© Кастинг для шоу Saint Laurent агентства DM Casting

Мода

Кастинг-директор Саша Антонова о том, как начать карьеру в индустрии моды, и о новой этике в модельном бизнесе

А еще о том, как готовился сентябрьский номер Vogue Italia c сотней обложек и как изменились Недели моды в период пандемии

Уже более трех лет я работаю в кастинг-агентстве DM Сasting под руководством Пьерджорджо Дель Моро и Самуэля Эллиса Шейнмана. Мы сотрудничаем с главными модными и косметическими брендами и журналами. Среди наших клиентов — Saint Laurent, Tom Ford, Fendi, Max Mara, Alexander Wang, R13, Versace и редакции Vogue разных стран.

Я выросла в Калининграде, но, когда мне было 17 лет, моя семья переехала в Швецию. Попасть в университет там сразу не получилось — тогда я поехала в Санкт-Петербург, где начала учиться в НИУ ВШЭ на менеджменте. Год спустя я вернулась к семье: после годичного дизайн-курса в школе искусств я поступила на бакалавриат в Linnaeus University на факультет маркетинга. За три года учебы в этом университете я успела съездить по программе обмена в Париж и на стажировкy в Лондон в пиар-агентстве A.I. Затем я продолжила обучение в магистратуре по специальности «медиакоммуникации в креативных индустриях», но уже в Мальмё. 

После шести лет в Швеции захотелось перемен, было ощущение, что нет движения вперед, и я решила сменить обстановку. Искала любые варианты, отправляла много писем на стажировку везде — в Стокгольм, Париж, Лондон, Нью-Йорк, Копенгаген, — на которые, как всегда бывает в таких случаях, получала единичные ответы. Объявление о стажировке в DM Casting нашла абсолютно случайно на сайте freefashioninternships.com. Тогда я уже знала, кто такой Пьерджорджо — мой нынешний руководитель и создатель агентства, — и решила отправить заявку. Уже на следующий день мне ответили с вопросом, когда я могу приехать в Нью-Йорк на собеседование. 

Я родилась в США. Мои родители — ученые, они работали там какое-то время, но мы с мамой вернулись в Россию, когда мне было 3 года. В Нью-Йорке до этого я никогда не была и решила, что, даже если ничего не получится, погулять по нему — уже неплохая идея. У меня не было никаких завышенных ожиданий по поводу предстоящей встречи и будущей стажировки, тем более я не ожидала, что буду работать в этом месте вот уже более трех лет.

Толком не помню, о чем меня спрашивали на собеседовании. Точно был вопрос про любимых моделей, среди которых я, кажется, назвала Фрею Беху и Эбби Ли Кершоу (она недавно снялась в сериале «Страна Лавкрафта»). После интервью мне сразу предложили начать испытательный срок со следующей недели. Я не планировала задерживаться в Америке надолго, но не нашла ни одной причины, чтобы отказаться. На тот момент в Нью-Йорке у меня не было никаких знакомых. Повезло, что было где жить: я на время остановилась у друзей моей семьи в Нью-Джерси. 

Поскольку в новом городе меня никто не ждал и я никого не знала — а общаться с людьми хотелось, — я начала писать в директ в инстаграме российским девочкам-моделям, которые, как я знала, тогда работали в Нью-Йорке. Мне было нечего терять. Кто-то не отвечал, а с кем-то мы дружим до сих пор.

Во время стажировки в основном я занималась бумажной и организационной работой, делала много презентаций с подборками моделей для клиентов. Главной задачей было знать как можно больше моделей и понимать, для каких клиентов они подходят. Стажировка длилась с апреля по июль, а в сентябре я уже вышла в должности кастинг-ассистента на полный рабочий день. 

Первым заданием на новой позиции стала помощь с кастингом для показа Helmut Lang на Неделе моды. Сколько шоу и съемок с тех пор прошло с моим участием, уже сложно посчитать. За три года от ассистента я выросла в старшего кастинг-директора и сейчас уже в основном занимаюсь проектами самостоятельно (чаще всего журнальными съемками), либо работаю с Пьерджорджо или Самуэлем (руководители агентства. — Прим. Vogue) над проектами большей значимости. Я так и живу в Нью-Йорке, иногда выезжаю по работе или к семье.

