© Выставка «Иной взгляд. Портрет страны в объективе агентства Magnum». Фото: Василий Буланов

Афиша

Модный и ироничный портрет нашей страны смотрите на этой фотовыставке Magnum

С 6 июля в петербургском Манеже 

Выставку «Иной взгляд. Портрет страны в объективе агентства Magnum» в Санкт-Петербурге планировали открыть еще весной, но отложили по понятным причинам, обещая назвать новые даты при первой возможности. Накануне они стали известны: увидеть экспозицию можно с 6 июля (и, предположительно, до конца месяца), а приобрести электронные билеты — уже с 3-го числа. Публикуем материал из июньского арт-номера Vogue, посвященный «магнумовскому» портрету нашей страны, весьма модному и ироничному. Увидеть его после завершения выставки можно в специальном 3D-туре. 

«Это фэшн-съемка глазами журналиста, — куратор выставки Нина Гомиашвили поет дифирамбы итальянцу Фердинандо Шанне. — Ты видишь этих моделей-­итальянок, эти шубы, это лето в Ленинграде и понимаешь, что перед тобой съемка для журнала (а на самом деле для рекламы ­итальянской шубной фабрики), но в ней столько жизни, секса, движения, что кажется, будто никакой постановки и не было. И еще эти зонтики голубые, эта красная синтетическая, как и положено 1980‑м, детская коляска на фоне храма — в общем, невозможно не ­влюбиться, хочется распечатать все это и повесить на стену. И у Мартина Парра, который в конце 2000-х снимал Галю Смирнскую на сочинском пляже на фоне гальки и загорающих бабушек, также получаются фотографии невероятной наполненности. Это не постановка. Парр прос­то останавливается, и мир перед ним начинает кружиться удивительным образом. Они все волшебники, конечно».

Фердинандо Шанна. «Модники Ленинграда». СССР, 1987

© Ferdinando Scianna/Magnum Photos

Фердинандо Шанна и ­Мартин Парр — герои выставки «Иной взгляд. Портрет страны в объективе агентства Magnum» в петербургском Манеже, для которой Нина Гомиашвили отобрала 250 работ от 39 фото­графов за всю историю знаменитого агентства. Тем более что история эта с СССР и началась. 

Magnum задает очень высокие стандарты качества. Туда принимают как в масонскую ложу

В 1947 году, сразу пос­ле создания Magnum — а агентство было нужно для того, чтобы иметь полный контроль над фотографиями и подписями к ним, потому что война показала, что снимки можно трактовать как угодно, — фотограф Роберт Капа вместе с писателем Джоном Стейнбеком на 40 дней отправились за железный занавес, а по итогам выпустили «Русский дневник». «Удивительная цветная Москва у Капы, тогда практичес­ки никто не снимал репортажи на цветную пленку, — говорит Гомиашвили. — И конечно, моя любимая Грузия с потрясающими описаниями Стейнбека. От всего этого ­просто замирает сердце».

Гарри Груйер. «Празднование Дня Победы». Мос­ква, СССР, 1989

© Harry Gruyaert/Magnum Photos

Жизнь, которая настойчиво пробивается сквозь военные руины у Капы; модные девушки — блузка в горох с ­бантом, босоножки с носками — у Анри Картье-Брессона. Много красного и синего, церкви и музеи, маленькие люди на фоне огромных изображений вождей, балет и спорт, портреты поэтов, дети со скакалками, танцующие подружки, одинокая фигура на паспортном контроле. Фотографы Magnum, часто приез­жавшие сюда под видом обычных туристов, смотрят на СССР, а потом и Россию глазами, как говорит Гомиашвили, «любопытствующего аутсайдера». 

Снимки Берта Глинна на выставке «Иной взгляд: Портрет страны в объективе агентства Magnum»

© Фото: Василий Буланов

«Потому и выставка называется «Иной взгляд», — продолжает Гомиашвили. — В слове «другой» заложен конфликт, а «иной» мягче, более обтекаемое и ироничное. Я, когда начинала отбирать в архиве Magnum фотографии, боялась, что будет много «ужасов режима». Но их я не увидела ­вообще! Даже у военного фотографа Томаса Дворжака, который снимал Чечню и Дагестан. Там много оружия, мощные лица, потрясающее построение кадра — и нет оценки. Картье-Брессон учил фотографов не вмешиваться. Есть видео, где он, снимая, ходит на цыпочках, как цапля. И то же самое я увидела у американца Алекса Уэбба, когда он в прошлом году вместе с еще пятью фотографами приезжал снимать Москву в рамках проекта Magnum Live/Lab19 (снимки из него станут финалом выставки в Манеже). Он высокий, яркий, но, работая, съеживается, превращается в комара. Снимает портреты, но люди его не замечают и поэтому не позируют».

Марк Рибу. «Советские студенты». Москва, СССР, 1962

© Marc Riboud / Fonds Marc Riboud

Экспозицию разделили на два этажа: на первом СССР, в основном ­Москва и Ленинград, на втором — Россия, от Кавказа до Якутии, и тут много экзотики: паломники, шаманы. Видимо, столицы стали слишком похожи на привычные европейские города. «При отборе мне было важно, чтобы фотографии «жили», разговаривали друг с другом, — говорит Нина. — А вообще моя работа заключалась в том, чтобы пинцетом выбирать золото наивысшей пробы среди золота высшей пробы. Несмот­ря на индивидуальность каждого из фотографов, Magnum задает очень высокие стандарты качества. Туда принимают как в масонскую ложу. Это по-прежнему единственное фотоагентство, которое уже много лет носит корону первенства на голове». И ронять ее не собирается.

Выставка «Иной взгляд: Портрет страны в объективе агентства Magnum» в петербургском Манеже

© Фото: Василий Буланов

Читайте также

Афиша

Карантинная Трейси Эмин и ее онлайн-выставка

Мода

В Санкт-Петербурге открылось пространство Louis Vuitton