Александра Ребенок

© Александра Ребенок в украшениях Mercury

Lifestyle

Александра Ребенок о новых «Содержанках», будущем сериалов и семье

Ждем третий сезон любимого проекта светской Москвы в видеосервисе Start 10 июня

У одной из самых востребованных отечественных актрис Александры Ребенок год начался ударно: вышел сериал «Угрюм-река» на Первом канале, «Обитель» на «России-1», «Случайный кадр» на НТВ, «Швабра» на ТВ-3. Также показали снятые несколько лет назад «Теорию вероятности» и «Налет-2». Впереди — премьера третьего сезона «Содержанок» в онлайн-кинотеатре Start и спектакля «Дядя Лева» в Театре на Бронной. Причина такого бума не только в пандемии, из-за которой многие релизы перенеслись на первое полугодие 2021-го, но и в невероятном трудолюбии Александры. В ожидании нового сезона «Содержанок» попытались выведать у актрисы подробности и узнали, чего еще поклонникам ждать в ближайшем будущем.

Чем работа над новыми «Содержанками» отличалась от работы над предыдущими двумя сезонами?

Главное отличие — разные режиссеры. Каждый — своя планета, у каждого свой взгляд на тему и свой метод, каждый раз это новое химическое соединение. Первый и второй сезоны сильно отличались хотя бы потому, что один снимал мужчина, а другой делала женщина. Считается, что у режиссера нет пола, но тем не менее. С Константином Богомоловым, поскольку он создатель проекта, тема прекрасно раскрывалась со всех сторон. У него получился классный разговор через тему содержанок о вечности. С Дарьей Жук все внимание было на отношениях. А в третьем сезоне благодаря Юрию Павловичу Морозу история приобрела плотную детективную структуру.

Вы довольно часто работаете и с Морозом, и с Богомоловым.

Да, окружили с двух сторон! На самом деле мне очень приятно. Для актера это большой комплимент, когда режиссер к нему обращается во второй раз. Значит, человек мне доверяет и рассчитывает на меня. Потому что именно ты и твоя природа ему подходят. Сомнений нет, потому что в прошлый раз ты выполнил именно то, что он хотел. А я всегда захожу в любую работу с единственной целью — сделать ее настолько хорошо, насколько возможно.

Откроются ли в новом сезоне новые тайны вашей героини Ольги Крутовой?

Нужно заинтриговать, да? Скажу так: Ольга перерастает все то, что могут ей дать Москва и ее окружение.

Какие роли вам интереснее играть — те, где делается ставка на вашу природную женственность, как в «Содержанках», или наоборот, как в «Операции «Сатана» или «Случайном кадре»?

Интересно пробовать новое. Ни одному актеру не нравится, когда его используют только в одном амплуа. Честно скажу, после «Содержанок» я получила несколько предложений сыграть героинь примерно такого же плана, что и Ольга, но мне это было уже неинтересно. В ту сторону я ходила, мне скучно.

А чтобы вам еще хотелось попробовать?

Сняться у европейского режиссера. Какая это будет роль, не имеет значения. Мне интересно, как отличается процесс работы и что я как актриса могу сказать, как по-новому раскрыться.

В инстаграме вы еще писали о том, что хотели бы сыграть немую героиню. Это была шутка?

Да, просто пост. Хотя я сейчас снимаюсь в «Деревенской драме», тоже у Мороза, и у меня там минимум текста. Даже сначала хотели сделать так, чтобы я была немая, но мне показалось, что тогда будет слишком много физиологии. Человек, который по большей части молчит, и это и есть его действие, гораздо интереснее. Молчание не как пассивное существование, а как активное и волевое решение не говорить.

Вы сейчас в основном снимаетесь в сериалах. Вам малый экран ближе, чем большой?

Во-первых, премьеры сейчас тоже показывают на большом экране. А во-вторых, сериальная индустрия недавно сделала гигантский шаг вперед, во многом благодаря таким видеосервисам, как Start. Появилась конкуренция, и вместе с ней начало расти качество. Творческой стороне процесса очень выгодно, когда продюсеры соревнуются друг с другом, внимательно выбирают режиссеров и сценарии, которые кажутся классными даже просто при чтении на бумаге.

А с телевизионными сериалами сейчас тоже происходит что-то хорошее?

Телевизор, я думаю, напрягся. Аудитория раскололась напополам: есть те, кто все смотрит онлайн, есть те, кто пользуется ТВ. Это давно произошло. Новое в том, что для интернет-зрителей начали делать свой контент, сопоставимый по цифрам с телевизионным.

Вы активно снимаетесь и для ТВ, и для онлайн-кинотеатров. Чувствуется ли разница?