Во время Недель моды график поездок особенно плотный — Alexander Wang и R13 в Нью-Йорке — Victoria Beckham в Лондоне (на шоу мы обычно приходим уже с чемоданами, чтобы сразу после лететь дальше) — Versace в Милане — Saint Laurent в Париже. Мы начинаем работать над предварительными списками для каждого клиента примерно за месяц до показа, но основная работа по подготовке кастинга происходит непосредственно за 3-5 дней перед шоу. В это время мы отсматриваем всех моделей, финализируем кабину кастинга и документацию. За день до последнего шоу Versace (того самого, про подводный мир) я ушла домой в четыре часа утра и должна была снова быть в офисе уже в девять. Иногда бывает тяжеловато, но удовольствие, которое я получаю от работы, стоит того. 

Последний модный сезон стал особенным. По возвращении в Нью-Йорк я не чувствовала свой нос — за этот месяц я сдала тест на коронавирус порядка двадцати раз. С перелетами моделей у нас тоже было много непростых моментов. Например, американки не могли приехать более чем на пять дней, и им нужно было обязательно получить подтверждающее письмо от бренда, на который они будут работать. Это ответ на вопрос, почему многих моделей не было в этом сезоне. Тем не менее на показ Versace нам получилось привезти нескольких девушек, включая Альву Клэр и Precious Lee. Это модели плюс-сайз. Такие девушки впервые появились на подиуме Versace, что я считаю очень важным и крутым шагом для Дома. 

Модели Альва Клэр (слева) и Precious Lee (справа) на показе Versace весна-лето 2021

До Versace я работала с Самуэлем на Savage x Fenty, шоу снимали в Лос-Анджелесе — оно было сделано совершенно виртуозно, в том числе и на уровне соблюдения мер осторожности. Помимо того что все носили маски и защитные экраны, на съемочной площадке присутствовали специальные менеджеры, которые контролировали дистанцию между людьми. Съемки проходили в три дня. Менялись модели и герои, но танцоры были все время на площадке, что создавало очень крутую атмосферу. Рада, что все круто получилось, и кстати, никто не заболел. 

Еще из недавних больших проектов — сто обложек Vogue Italia. Все снимали в Нью-Йорке. Сейчас из нашей команды здесь живу только я, поэтому я полностью вела эти съемки. Несмотря на масштаб, подготовка заняла всего десять дней. У нас всегда короткие, но очень интенсивные периоды подготовки. Другой важной частью сентябрьского номера Vogue Italia стала съемка Black Nonsense. Команда очень хотела, чтобы в ней обязательно был саксофонист. Сейчас мы довольно часто работаем со стрит-кастингом, но отыскать саксофониста было очень сложно. Я живу в Бруклине и заприметила уличного музыканта возле своего дома, который идеально нам подходил. Сначала я постеснялась его спрашивать, но на следующий день он снова там играл — и я решила, что это судьба. Подошла и предложила ему сняться для Vogue Italia. Он согласился. 

Из проекта Black Nonsense, Vogue Italia, сентябрь 2020

© Tyler Mitchell

Сейчас я работаю над несколькими проектами сразу — этим летом их было так много, что пришлось перенести отпуск. Помимо кастинга для съемок, я как фрилансер помогаю с подборкой героев для ювелирного бренда Shiffon Co. Jewelry. Половину своей прибыли они жертвуют в поддержку женского бизнеса, а не так давно сделали еще коллаборацию Hoops to Vote с организацией Мишель Обамы When We All Vote. Среди тех, кого мне удалось пригласить для участия в этом проекте — певица Джастин Скай, актриса Лора Харриер («Голливуд») и исполнительница Синтия Эриво.

За время, что я работаю в кастинге, модельный бизнес значительно поменялся. Мы в DM всегда старались включать в подбор разные типажи, хотели, чтобы в шоу участвовали представители разных рас. Сегодня вместе с этим все чаще поднимаются вопросы и комплекции, и гендера. Очень круто, что Джилл Кортлев сейчас нарасхват, и все больше гендерфлюидных моделей на главных показах, как например Джуно Митчелл (Valentino, Marc Jacobs) и Эмили Миллер, которая дебютировала с нашим проектом для Vogue Italia и уже открывала шоу Louis Vuitton. Еще несколько лет назад в такое было бы сложно поверить. При этом гораздо реже стали работать молодые девочки младше 18 лет, что, безусловно, идет на пользу как им самим, так и индустрии в целом. 

Но самым большим вектором перемен стала пандемия. Помимо ограничений в перемещениях, многие компании пострадали финансово, что конечно влияет и на бюджеты, и на типы проектов. На более глубоком уровне пока я не почувствовала глобальных изменений, на которые все (в том числе и сами работники индустрии) так полагались. Хотелось бы увидеть в моде больше осознанности и осмысленности, потому что результат не всегда соответствует вложенному в него труду. Надеюсь, в скором времени мы найдем верное направление, куда нужно двигаться, чтобы меньше вредить и природе, и самим себе.

Читайте также