Как Дэвид Бирн из Talking Heads создал феномен оверсайза

В день рождения фронтмена культовой рок-группы рассказываем о его костюме с выступления в 1983 году 
Talking Heads 1983 David Byrne
Дэвид Бирн во время выступления в рамках тура Stop Making Sense, январь 1983

Не всякий музыкант с детства грезит о сцене — многие из них выбирали себе совсем другое будущее, а в профессию их привел случай. Так было с Дейвом Гааном из Depeche Mode, который мечтал о карьере дизайнера. Такие же цели ставили себе Дэвид Бирн, Крис Франц, Тина Уэймут, поступившие в Род-Айлендскую школу дизайна. Пока не познакомились — в итоге родился квартет The Artistics, который позже превратился во всемирно известную группу Talking Heads, на концертах которой можно было увидеть даже Жана-Мишеля Баския. 

Talkig Heads, июнь 1977

Gijsbert Hanekroot

Talking Heads — это музыкальное воплощение абсурдизма. «В обыденности и есть вся суть, а в раю ничего нет», — утверждал Дэвид Бирн. Они воспевали рутину, описывали сцены из обычной жизни современных жителей и свойственные каждому чувства и эмоции, но при этом прятали в текстах свои недовольства политическим режимом. Бирн однажды сказал, что вопреки ожиданиям своего отца-инженера выбрал карьеру дизайнера, потому что «в холлах школы в Род-Айленде были красивые граффити». Став музыкантом, он продолжал мыслить как художник — не только писал тексты и музыку, но и придумывал обложки альбомов и концепции выступлений. Каждый клип Talking Heads походил на арт-акцию, а выступление — на перформанс. 

Постер к фильму Stop Making Sense (1984) 

Главным визуальным наследием группы стал фильм-концерт Stop Making Sense («Не ищи смысла». — Прим. Vogue), снятый Джонатаном Демме, хорошо вам известным по фильмам «Молчание ягнят» и «Филадельфия». Название концерта взято из их трека Girlfriend Is Better, а выступление с этой песней стало ключевым на шоу. Во многом благодаря костюму, в котором выступал Бирн. Как и подобает всему, чего касалась рука певца, с ним тоже не все так просто. 

Перед концертом Дэвид Бирн раздумывал, в чем выступать. Один из друзей, дизайнер Юрген Лель, сказал ему: «Сцена всегда требует размаха». В этот момент в Дэвиде проснулся модельер — слова были приняты буквально, плюс он только что вернулся из Японии, где посещал театр кабуки. Решено — нужен гипертрофированно гигантский деловой костюм бизнесмена. За задачу взялась Гейл Блэкер. Впоследствии дизайнер делилась, что процесс создания костюма был больше похож работу над архитектурным проектом, а сам костюм по форме напоминал ей арматуру для скульптуры. Светло-серый оттенок выбрал сам Дэвид, чтобы его цвет «играл со светом» (остальных участников он попросил одеться в той же гамме, ведь так со сцены они будут выглядеть заметнее для зрителей). «Костюм едва касается тела, он просто висит», — рассказывала Блэкер. Именно поэтому он выглядел как еще один участник выступления, который двигался самопроизвольно. Цель Дэвида была достигнута — костюм велик, голова на его фоне кажется крошечной. 

Дэвид Бирн, январь 1983

Deborah Feingold

Так родился комичный образ маленького человека XX века, ставший предтечей тенденции на свободный крой. Спустя двадцать лет похожий силуэт мы увидим в коллекциях Демны Гвасалии для Vetements и Balenciaga — так начнется эра оверсайза, где пальто или жакет может стать коконом, защищающим нас от внешних сил современного мира. Такая вещь может позволить всегда оставаться собой — широкие плечики всегда скроют неуверенную осанку и при этом сделают силуэт более изящным, а ее обладатель будет казаться серьезнее. 

Vetements весна-лето 2015