© Протест в Ньюпорте, Великобритания, 11 июня 2020. Фото: Matthew Horwood

Lifestyle

Как проблема расизма по отношению к темнокожим людям перестала касаться только белых

И почему жителям Южной Азии тоже нужно выступать единым фронтом 

Спустя две с лишним недели после убийства Джорджа Флойда протесты в поддержку движения Black Lives Matter охватили весь мир. В результате всем четверым бывшим полицейским Миннеаполиса, причастным к этому инциденту, предъявлены судебные обвинения (один из них позже был освобожден под залог). Среди них — американец азиатского происхождения Ту Тао, который просто стоял и смотрел, пока его коллега, Дерек Шовин, душил Флойда (Шовину дали срок за убийство второй степени). В какой-то момент Тао повернулся спиной к происходящему и смешался с толпой, которая начала собираться у места происшествия.

Тао — представитель хмонгского комьюнити, этнической группы, сформированной американскими эмигрантами из Лаоса, Вьетнама и Китая. Его причастность к делу Флойда вызвала неоднозначную реакцию публики и породила волну дебатов на тему соучастия и дискриминации. И хотя никто из нас не может отвечать за всех представителей своей расы, тот факт, что Тао безмолвно наблюдал за убийством, дает понять: проблема расизма касается не только белых, но и «цветных» людей.

Я родилась в Индии и выросла в Лондоне, похожие мысли терзали меня каждый раз, когда, будучи ребенком, я возвращалась на свою историческую родину. Как-то раз, когда мне было лет 13, один из моих старших родственников узнал, что моя лучшая школьная подруга была темнокожей. Он встревожился. «Ты знаешь, что это за люди? — спросил он меня. — Ты в безопасности? Тебе уже предлагали вступить в банду?» Я была в шоке. Мы быстро перешли на повышенный тон, после чего меня отправили в мою комнату и велели не спорить со старшими.

Укоренившиеся предрассудки

Тогда я впервые поняла, что некоторые из моих друзей и родственников негативно относятся к темнокожим. То были люди, которых я всегда считала очень открытыми, либеральными, даже имевшими «западные» взгляды. Скорее всего, они ни разу в жизни не общались с темнокожими. Такой формат мышления во многом продиктован собственным колониальным прошлым Индии и веками доминирования белых над местным населением. Но дело не только в этом. В Индии по-прежнему очень сильно развито разделение между представителями разных религиозных и этнических групп, каст, сторонниками тех или иных политических систем и обладателями определенного цвета кожи.

После того случая я начала замечать все больше примеров аналогичных предрассудков. У меня был дядя, который периодически навещал нас в Великобритании: каждый раз, видя, что к нему приближается темнокожий, он переходил на другую сторону дороги. Когда я спросила его, зачем он это делает, дядя посмотрел на меня широко раскрытыми глазами и усмехнулся. Наши друзья семьи южноазиатского происхождения, которые жили в Великобритании постоянно, никогда не позволяли себе такого, но я помню, что мы всегда держались сообща и редко допускали в свое комьюнити чужаков. Во время совместных обедов среди гостей иногда можно было встретить представителя европеоидной расы, но черного и мусульманина — никогда.

Прошло почти 20 лет, но мало что изменилось. В 2018 году я ездила домой, где встретилась с подругой семьи, которая оглядывала меня с ног до головы. К тому моменту я провела в Индии уже две недели и успела как следует загореть. Она сказала, что я не похожа на жительницу Великобритании. «Цвет твоей кожи еще недостаточно чистый», — выпалила она. Во мне смешались чувства гнева и стыда, я не знала, что ей ответить. Помню, мне было лет восемь, когда одна из моих тетушек вручила мне набор кремов для отбеливания кожи. Рыдая, я принесла все это добро своей маме и спросила ее: я что, уродина? Она тут же нашла ту, кто мне это вручил, и как следует ее отчитала. 

И пока в рамках существующей культуры мы будем воспринимать светлый цвет кожи как синоним красоты, чистоты и благодетели, расизм никуда не исчезнет. Об этом напомнили некоторым звездам Болливуда, когда те решили поддержать Black Lives Matter в социальных сетях. Пользователи твиттера обвинили многих из них в лицемерии за то, что в прошлом они пользовались средствами для осветления кожи. И даже несмотря на всю свою неоднозначность и потенциальный вред для здоровья, это бьюти-направление по-прежнему оценивается в миллиарды.

Глобальная проблема

Колоризм и расизм встречаются отнюдь не только в Индии. Это обычная история для США. И для Великобритании. Один из моих афробританских друзей после путешествий по Австралии, Китаю и Аргентине рассказывал мне истории вроде тех, с которыми я сталкивалась в Индии. Другая моя подруга несколько лет назад была в Буэнос-Айресе, и как-то раз в ресторане ее окружила толпа, пытаясь потрогать ее волосы и сфотографироваться с ней. «Я почувствовала себя звездой, но в самом ужасном смысле, — призналась она мне. — Никогда туда не вернусь».

Эти проблемы существуют давно, но в свете трагедии Джорджа Флойда они вновь оказались в центре внимания. Происходящее сейчас служит всем нам отчетливым напоминанием о том, что мы не должны молчать. Сталкиваясь с расизмом по отношению к черным среди выходцев из Южной Азии, я старалась призывать оппонентов к ответу, но бывали случаи, когда я не знала, что сказать, или думала, что бесполезно спорить с человеком, который никогда не изменит своего мнения. Но если мы не будем об этом говорить, ситуация не поменяется к лучшему.

Мы, представители цветного комьюнити, должны не опускать руки — здесь важно участие каждого. Мы также сталкиваемся с проявлениями расизма и дискриминации, но это не значит, что нам нужно сидеть сложа руки, пока ущемляют других. Очень важно вести «неудобные» разговоры с друзьями, членами семьи и соседями, осознавать и ставить под сомнение собственные предрассудки. И если не начать делать это сейчас, то когда же?