коронавирус

© diorparfums

Мода

Как коронавирус сплотил модную индустрию

Щедрость поможет победить в войне с коронавирусом, уверена Сара Мауэр, вопрос только в том, будет ли этот внезапный всплеск человечности достаточно сильным и долгим для того, чтобы перевернуть мир моды с ног на голову

Какой будет мода после пандемии коронавируса? Ответить на этот сложный вопрос в данный момент, сидя дома в Лондоне на самоизоляции, не представляется возможным. Это все равно что пытаться написать научно-фантастический сценарий мира на следующий год. Писать в страхе о чем-то конкретном и делать модные прогнозы сейчас, когда правительство вводит чрезвычайные меры, кажется безумием.

Я не претендую на звание дата-аналитика (есть ли какое-то методическое руководство к действию для последних в беспрецедентных случаях?), но скажу следующее: даже в самые худшие времена всегда есть свет в тоннеле. Семена лучшего будущего уже посеяны и начинают всходить: очевидно, тотальной безответственности скоро придет конец. Это касается всех и каждого: постепенно мы начинаем понимать, что креативность и активная гражданская позиция — две колоссальные суперсилы, и они в наших руках. 

21 февраля (никогда не забуду тот день) я была в миланском офисе Prada, собираясь брать у Миуччи интервью для японского Vogue, чьи редакторы уже сидели взаперти из-за распространения COVID-19 в Токио. Вдруг Миучча подняла на меня взгляд и сказала: «В новостях пишут, что случай коронавируса зафиксирован в Кодоньо, маленьком городке тут неподалеку». Слова застыли в воздухе. Никто не мог предвидеть, что уже через месяц, 16 марта, госпожа Прада и ее муж Патрицио Бертелли начнут помогать отделениям интенсивной терапии в трех миланских больницах. «Этот день стал итальянским 11 сентября», — говорит моя коллега по Vogue Runway Тициана Кардини. 

Индустрия моды ответила на вызов

Разве декабрьские события в Ухане не были достаточно серьезным предупреждением? Теперь мы наблюдаем ужасающе печальную картину — смертность от коронавируса за пределами Китая неуклонно растет. Этот молот очень сильно ударил по моде: ситуация повлияла на рабочих фабрик и заводов, которые остались без дела, на внештатников — моделей, фотографов, парикмахеров и визажистов, — на тех, кто хоть как-то вовлечен в продакшн съемок и показов, на студентов творческих вузов, у которых сорвались отчетные смотры (а ведь некоторые мечтали о них всю жизнь), на сотрудников магазинов, на самих ретейлеров и дизайнеров — на каждый модный бизнес, вне зависимости от его размера. И все-таки, где бы ни находились все эти люди, где бы ни самоизолировались, нет в мире другой индустрии, которая бы озаботилась экипировкой стоящих на передовой врачей больше, чем мода. Глобальный кризис здравоохранения, взывая к совести, стучит нашей индустрии прямо в дверь. И последняя отвечает.

Кто только не откликнулся — от начинающих дизайнеров со швейной машинкой в спальне до владельцев фабрик с огромными ресурсами. «Не могу просто сидеть и пялиться в стену», — говорит жительница Лондона Фиби Инглиш, дизайнер, хозяйка одноименного бренда Phoebe English. Две последние недели она провела за разработкой наиболее безопасных конструкций защитных масок, спрашивала одних, вторых, третьих, рассказывала коллегам, как можно подключиться к борьбе — зарегистрировать свои производственные мощности на спешно запущенном британским правительством портале для товаров и услуг. «Сначала мы просто рассылали электронные письма крупным организациям, выясняли, можем ли быть кому-то полезны, — говорит Инглиш. — Ответов не получили. Тогда я решила использовать социальные сети. И нас тут же буквально завалили информацией: те, у кого есть швейные машинки, предложили свою помощь, жители Гонконга стали делиться видеоинструкциями по изготовлению самодельных масок, кто-то слал справочные материалы о том, что из домашнего текстиля более пригодно для дыхания». Фиби продолжает: «Я по-прежнему тщательно изучаю все сообщения, с каждым днем их поступает все больше и больше».

