РПП

© igor_brehov

Красота

Психологи о пищевых расстройствах: все, что вы хотели знать о причинах, особенностях и лечении РПП 

Исчерпывающий гид для тех, кто хочет разобраться в опасной проблеме 

Vogue продолжает серию материалов о РПП — с их помощью мы хотим нарушить молчание и снять табу с темы пищевых расстройств, от которых ежечасно умирает один человек в мире. На этот раз мы решили узнать у специалистов, которые плотно занимаются лечением анорексии, булимии, нервных перееданий и других видов расстройств пищевого поведения, всю правду. Ниже психологи делятся личными переживаниями больных, сложностями, с которыми они сталкиваются, собственными инсайтами от многолетней практики и, конечно, ищут вместе с нами пути выхода из этой сложной и опасной проблемы каждого отдельного человека и общества в целом.

Фото: Igor Brehov

Каковы основные причины появления РПП 

По словам психолога-психотерапевта Ирины Ушковой, активно работающей с расстройствами пищевого поведения, хоть генетическая предрасположенность к РПП действительно существует, ее одной недостаточно — для развития заболевания нужны запускающие факторы. Ими может стать критика со стороны значимых близких, травматический опыт, стрессовые события, но главное — диета.

Клинический психолог, основатель и руководитель первого онлайн-центра образования и психотерапевтической помощи людям с РПП «Осознанное тело» Елена Широкова выделяет пять основных причин возникновения расстройств пищевого поведения:

  1. 1

    Генетическая предрасположенность. Научные исследования подтверждают: если у родственников первой линии есть или было РПП, то вероятность развития заболевания в разы выше.
  2. 2

    Диеты и ограничения в питании. У человека может быть предрасположенность к РПП, но если он никогда не прибегнет к ограничениям и подсчетам калорий с целью похудеть, то, возможно, он никогда и не узнает о наличии этой предрасположенности. Диеты являются сильнейшим научно доказанным триггером для развития расстройства.
  3. 3

    Социальное давление и диетическая культура. В нашем мире быть красивым и успешным означает быть стройным и подтянутым. Желание добиться признания провоцирует первые попытки начать худеть, что запускает расстройство пищевого поведения.
  4. 4

    Эмоциональная уязвимость в совокупности с неумением управлять эмоциями. Существуют высокочувствительные люди, которые все принимают близко к сердцу: у них быстро нарастает эмоциональное возбуждение и дольше происходит затухание в сравнении с другими. Такие личности как раз склонны к зависимому поведению и расстройствам пищевого поведения.
  5. 5

    Психологическая травма. Физическое, эмоциональное и сексуальное насилие в прошлом, а также буллинг или плохие отношения со сверстниками могут повлиять на развитие расстройства пищевого поведения в дальнейшем.

Кандидат психологических наук, специалист в области проблем пищевого поведения Анастасия Томилова помимо сложностей в отношениях относит к причинам и вопрос низкой самооценки. «Желание похудеть — это достаточно инфантильная вера в то, что для счастья нужно быть красивой. Это осознанное или бессознательное ощущение, что, похудев, можно решить все проблемы автоматически. Но для многих, кто встает на этот путь, психологические проблемы, лежащие в основе, не только не решаются, но и усугубляются».

Фото: Igor Brehov

Можно ли предугадать риск развития пищевого расстройства

Ген анорексии существует — это научно доказанный факт. Но можно ли выявить психологические предпосылки развития РПП у того или иного человека? Анастасия Томилова отвечает, что к таким особенностям характера относятся перфекционизм, стремление к идеалу, негибкость в восприятии себя и других, требовательность к себе в достижении результатов, нечувствительность к своим телесным ощущениям, сложности в построении доверительных, открытых отношений, неумение понимать свои переживания. 

Ирина Ушкова уверена, что выявлять подобные риски нет никакого практического смысла — они не всегда реализуются. Лучше сосредоточиться на том, что защищает от РПП. «Это в первую очередь полноценное, достаточное и разнообразное питание, а также отсутствие деления еды на плохую и хорошую. «Пищевые ограничения запускают гены РПП, а сбалансированное и гибкое питание их выключает, — объясняет Ирина. — Второй важный защитный фактор, который позволит снизить риски развития РПП, — это отношение к телу как нейтральному объекту. Для человека с пищевым расстройством значимость тела, фигуры и веса стоит на первом месте. Ему не так важно, какие у него успехи на работе, в учебе, личной жизни — важно только то, что показывают весы. Значимость тела поддерживается и в современном обществе — отсюда увеличение процента людей с подобными проблемами. Поэтому важно фокусироваться на том, что есть вещи важнее формы и размера».

