© Элис Нил. Marxist Girl (Irene Peslikas), 1972; The Estate of Alice Neel; Victoria Miro, London/Venice

Искусство

Станет ли 2020-й годом женского искусства

Наблюдая, как много cтало появляться исторических инстаграмов о женском искусстве, подкастов, книг и персональных выставок художниц, можно поверить, что мир искусства движется в сторону гендерного равенства. В реальности путь еще предстоит долгий, считает арт-критик Хетти Джуда

Работая над материалом для Vogue о лучших выставках на год вперед, я внезапно обнаружила, что список моих фаворитов чуть ли не целиком составили художницы. Это отнюдь не нормальная ситуация: ожидаемых женских выставок в году обычно немного, и их еще нужно поискать. У моей выборки не было особой тематики и уклона — я просто выделила все самое интересное. Попавшие в список художницы едва ли новые, еще не обнаруженные или оставленные без внимания. Это Элис Нил, писавшая превосходные портреты гарлемской (и нью-йоркской вообще) богемы середины прошлого века, скульпторша-бунтарка Ники де Сен-Фалль, Артемизия Джентилески — величайшая художница эпохи итальянского барокко, — а еще перформансистка сербского происхождения Марина Абрамович и фотограф из ЮАР Занеле Мухоли, чьи автопортреты покорили всех на последней Венецианской биеннале.

Артемизия Джентилески. «Автопортрет в образе Святой Екатерины Александрийской» (1615–1617) на мольберте

© The National Gallery, London

Нет ничего удивительного, что их работы выставляют крупные музеи, но примечательно, как массово и с каким самозабвением они это делают. Статистика последних пяти лет показывает, что лишь четверть крупных персональных выставок в США и странах Европы осталась за женщинами. В 2017-м в топ-20 самых популярных выставок года попала лишь одна женская — Яёи Кусамы.

Кусама, кстати, — это колоссальные 14 процентов от общего количества женщин на аукционах. Иными словами, она лидирует в тех крошечных двух процентах, которые в мировом объеме аукционных продаж занимает женское искусство. Мы пишем, что его недооценивают, но показатели говорят в лоб: оно составляет лишь два процента того, что уходит с молотка.

Занеле Мухоли. Bona, Charlottesville, 2015

© Zanele Muholi

На заре движения историков женского искусства

Борьба за пересмотр оценки женского искусства — коллективное дело. В 2014 году Дженнифер Хигги, уважаемый арт-критик австралийского происхождения, принялась ежедневно делать в инстаграме посты о важных женщинах-художницах, помечая их почтительным тегом #BowDown. В прошлом году проект Bow Down: Women in Art переродился в подкаст о женщинах в искусстве: от античности до современности.

Хигги такая не одна: инстаграм стал местом свободной дискуссии для всех заинтересованных женским искусством, тут делятся работами недооцененных художниц, обсуждают их. У аккаунтов вроде того, что ведет Кэти Хэссел, @thegreatwomenartists (теперь он тоже обзавелся подкастом), много верных подписчиков. Книгоиздатели быстро сориентировались: многостраничные фолианты о женщинах в искусстве — феномен наших дней. Бестселлером 2019 года стала книга Great Women Artists издательства Phaidon. Ее заголовок отсылает к эссе Линды Нохлин 1971 года Why Have There Been No Great Women Artists?, оно же, кстати, в 2018-м стало источником вдохновения для принта на футболке Dior.

Революция началась, но победы не случилось

Со всеми упоительными разговорами о женщинах-художницах кажется, что перемены уже происходят, что мир искусства продвинулся еще дальше к равенству в репрезентации. Так ли это, раз все вокруг говорят и пишут о великих художницах? Дело сделано, паритет достигнут? Шарлотта Бернс, исполнительный редактор подкаста In Other Words, утверждает: категорически нет. Бернс выступила соавтором разгромного отчета за 2019 год под названием Women's Place in the Art World — Why Recent Advancements for Female Artists Are Largely an Illusion. «Здорово, что выставок стало больше, однако цифры совсем далеки от того, какими им нужно быть, — говорит Бернс. — Дела идут намного лучше, чем раньше, но стоит ли уже начинать праздновать?»

