© Иллюстрация Наны Тотибадзе для июньского арт-номера Vogue

Искусство

Нана Тотибадзе о своих иллюстрациях, любимых художниках и увлечениях

Для июньского арт-номера Vogue Нана изобразила узнаваемых антропоморфных зверюшек в девичьих платьях 

«Если родился в шумном и дико талантливом клане художников, важно побыстрее найти свой почерк, — знакомят с Наной, одной из шести сестер Тотибадзе, в свежем выпуске российского Vogue. — Ноу-хау Наны, выпускницы Высшей школы графического дизайна, — антропоморфные зверюшки, которые для июньского арт-номера примерили девичьи платья». Нана вот уже несколько лет рисует такие открытки, работает и над объемными сюжетами для книг, среди ранее оформленных — «Карусель» Бориса Пастернака. Когда закончится карантин, Тотибадзе планирует всей семьей встретиться в мастерской: «Позовем друзей и будем есть, пить, петь, обниматься и танцевать так, что мало не покажется». Vogue.ru художница также рассказала, где в обычной жизни ищет вдохновение, кем увлекается и что слушает во время работы.

Кого из своих зверюшек вы нарисовали первыми и как скоро это стало вашей ключевой серией?

Мне заказали серию открыток для книжного магазина Waterstones в Лондоне — и первой я нарисовала маленькую пуму в оранжевых носках. Всем она понравилась, дальше я уже не смогла остановиться. За ней появились тигры, гепард, лиса и львята.

Нана Тотибадзе

© Ольга Изаксон

Сколько времени в среднем уходит на одно изображение, отдельное или для книг, которые иллюстрируете? 

Иногда самое трудное — придумать персонажа, его характер. Иногда — ситуацию, общее настроение истории. Бывает, что это приходит мгновенно, видишь всю картинку и остается ее нарисовать и раскрасить. Много времени уходит на детали: какая фактура будет у платья львицы, какой лучше выбрать паттерн? Из какого кружева сделан воротничок у лисы? Порой на одну картинку уходят недели, а иногда все складывается за несколько дней. 

Есть ли художники, иллюстраторы, оказавшие на вас особенное влияние: на первых порах, во время учебы или недавно?

Последнее время я очень увлеклась детской графикой 1920–1930-х годов, в первую очередь литографиями. Я слежу за некоторыми современными европейскими и американскими художниками и иллюстраторами, например, за Дэвидом Хокни, Blexbolex или Карсон Эллис. А еще, конечно, с нами нидерландская и итальянская живопись XV века — вдохновляет всегда!

Куда вы отправляетесь ради культуры и развлечений, когда путешествуете?

Я всегда иду в маленькие старые бары вечером и в музеи утром: честно говоря, это мое любимое развлечение. Если про музеи, то это «обычные подозреваемые», куда можно ходить бесконечное число раз: Gemäldegalerie в Берлине, Уфицци во Флоренции, музей Тиссена-Борнемисы в Мадриде, Бобур в Париже, Метрополитен в Нью-Йорке. И Пушкинский в Москве!

Какую музыку слушаете во время работы и вообще?

Мой «карантинный» плейлист состоит из бразильского фанк-рока, итальянских баллад 1960-х и саундтреков к моим любимым фильмам Уэса Андерсона и Квентина Тарантино. Никогда не знаешь заранее, что тебя поразит в самое сердце: иногда это Элтон Джон, а иногда Шило из группы «Кровосток». 

Кадр из фильма «Убить Билла. Фильм 1» (2003) Квентина Тарантино

Как выглядит ваше рабочее пространство и что вам больше всего в нем нравится?

Я стараюсь не привязываться к обстановке и вещам: создаю рабочее пространство везде, где только можно. У меня сейчас нет своей мастерской, я уже почти привыкла работать из дома. Включаешь подкаст «Шум и яркость» или «Отвечают сирийские мистики», садишься за стол — и все начинается.

Кто из мира моды, от дизайнеров до фотографов, вам особенно нравится и в чем-то близок?

Работая над иллюстрациями для Vogue, я очень подробно рассмотрела несколько последних коллекций Алессандро Микеле для Gucci. Бархатные бантики, изумрудный вельвет, фиолетовый с розовым, пушистые носочки, пайетки. Все это мне очень нравится.

Gucci, весна-лето 2020; Gucci, весна-лето 2018

Читайте также

Радости жизни

Маша Федорова об июньском номере Vogue

Красота

Какой косметикой пользуются редакторы Vogue во время самоизоляции