Фото: Igor Brehov

Чем отличается протекание анорексии, булимии и нервного переедания

Здесь мнения психологов разделились. Ирина Ушкова, например, практикует трансдиагностический подход в своей практике, считая, что все виды пищевых расстройств по своей сути проявляются и лечатся одинаково. «Это подтверждается тем, что многие РПП со временем видоизменяются. Бывает, что человек заболевает нервной анорексией, а со временем его симптомы становятся похожи на нервную булимию. Для всех РПП характерно:

  • Переживание по поводу веса и фигуры, а также сильное, вплоть до отвращения, недовольство своим телом. Люди с расстройством измеряют свою ценность в том, как им удается (а обычно не удается) контролировать вес.
  • Чрезмерное количество мыслей о еде, постоянные переживания, страх и вина по поводу приемов пищи, множество правил относительно питания. Только человек с РПП не всегда следует этим правилам, но они в любом случае влияют на его поведение и настроение.
  • Представление о переедании как о личном поражении, отсутствии воли и самоконтроля. Все люди с РПП переедают, и их это сильно беспокоит, в то времякак для людей без расстройства это не становится объектом размышлений на часы и даже дни.

Елена Широкова приводит различия каждого отдельного расстройства:

  • При анорексии преобладает контроль. Страх набора веса настолько сильный, что человек готов умереть, лишь бы не поправиться. Замкнутость, нежелание говорить о проблеме приводят к тому, что вместо них за помощью обращаются родственники.
  • При булимии также есть желание контролировать еду и вес, но импульс все же преобладает, и человек набрасывается на еду. Позже накатывает чувство вины и сожаления, появляется желание очиститься или отработать съеденное путем чрезмерных физических упражнений. Во время очищения люди испытывают эмоциональное облегчение.
  • Человека с приступообразным перееданием настигает неконтролируемое желание к употреблению большого количества пищи, но он не стремится очиститься или избавиться от съеденного. Каждый эпизод переедания сопровождается чувством вины, стыда и обещаниями «взять себя в руки». Люди, как правило, едят в одиночестве, украдкой и быстро.

Фото: Igor Brehov

Какой спектр переживаний и эмоций испытывает человек, который болеет РПП

По словам Ирины Ушковой, в таких случаях доминирует стыд. «Стыд за то, как выглядит тело, за выбор еды, за переедания, за то, что так много времени занимают мысли о еде. Могут присутствовать страх, печаль, переживание из-за собственной дефективности. Это постоянная борьба с собой, неприятие и отвержение себя. Одним словом, человек с РПП живет в аду, хотя внешне может казаться, что все нормально или даже хорошо».

«Все расстройства связаны с большим страданием, ощущением бессилия, чувством вины, стыдом, страхом перед едой. Также очень часто РПП сопровождается депрессивным состоянием», — уверена Анастасия Томилова.

  • В фазе анорексии при первых ограничениях в еде возможен этап ликования, когда силы еще есть, а вес уже снижается. Возникает ощущение, будто ты «хакнул» систему — все едят и толстеют, а ты можешь не есть. Это очень опасное состояние.
  • В булимии же много эмоционального напряжения, тревоги, которая появляется после приступа. Приступ дает ощущение облегчения, расслабления наряду с чувством вины и бессилия.
  • При компульсивном переедании тоже много тревоги, переживаний своего бессилия перед желанием съесть больше, чем нужно организму, или перед отдельными продуктами. Также появляется острое чувство вины и стыда, когда приступ кончается.

Елена Широкова добавляет: «Больные РПП испытывают весь спектр эмоций: страх набора веса, стыд и вину за эпизоды переедания, радость от попыток взять под контроль питание, отчаяние, что в тысячный раз так и не удалось похудеть. Нередко люди с расстройствами пищевого поведения высокочувствительные и эмоциональные: они тонко чувствуют мир, испытывают яркие эмоции высокой интенсивности, с которыми им трудно справляться без еды, никотина или алкоголя, например. А навыкам эмоциональной регуляции и стрессоустойчивости, к сожалению, в школе не учат».

Фото: Igor Brehov

Как РПП лечится сегодня

Анастасия Томилова настаивает, что наряду в расстройствами пищевого поведения существует большая группа нарушений питания, а это абсолютно разные вещи. «Если мы говорим именно об анорексии, булимии и нервном переедании, то здесь нужна совместная работа психиатра и психотерапевта. Психиатр помогает медикаментозно — прописывает противотревожные препараты, антидепрессанты и другие лекарства. А психолог начинает работу с мышлением пациента: учит разбираться с чувствами, регулировать свои эмоциональные состояния, разбирает проблемы, которые стали истинной причиной возникновения РПП. Если же мы говорим о нарушениях пищевого поведения, когда нужно восстанавливать питание после длительного периода диет, например, то здесь основным специалистом будет психолог или психотерапевт, а психиатр понадобится, если возникнет подозрение на депрессию».