Исследование Бернс показало: музеи все больше выставляют женское искусство, но не покупают его. Из 260 470 работ, пополнивших постоянные коллекции ведущих американских музеев с 2008 года, всего 29 247 выполнены женщинами. «Количество приобретаемого женского искусства совсем не выросло, — уточняет Шарлотта. — По правде говоря, пик случился десять лет назад».

Элис Нил, октябрь 1980

© NYP Holdings, Inc; Photo: Frank Leonardo/New York Post Archives

«Феномен Баадера — Майнхоф» или иллюзия частотности

Если ситуация с музейными коллекциями говорит не об успехах, а о стагнации, почему же чутье подсказывает нам обратное? Бернс полагает, что мы повсюду замечаем женское искусство просто потому, что запрограммированы обращать на него внимание.

Отчеты вроде вышеупомянутого Women's Place in the Art World показывают, что в деле продвижения женского искусства необходимо вести себя решительно. И к этому прислушиваются. В марте прошлого года лондонская галерея Richard Saltoun запустила выставочную программу 100% Women длиной в год. А в ноябре участники стихийно образовавшейся организации Feminist Art Coalition объявили, что президентские выборы 2020 года в США будут сопровождаться программой выставок на феминистские темы, которая пройдет в масштабах всей страны.

Feminist Art Coalition была создана после выборов 2016 года. «Я тогда поняла, что необходимо дать определение мизогинии на общемировом и национальном уровнях, — говорит Апсара Ди Куинци, старший куратор направления современного искусства калифорнийского BAMPFA (Berkeley Art Museum and Pacific Film Archive). — Потом осенью 2017-го возникло движение #MeToo, которое, думаю, многое сделало для достижения этой цели. За тем, как оно разворачивается на международном уровне, наблюдать было невероятно. Мне хотелось создать нечто подобное, что могло бы стать органичным и систематизированным, расти экспоненциально — как движение Women's March («Марш женщин»), — а также то, что повысило бы культурную осведомленность в вопросах феминизма и социальной справедливости».

В проекте участвуют более 70 уважаемых институций — Бруклинский музей, лос-анджелесский Hammer Museum, Walker Art Center в Миннеаполисе и многие другие, — список только растет. На деле это означает, что осень пройдет под знаком персональных выставок Микалейн Томас, Джуди Чикаго и Дороти Янноне, а также тематических экспозиций.

Искусство и гендерный баланс

Немало почвы еще нужно проработать. Коллекционерам следует пересмотреть свой подход к оценке искусства и факт, что они могут невольно замыкать порочный круг, полагаясь на данные аукционов. Музейным попечителям — поддерживать кураторов, которые выступают за покупку женских работ для коллекции.

Важная роль отведена и любящей искусство публике. Элеонор Нэйрн, куратор полной откровений выставки Lee Krasner: Living Colour (после франкфуртского Schirn Kunsthalle она отправляется в бернский Центр Пауля Клее и Музей Гуггенхайма в Бильбао), говорит, что составители выставочных программ часто опасаются, что женским выставкам не хватит притягательности.

«Кураторы из разных стран, с которыми я общаюсь, осознают, как важно делать программу не только динамичной, но и разнообразной, — поясняет Нэйрн. — Многие из нас увлечены творчеством малоизвестных художниц, заслуживающих представления на институциональном уровне. Вопрос лишь в том, смогут ли эти художницы привлечь достаточно зрителей. Частые сокращения штата и финансирования вынуждают музеи и галереи считаться с доходом из кассы». Проще говоря, если зрители и правда хотят видеть больше выставок великих художниц, лучшее, что можно сделать — на них пойти.

Марина Абрамович в белградском Музее современного искусства, 2019

© ANDREJ ISAKOVIC/AFP


Хетти Джуда — британский арт-критик, автор нескольких книг. Среди последних ее работ — Art London: A Guide to Places, Events and Artists (издательство ACC Art Books, 2019) и краткая биография Фриды Кало, которая выйдет в издательстве Laurence King осенью 2020 года.

Читайте также

Радости жизни

Главное о выставке «Сальвадор Дали. Магическое искусство»

Мода

Как прошла выставка детской моды Pitti Bimbo

Edition