Фабрика в Ломбардии, март 2020

© MIGUEL MEDINA

Тем временем в Праге за дело взялись студенты местной Высшей школы прикладного искусства. Сидя на карантине, ребята начали шить медицинские маски и отчитываться об этом в инстаграме. «Власти Чешской Республики сообщили о нехватке простейших масок для пожилых людей, волонтеров и сотрудников магазинов — само собой, мы отозвались, — пишет дизайнер из Чехии Алиса Клоузкова. — А как в сети стали появляться ролики «сделай сам», вся страна села за шитье».

Да, информация распространяется быстро, но технические характеристики все-таки важны, их необходимо не просто услышать, но и правильно понять. Антверпенский музей моды MoMu для большей надежности объединился с Министерством здравоохранения Бельгии, разузнал, как делать маски по всем правилам, и выпустил свою общедоступную инструкцию. Директор музея Каат Дебо сообщает: «Мы пожертвовали все свои запасы тайвека, который обычно используем как укрывной материал для экспонатов, все хлопковые ленты тоже передали в антверпенские ателье». По словам Каат, тайвек — синтетическое волокно, дышащее и водостойкое, — идеально подходит для масок.

Фабрика в Ломбардии, март 2020

© MIGUEL MEDINA

Стихийные меры

Модную индустрию часто обвиняют в эгоизме и отсутствии социальной ответственности, однако сейчас она демонстрирует ровно противоположное. Люди быстро учатся, обмениваются сведениями, осваивают научные факты, сотрудничают друг с другом — одним словом, адаптируются к непростой ситуации и усердно трудятся в поиске новых решений. И все это, напомню, происходит в момент, когда никто не зарабатывает ни копейки — мода в особенности. Настрой на взаимопомощь в последние несколько недель стал одной из главных спасительных сил. Быть может, через некоторое время этот спонтанный порыв штамповать недостающие маски можно будет считать тест-драйвом нового образа мышления в индустрии? Еще пару месяцев назад никто о таком даже не мечтал.

Но давайте придерживаться фактов. Дизайнеры быстро сообразили, что все эти домотканые маски не годятся для использования в больницах (и рассылать их по госпиталям не имеет смысла). Надевать такую можно при выходе на улицу или на работу, особенно если предстоит много общаться, а также при встрече с людьми из группы повышенного риска — вот это приносит свою пользу. (Тут следует напомнить, что использовать любую маску — не важно, самодельную или покупную — можно только один раз, нельзя снять ее и через некоторое время надеть снова, лицо трогать тоже нельзя, даже если вы в маске, и, наконец, ни в коем случае не вздумайте класть использованную маску в сумку — тут же стирайте ее руками или в машинке.) Коварство COVID-19 кроется в том, что самая заразная стадия у носителя наступает за два дня до появления первых симптомов, а у кого-то симптомы не проявляются вовсе. То есть защищаться надо. Но не тратить ресурсы попусту — это тоже социальная ответственность каждого. «Глядя на разные страны, где жителей отправили по домам, дабы сохранить защитные маски и прочие сертифицированные товары для медработников, мы все сильнее убеждаемся, что именно этот путь верен, — говорит Фиби Инглиш. — Как ни крути, за окном пандемия, и все эти предметы неизбежно станут дефицитными».

Волна щедрости

Надо сказать, что индустрия моды среагировала на чрезвычайную ситуацию куда оперативнее руководителей большинства западных стран. Никто толком не подготовлен, все работает неслаженно, свободный конкурентный рынок, скорее всего, сыграет не за честное распределение ресурсов, а против него — осознание этого пришло 22 марта, когда губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо опубликовал в своем твиттере призыв: «Прошу федеральное правительство национализировать цепь поставок медицинских товаров». 

