© Erdem осень-зима 2021

Мода

Коллекция Erdem осень-зима 2021 — признание в любви балету

Эрдем Моралиоглу рассказал Vogue о том, как легендарные Марго Фонтейн и Рудольф Нуриев повлияли на его последние работы

«Это признание в любви, знак моего бесконечного уважения к этому виду искусства» — так Эрдем Моралиоглу описывает свою новую коллекцию осень-зима 2021 и сопровождающий ее фильм, который был представлен в рамках лондонской Недели моды. С балетом дизайнер знаком не понаслышке, однако превратить показ в столь фееричное танцевальное представление решился впервые.

В 2017 году хореограф Кристофер Уилдон поручил Эрдему разработать костюмы для своего одноактного балета «Корибантические игры», премьера состоялась в 2018-м в театре Ковент-Гарден, танцевала труппа Королевского балета. Теперь перенесемся в 2021-й — тому, что Моралиоглу решил вновь окунуться в этот дивный мир, удивляться не приходится. Только на этот раз его соавтором стал Эдвард Уотсон, ведущий артист балета и хореограф все той же Королевской труппы.

Erdem осень-зима 2021

© Jason Lloyd Evans

Коллекция сочетает в себе два мира: повседневные вещи тут перемешаны с вечерними ансамблями, дизайнер попытался отразить тот самый момент, когда одни танцоры уже облачились в сценические костюмы, а другие все еще в репетиционных трико. Ниспадающие драпировки на спинах, расшитые платья из сатина дюшес, вязаные повязки на голову, легинсы в рубчик и балетки на плоских платформах — это если говорить конкретнее. Эрдем, которому приходилось одевать Мишель Обаму, Кейт Миддлтон и многих других знаменитостей, воспевает карьеру танцоров и своих легендарных кумиров — Марго Фонтейн и Рудольфа Нуриева.

Vogue провел на съемках онлайн-шоу Erdem (оно было записано заранее, презентация прошла 23 февраля на официальном сайте бренда) целый день, видел все это великолепие и, разумеется, пообщался с дизайнером. 

Почему в этом сезоне вы выбрали балет?

Зерно было посеяно еще в 2017-м, когда я приступил к работе над костюмами для «Корибантических игр». Уже тогда знал, что однажды посвящу времени, проведенному в Ковент-Гарден, коллекцию.

Вашими главными вдохновителями стали легендарные Марго Фонтейн и Рудольф Нуриев, почему именно они?

В образе Фонтейн есть какой-то особый голод, драйв — это меня завораживает. Она прожила невероятную жизнь. Была примой-балериной, самой знаменитой танцовщицей мира, потом начала постепенно угасать, но вдруг встретила 23-летнего Нуриева (в свои 42) и засияла снова. Они оба очень меня вдохновляют.

Erdem осень-зима 2021

© Jason Lloyd Evans

Повлияла ли на коллекцию какая-то определенная музыка?

Разумеется. Я смотрел записи репетиций Нуриева и Фонтейн, там было много классических балетных тем, но мне в душу запало именно «Лебединое озеро». В коллекции присутствуют некоторые отсылки к этому произведению Чайковского.

Как возникла идея поработать с Эдвардом Уотсоном?

Я познакомился с Эдвардом много лет назад через свою близкую подругу Лорен Катбертсон (приму-балерину Королевского балета). Уотсон — один из главных танцовщиков страны, поэтому я пригласил ставить хореографию именно его. Все, что он делает, получается невероятно чувственным, мне это ужасно нравится. 

В основу хореографии легла идея, будто танцоры бродят по сцене туда-сюда, расходятся по позициям. Мы не хотели показать танец как таковой, скорее попытались воссоздать момент, когда занавес еще опущен, и артисты лавируют друг перед другом в поисках своего места. 

Вы сразу понимали, каким должен быть фильм? Как должна звучать музыка?

Мы много говорили о хичкоковских приемах, так что надеюсь, вы уловили это киногеничное ощущение, будто что-то должно вот-вот произойти. Тут речь не сколько о действии, сколько именно о предчувствии. Еще мы подумали, что мелодичная однообразная музыка сделает картинку более мрачной. Поэтому саундтрек к показу напоминает балетный класс с пианино в углу, на котором кто-то играет.

В съемках участвовали четыре балерины, двое из них уже завершили свою карьеру. Почему выбор пал на них?

У каждой из четырех балерин — Маргерит Портер, Кристины Арестис, Элизабет Макгориан и Зинаиды Яновски — свои таланты, которые меня восхищают, а еще все они как-то связаны с Нуриевым. Я без ума от Рудольфа, думаю, поэтому мне так хотелось познакомиться с людьми, которые его знали.

Теперь вещи Erdem можно купить в размерах от 6-го до 22-го. Почему инклюзивность так важна для вас и вашего бренда?

Я много шью на заказ и обратил внимание, что спрос есть от обладательниц самых разных фигур. Одевать и радовать разных женщин — прекрасно, нельзя не продемонстрировать этого на шоу.

Скучаете по привычным Неделям моды? И какими, по-вашему, они станут в будущем?

Скучаю по «белому шуму» гостей, рассаживающихся по своим местам в предвкушении показа, который с минуты на минуту начнется. Коллекция, над которой ты трудился полгода (не так важно, хорошо ее приняли или плохо), оказавшись перед публикой, начинает жить совершенно новой жизнью. В физических показах есть нечто непостижимое — надеюсь, мы к этому еще вернемся.

И последнее. Ваше шоу было навеяно танцем — а что лично у вас вызывает желание пуститься в пляс?

То невероятное мгновение, когда танцор как бы теряет свою телесную оболочку и превращается в нечто совершенно трансцендентальное и немыслимое. Ощущение, будто ты где-то далеко в своих мыслях, — лучшее из возможных!