Телеканалы очень тщательно анализируют своих зрителей, и этим цифрам из исследований жестко подчиняется вся творческая составляющая, это серьезные ограничения. Руководству важны высокие рейтинги, поэтому они ориентируются на то, что зрителям точно понравится. А в интернете наоборот. Своего зрителя видеосервисы, думаю, тоже изучают, но стремятся его постоянно удивлять. У этой аудитории выше требования к качеству, потому что она смотрит и Netflix, и Amazon. Разные задачи и разный зритель.

Насколько вам важна зрительская реакция?

Это нестабильная валюта. Играть спектакль, ориентируясь на то, как реагирует на тебя зал, и думать на съемочной площадке, что сейчас я так сделаю, что все потом заплачут, это все равно что быть барышней, которая хочет всем понравиться. Я бы с такой не познакомилась, придя на вечеринку. Мне кажется, опираться стоит на свою творческую интуицию. Нужно понимать, что ты делаешь и почему имеешь право показать это зрителю. Я так сама с собой обычно рассуждаю.

Сабина Ахмедова и Александра Ребенок в украшениях Mercury в сериале «Содержанки»

Откуда вы берете ресурс, чтобы его постоянно отдавать?

Я раньше над этим никогда не задумывалась — до тех пор, пока не словила паническую атаку. Помню, был сложный момент, казалось, ты в каком-то мыльном пузыре, не понимаешь даже, какое сейчас число, куда идти и чем ты вообще занимаешься. Я эту ситуацию пошла обсудить с психологом. Он мне тогда сказал: «Может быть, вам все-таки отдыхать? Понятно, что вы работающая мать, но надо спать и есть». Это у меня так засело в голове, что я теперь стараюсь спать где только можно. Идет обед на съемочной площадке, есть 20 минут — я быстро перекушу и буду спать. Или когда еду с работы, прошу в машине выключить музыку и отключаюсь. Плюс в самолете два часа обычно есть. Кроме сна, с ресурсом помогает какое-то время побыть наедине с собой и поговорить по телефону с мамой. Сразу становится хорошо.

А материнство дает энергию или забирает?

При правильном распределении сил — дает. Как и вообще семья. Это твоя сила, мощь, корни, то, что тебя заземляет, питает, то, ради чего ты живешь и не впадаешь в отчаяние. Когда у тебя маленькие дети, ты еще постоянно борешься со своим эгоизмом, потому что жить, как ты привык, больше невозможно. Я вот вчера прилетела в два часа ночи, а в пять утра пришел Ваня (старший ребенок Александры и Алексея Верткова, три года. — Прим. Vogue), с которым мы не виделись три дня: «Вставай, утро уже наступило! Как здорово, что ты вернулась! Давай играть!» Тут же проснулась Вера (дочь, родилась в августе 2020-го. — Прим. Vogue), развеселилась и начала хлопать в ладоши. И мы прекрасно провели время, позавтракали — с пяти до семи утра.

Ваня видел уже какие-нибудь ваши работы?

Он пока просто знает, что мама актриса. Раньше, когда листал журналы и видел там блондинок, про каждую говорил: «Так, здесь мама, и тут мама, и вот мама». (Смеется).

А что у вас еще в планах, кроме «Содержанок» и «Деревенской истории»?

Снимаем драмеди «Захар открывает глаза», скоро начнем работу над вторым сезоном «Швабры». А в театре 23 июня будет светская премьера «Дяди Левы» по пьесе Леонида Зорина «Покровские ворота». Константин Богомолов решил опереться на оригинальный текст. Это будет поклон Театру на Бронной, где пьесу раньше ставили. Поклон тому, что там было до прихода нового художественного руководителя. Костику в спектакле лет 60, и это все его воспоминания. Есть чувство, что былого уже не вернуть. Как и не вернуть Театр на Бронной, каким он был когда-то. Как и советский водевиль, который сейчас было бы невозможно снять. Это немного грустный спектакль, но очень тонкий, теплый, трогательный, ювелирно сделанный. Самое сложное для актеров в нем — за первые 15 минут прорваться через фильм, который все смотрели. Люди знают, что есть Костик, Маргарита Хоботова, Велюров. Это все яркие, острые типажи, которых ты подсознательно ожидаешь увидеть и узнать. Но мы предлагаем зрителю вспомнить не фильм, а Зорина. И, конечно, у нас с Инной Ульяновой (актриса, исполнившая роль Маргариты в фильме. — Прим. Vogue) совершенно разный рисунок игры, мы совсем разные люди. Моя сила не в командном голосе, а в женской слабости. Тот театр на Бронной не вернуть, как и молодость, но приятно помнить, что это было.