Одной из первых на него откликнулась Стейси Бендет из Alice + Olivia: «У нас есть фабрики, которые могут заняться производством масок и халатов. Надо разобраться, что сейчас не терпит отлагательств, и мы мобилизуем производителей одежды, — написала она. — Только нам понадобятся подсказки относительно материалов, годных по медицинским показателям». На что Куомо ответил: «Огромное спасибо! Очень ценю ваш вклад. Уже пишу вам». Что касается Великобритании, тут образовался целый поток добровольцев — от простых швей до целых фабрик, которые, как вдруг выяснилось, простаивали без дела. Правительственные контактные линии не справлялись с количеством заявок — к такому ажиотажу там тоже оказались не готовы. Фильтрацию запросов поручили Британскому модному совету. «Чувствую, что модная индустрия делает правильное дело», — прокомментировала ситуацию глава совета Кэролайн Раш.

Вот она, проверка, и все идет как надо. Может ли случиться, что, пережив коронавирус, мода трансформирует всю свою структуру так, что подход брендов к работе коренным образом изменится? Возможно, раз некоторые крупные шишки — их принято считать безжалостными акулами бизнеса — без особых раздумий и промедлений принялись за спасение жизни простых итальянцев. Джорджо Армани (он, к слову, проявлял дальновидность еще в феврале во время миланской Недели моды — показ его осенне-зимней коллекции прошел без зрителей), например, направил 1250000 евро в счет миланских больниц и Protezione Civile. Донателла Версаче и ее дочь Аллегра, в свою очередь, пожертвовали 200000 евро отделению интенсивной терапии госпиталя Сан-Раффаэле со словами: «В это непростое время нам как обществу нужно держаться вместе и заботиться друг о друге».

Ремо Руффини из Moncler тоже не остался в стороне: он передал 10 миллионов евро на срочное строительство больницы в районе бывшего «Фьера Милано» — в 1980-е и 1990-е модная публика собиралась на показы именно там. «Милан подарил нам множество необыкновенных моментов, — сказал Руффини в пресс-релизе. — Настало время отплатить ему взаимностью — сейчас это долг каждого».

Что ж, теперь мы знаем, что гигантским компаниям под силу принимать решения без долгих размышлений и творить совершенно невообразимые вещи. В этом сдвиге парадигмы, определенно, заложен огромный потенциал, который в будущем может обернуться революцией осознанности. LVMH, L’Oréal и Coty в один миг переключили свои фабрики с парфюмерии на производство антисептиков для медицинских нужд. Gucci ждут одобрения от итальянских властей, чтобы приступить к изготовлению масок и халатов для медработников. Конгломерат Kering, которому принадлежат вышеупомянутый Gucci, а также Saint Laurent, Bottega Veneta, Balenciaga и Alexander McQueen, пожертвовал два миллиона долларов на изучение коронавируса. Шведский H&M и испанский Inditex (холдинг-владелец Zara) наращивают обороты, чтобы тоже заняться производством масок, халатов, перчаток, очков и защитных головных уборов для врачей в объемах, рассчитанных на весь Евросоюз.

Работа кипит. Вопрос только в том, будет ли этот внезапный всплеск человечности, находчивости и практичности достаточно сильным и долгим, чтобы перевернуть приоритеты индустрии с ног на голову. Завершится ли этот кошмар историческими переменами к лучшему как для производителей одежды, так и для тех, кто ее носит? Станет ли он в буквальном смысле моментом переоценки ценности вещей? Есть вероятность, что за эти несколько недель взаперти мы обнаружим в себе какую-то творческую жилку, которую раньше не замечали, и на собственном примере покажем детям, сколько всего интересного можно сделать руками. Многочисленные обучающие видео в сети, они именно про это. Наслаждайтесь тем, что делаете, даже если трудитесь над защитной маской.

Все эти небывалые события — широкие жесты крупных компаний и конкретных людей, которые с точки зрения морали одинаково ценны, — непременно повлияют на нас. Как именно, предсказать трудно. Пока можно с уверенностью говорить лишь о том, что мода и все, кто в ней занят, подают остальным отличный пример. И я надеюсь, что это жуткое время в итоге изменит мир к лучшему.