни, Жозе Ралло, яркая и энергичная женщина, очень любит эксперименты в одежде и всегда смело сочетает свои вина с творчеством. Один из ее любимых арт-проектов — красочные этикетки, по которым всегда можно узнать ее вино. Первым шагом винодельни в сторону мира моды стало насыщенное красное из каберне совиньона, неро Д'авола и танна, оформленное яркими этикетками Dolce & Gabbana. 

Donnafugata

Вторая ступень — недавно вышедшее розе, созданное специально для итальянского бренда из винограда, растущего у подножия вулкана Этна. Графика на этикетке вдохновлена традиционными сицилийскими расписными повозками Carettu Sicilianu, которые использовались на острове до середины XX века. «Нас объединяет любовь к сицилийским традициям, внимание к деталям, ремесленный подход к производству и бесконечная погоня за всем новым и неизведанным», — прокомментировал сотрудничество Альфонсо Дольче, брат дизайнера Доменико Дольче. Жозе Ралло сказала в одном из интервью: «Вино требует четкого расчета, но кроме того, чтобы любить вино, нужно быть творческим человеком, мечтателем, визионером. Вот почему мы всегда ищем новые пути самовыражения».   

Архитектура 

Прогрессивные хозяйства хорошо финансируют проекты новых ферментационных цехов и других элементов инфраструктуры. В 2011 году знаменитое правобережное Château Cheval Blanc представило свою новую винодельню от архитектора Кристиана де Портзампарка. На ее крыше расположился живой сад. Гордость Лагуардии, что в Риохе, — невероятной красоты здание Bodegas Ysios, которое вливается в пейзаж, как виртуальная, пиксельная волна, повторяя рельеф горного хребта на фоне. 

Cheval Blanc

Имение «Сикоры» в Краснодарском крае — уже наша достопримечательность: их новая минималистичная гравитационная винодельня создана по проекту французского архитектора Матье Брюллона. Все перемещения сусла и вина здесь происходят под действием силы тяжести, без использования насосов. Это позволяет бережнее работать с сырьем и получать вина более высокого качества.

Литература 

Помимо профильной литературы о вине и винной журналистики, с вином связаны и художественные произведения. Одно из таких — «Гроздья Ральфа», книга, которую написал и оформил знаменитый британский иллюстратор Ральф Стедман. Тот самый, что занимался оформлением романа «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» Хантера Томпсона. Биба Мерло, самопровозглашенный литературный сомелье — автор книги «Любовный напиток», в которой совмещены двенадцать романтических историй, завязанных на бокале. Еще один «винный» писатель — Омар Хайям, этот напиток часто фигурирует в его произведениях.

Louis Roederer

Читайте также