По словам Елены Широковой, главное, что делает психолог, — это помогает человеку диагностировать расстройство пищевого поведения. «Большая часть обращений касается похудения и непринятия веса, то есть люди не всегда понимают суть проблемы. Психолог же учить заново жить и питаться без ограничений».

Ирина Ушкова добавляет: «РПП хорошо лечится, если клиент готов расстаться с идеей идеального тела, а психолог или психотерапевт владеет доказательными методами психотерапии. Обычно это занимает около 20 консультаций — иногда меньше, иногда больше. Психолог помогает «выключить» гены РПП, наладив регулярное, достаточное и разнообразное питание. Помогает перестать бояться продуктов и меньше думать о еде. Следующий важный аспект работы с психологом — коррекция образа тела. Специалист помогает научиться относиться к телу с уважением, заботой и благодарностью, а также укрепить самооценку, чтобы она не строилась на достижениях в области контроля веса и питания. Иногда требуется помощь в том, чтобы научить новым способам управления стрессом и эмоциями или развить доброе, сострадательное отношение к себе».

Фото: Igor Brehov

В чем главная сложность преодоления пищевого расстройства

«Сложностей множество, — говорит Ирина Ушкова. — Первая заключается в том, что в обществе нормализовано нарушенное пищевое поведение. Нормально «держать себя в руках», следить за питанием, худеть к новому году и пляжному сезону. При этом существует мало информации про РПП, из-за чего зачастую человек с заболеванием долгое время даже не в курсе, что он страдает от психического расстройства и ему требуется помощь. Вторая сложность в том, что больному тяжело расстаться с РПП, потому что оно выполняет определенную функцию. Например, дает ощущение контроля или утешение. Обычно это своеобразный способ адаптироваться к той тяжелой реальности, которая существует. Такая адаптация в долговременной перспективе неэффективна, но у человека с РПП, как ему кажется, нет других вариантов».

Совет «просто начни есть», как мы понимаем, в такой ситуации совершенно не работает. «Представьте свой самый большой страх в жизни. Вы готовы делать то, что вас пугает больше всего трижды в день? Примерно так чувствует себя человек с расстройством пищевого поведения, когда слышит подобные слова», — объясняет Елена Широкова.

Такие методы не эффективны еще и потому, что подобное психическое расстройство может полностью изменить мышление. По словам Анастасии Томиловой, в острой фазе болезни пациент теряет возможность мыслить трезво, и призывать его к разумности бессмысленно. Именно поэтому анорексия, например, болезнь с 30-процентной вероятностью летального исхода.

Фото: Igor Brehov

Можно ли справиться с РПП самостоятельно и как это сделать

Елена Широкова уверяет: вылечиться самим сложно. «Процент людей, которым удалось самостоятельно и полностью восстановиться, ничтожно мал. Расстройства пищевого поведения коварны, они могут перетекать из одной формы в другую. К примеру, у человека была нервная булимия, он справился с импульсом вызывать рвоту, но теперь у него приступообразное переедание или орторексия».

А Ирина Ушкова раскрывает механизмы борьбы с РПП следующим образом: «РПП функционирует как порочный круг: вы переживаете по поводу тела и хотите похудеть, затем начинаете контролировать питание и ограничивать себя, после появляются переедания. Чтобы справиться с ними, человек усиливает пищевые ограничения, но это не помогает, а лишь усиливает переедания. И так длится годами и десятилетиями. Чтобы избавиться от РПП, недостаточно понять, как оно функционирует, — надо менять поведение».

«Для восстановления необходимо отказаться от идеи, что человек может удерживать вес ниже своей персональной биологической нормы, перестать взвешиваться, включить три приема пищи, в которых обязательно будут сложные углеводы (крупы, картофель, макароны, продукты из любой, в том числе белой, муки) и те продукты, которые вызывают страх и переедания. 

Нужно знать, что делать, и делать это регулярно. Поэтому самостоятельное восстановление возможно. Но это длинный и сложный путь: человек будет делать попытки справиться с РПП, которые будут сменяться периодами, когда расстройство будет возвращаться. Но стоит попробовать восстановиться самостоятельно, если нет возможности обратиться за профессиональной помощью, иначе болезнь не позволит жить полноценной и здоровой жизнью», — подытоживает Ирина Ушкова. А мы желаем всем страдающим от РПП скорейшего выздоровления и возвращения к здоровому образу жизни и здоровому мышлению.

Фото: Igor Brehov