Как Моника Левински заставила весь мир взглянуть на нее другими глазами

Объединившись с Райаном Мерфи, она показала свою версию событий в новом сезоне «Импичмент: Американская история преступлений»
UNITED STATES  JUNE 03  Monica Lewinsky leaving the office of attorney Plato Cacheris.
Моника Левински, 1998. Фото: Getty Images

Этой осенью Райан Мерфи представил новый сезон криминальной антологии «Американская история преступлений», посвященный секс-скандалу Клинтон–Левински, который чуть не привел к импичменту президента США. В основу истории легла книга Джеффри Тубина «Огромный заговор: настоящая история о сексуальном скандале, который едва не обрушился на президента». 

После громкого дебюта с историей О. Джея Симпсона, где показано, как умело могут СМИ манипулировать общественным мнением и «Убийства Джанни Версаче», где на фоне невероятно красочных декораций с блестящим актерским составом вас ждет погружение в разум фанатика, поклонники проекта были удивлены выбором сюжета для третьего сезона. Если в первых двух речь шла о реальных убийствах, есть ли состав преступления в истории Моники Левински и Билла Клинтона? 

Кадр из сериала «Импичмент: Американская история преступлений»

Моника Левински и Билл Клинтон, 1998

Getty Images

В центре сюжета взаимоотношения 23-летней стажерки Белого дома Моники Левински и экс-президента США Билла Клинтона: начиная с заигрываний в коридорах у Овального кабинета и телефонных разговоров по ночам, заканчивая ложными показаниями в суде. Хотя этот вопрос остается спорным — все упирается в термин «сексуальное поведение», которым апеллировал Клинтон. Уникальным этот сезон делает то, что с Райаном бок о бок работала главная героиня — Моника Левински выступила в качестве продюсера шоу. «Я словно пытаюсь усидеть на двух стульях. Как продюсер, я очень горжусь этим проектом. Но, как героиня, я нервничаю, — признавалась Левински в интервью Fox. — Я нервничаю из-за того, что люди увидят худшие моменты моей жизни и множество моих поступков, о которых я жалею. Когда помнишь, что ты делала в 20 лет, а это было не так уж и давно, это довольно мерзко».

Однако все, что делает ее героиня, в исполнении очаровательной Бини Фельдштейн, совершенно не кажется мерзким. Моника не спит ночами в ожидании звонка от Билла, приносит ему пиццу в конце рабочего дня, дарит галстуки и искренне радуется, когда видит его в них на публичных выступлениях. Рыдает в трубку своей подруге Линде Трип (ее блестяще сыграла неузнаваемая Сара Полсон), когда после инаугурации он не звонит ей уже месяц. Другими словами, ведет себя как обычная влюбленная девушка. Когда об интрижке Левински и Клинтона заговорил весь мир, он в компании советников и Хиллари пытается выработать верную стратегию, чтобы не дать упасть рейтингу доверия. Она? Сутками лежит на диване в слезах, наблюдая за тем, как корреспонденты подбираются к каждому из ее окружения в поисках очередной сенсации, пока весь мир называет ее «та девушка». 

Кадр из сериала «Импичмент: Американская история преступлений»

Интересно, что до суда Хиллари Клинтон в этом любовном уравнении словно не существует. В сериале интрижка Моники и Билла не воспринимается как измена. Вполне возможно, что для Левински все так и было — центром ее мира стал «мистер президент», как она ласково обращается к Биллу. Вы будете сопереживать Левински, слушая про ее трудное детство, будете жалеть ее, когда узнаете, что его она провела в «лагерях для полных» и не принимала собственное тело. И непременно будете желать ей научиться ценить себя (или как минимум встретить хорошего психолога, который бы вытащил ее из этих токсичных отношений, как бы сказали в 2021-м). Но речь идет о событиях 1998 года. То, что ждет героев после титров: процедура импичмента провалилась, Билл Клинтон вполне благополучно завершил свой второй срок и сохранил брак с Хиллари. В 2004 году он выпустил мемуары «Моя жизнь», где описал свои отношения с Моникой как незначительную интрижку. 

Имя Моники Левински моментально превратилось в нарицательное. В словаре сленга Urban Dictionary у него два значения: человек, который занимается оральным сексом, а также глагол, который описывает ситуацию, когда мужчина эякулировал на платье. Именно в таком значении имя Моники использовала Бейонсе в своем треке Partition.

Долгие годы Левински и ее семья скрывались от СМИ. Известно, что в 2006 году Моника поступила в магистратуру Лондонской школы экономики на факультет социальной психологии. Спустя десять лет она издала автобиографию, попробовала себя в качестве дизайнера и представила коллекцию сумок, написала откровенное эссе в Vanity Fair. В 2015-м появилась на конференции TED в Ванкувере, где выступила с пронзительной речью под названием «Цена позора», посвященной интернет-травле. 

Моника Левински в 1998 и 2018 годах

LUKE FRAZZA

«За одну ночь я стала нулевым пациентом мгновенной потери личной репутации на глобальном уровне, — рассказывала Левински на TED Talks. — Меня называли проституткой, блудницей, бимбо и, конечно, «той женщиной». В 1998 году я потеряла свою репутацию и чувство собственного достоинства. Я потеряла себя. Тогда, 17 лет назад, для того, с чем я столкнулась, еще не было слова, теперь мы называем это интернет-травлей». 

«Импичмент: Американская история преступлений» — не столько про неподобающие отношения, сколько про первую жертву глобального кибербуллинга в истории. Статьи журналистов и первые колонки тогда в только зарождающемся интернет-пространстве оказались для Моники опаснее пули. Трудно вообразить, чтобы с ней сотворили Telegram-каналы сегодня. Однако Райан Мерфи не отбрасывает даже тени осуждения на Левински, скорее наглядно демонстрирует, что за героями новостных сводок стоят реальные люди с реальными чувствами. Последние годы Левински посвятила борьбе против интернет-травли, поддерживала движение #Metoo, хоть их связь с Клинтоном и была по обоюдному согласию, она говорила о том, что было место злоупотреблению властью. Ни о моральной, ни о финансовой компенсации речи даже не шло. «Я была так молчалива эти десять лет, что в кое-каких кругах возникли слухи, что Клинтоны выплатили мне компенсацию… Уверяю вас, это очень далеко от истины», — писала она в Vanity Fair. Но, как по мне, лучшей компенсацией стала ее личная исповедь на экране, где каждый наконец сможет взглянуть на их связь с Биллом Клинтоном ее глазами. 

Кадр из сериала «Импичмент: Американская история преступлений»