© На премии Council of Fashion Designers of America Annual Dinner & Awards, 1990 год

Мода

Как Палома Пикассо стала иконой моды 

В 72-й день рождения знаменитой светской львицы, дизайнера и по совместительству дочери великого Пабло Пикассо рассказываем о ее вкладе в индустрию

Каково это, когда твой отец — не просто художник, а настоящая легенда и символ века? Ты часами можешь наблюдать, как создаются шедевры вне времени, задавать ему любые вопросы, позировать и учиться. «Искусство никогда не было для меня чем-то особенным, оно просто было частью моей повседневной жизни», — делилась Палома Пикассо, дочь Пабло Пикассо и художницы Франсуазы Жило. Даром времени она явно не теряла –благодаря творческой среде, ставшей основой ее детства, Палома полюбит цвет и навсегда свяжет свою жизнь с модой. 

С отцом Пабло Пикассо и его женой Жаклин, январь 1958

© Hulton Archive

С мамой Франсуазой Жило, январь 1950

© Lipnitzki

Знаменитый «Голубь мира» Пабло Пикассо на самом деле является не только символом пацифизма, но и рождения Паломы. Ее имя с испанского переводится как «голубка» — Пикассо обожал голубей и всегда держал несколько у себя дома. Однако как символ мира во всем мире голубь вызывал у него разве что смех и недоумение. «Нежность? Что за ерунда! Они очень капризные и драчливые птицы», — говорил Пикассо, когда получил заказ от Всемирного конгресса сотрудников мира. Выражение «как корабль назовешь, так он и поплывет» уместно вспомнить и в данном случае — Палома выросла совсем не неженкой, а амбициозной, самостоятельной художницей, которая предпочитала идти по своему пути, чем стоять в тени отца. 

Вечеринка в честь выхода выпуска журнала Interview с Паломой Пикассо на обложке, январь 1980

© Images Press

Палома Пикассо начала красить губы красной помадой еще в шесть лет, в 25 сыграла главную роль в откровенной ленте «Аморальные истории» и значилась в завсегдатаях знаменитого Studio 54 до самого его закрытия, что подтверждают десятки ее совместных фото с Энди Уорхолом. Ее красная помада и верность модным привычкам, которые она сама себе придумала, впоследствии сделают ее иконой стиля и внесут в Зал славы International Best Dressed List Hall of Fame. Ее имя превратится в империю аксессуаров и парфюмов, которые хотят все. 

С Джерри Холл, Энди Уорхолом, Дебби Харри, Трумэном Капоте, июнь 1979

© Sonia Moskowitz

Творческий путь юной Пикассо начался с работы художником по костюмам в парижских театрах. Там она влюбилась в драгоценности и поступила на курсы ювелирного дела. На тот момент имя Паломы уже звучало в профессиональных кругах, и о ней услышал Ив Сен-Лоран. Их сотрудничество стало началом многолетней и близкой дружбы — Палома Пикассо создала украшения для одной из коллекций Yves Saint Laurent и стала его главной музой, а он через семь лет сочинил для нее свадебный наряд. Красная шелковая блузка с кожаными перчатками в тон, белым жакетом и перьевой шляпкой положила начало новой свадебной моде — надевать белое платье в «главный день своей жизни» больше не обязательно. 

С Ивом Сен-Лораном, май 1986 

© Pierre VAUTHEY

С первым мужем, драматургом Рафаэлем Лопес-Камбилом, май 1978

© Alain Dejean

Палома Пикассо всегда виртуозно обыгрывала наследие брендов, с которыми работала, и при этом открывала новую веху в их жизни с помощью своих коллекций. В 1970-м она создала коллекцию для знаменитого греческого ювелирного Дома Zolotas. Ее золотые браслеты и колье с изображением фаз Луны помогли бренду взять уверенный курс на минимализм. После смерти Пабло Пикассо в 1973 году к работе она вернулась только через семь лет — в 1980 году начался ее большой и главный в жизни роман с ювелирным Домом Tiffany & Co. «Она никогда не следует моде, она всегда на несколько шагов впереди», — позже скажет о ней Почетный директор по дизайну Tiffany & Co. Джон Лоринг. Доверие оказалось оправданным — украшения, созданные Паломой Пикассо, стали классикой и важной составляющей наследия Дома. 

Январь 1974

© ullstein bild

Ее первая коллекция называлась Paloma’s Graffitti — тогда, в 1970-е, уличная живопись считалась вандализмом, но никак не искусством. Палома, следующая своему главному принципу делать все вещи в мире красивее, предложила взглянуть на новое искусство под другим углом, постараться принять его, и создала усыпанные бриллиантами подвески, напоминающие те самые «вздутые» объемные надписи на стенах домов и вагонов метро. Позже она задала моду на цветные драгоценные камни и научила женщин носить их каждый день — ведь такое украшение не только расставляет детали, но и становится верным талисманом.

С Карлом Лагерфельдом, сентябрь 1986

© Laurent SOLA

Впоследствии Палома предложила свой символ мира — оливковые деревья, которыми она каждый день любуется из окон своего дома в Марокко. Любовь к оливе она выразила в коллекции Tiffany & Co. Olive Leaf — изящные золотые и серебряные ветви украшают серьги, подвески и даже жемчужные колье. Палома и сейчас продолжает творить для американского бренда. Двигаться дальше ей помогает внутренняя установка: «Самое лучшее украшение — это то, которое еще предстоит создать».

С Жан-Полем Готье, март 1993

© Foc Kan

«Однажды я услышала, как рядом со мной переговариваются две женщины. Одна другой говорила: «Это не может быть Палома Пикассо, она ведь всегда с красной помадой, — рассказывала однажды Палома. — Тогда-то я и не поняла, что могу легко превратиться в инкогнито». С тех пор Палома Пикассо предпочитает оставаться в тени — тени оливковой рощи во дворе своего любимого дома в Марокко и своей собственной.   

На Met Gala, 1989 год

© Rose Hartman

Читайте также

Искусство

Что посмотреть (и послушать) о Пабло Пикассо