Книги

Мэй Маск о преображении жизни: прочтите вдохновляющую главу из ее новой книги

 «Женщина, у которой есть план. Правила счастливой жизни от супермодели и матери миллиардера» выйдет на русском языке к началу лета

В конце мая — начале июня издательство «Бомбора» выпустит переведенную на русский автобиографию Мэй Маск — модели и диетолога, которой удалось уйти от мужа-абьюзера, одной вырастить троих детей (в том числе миллиардера Илона Маска) и в свои 72 продолжать работать и наслаждаться жизнью. «До пятидесяти я только и делала, что выживала», — признается Мэй Маск, вспоминая все перипетии, переезды, десять лет тяжелого брака и переживаемое в нем насилие, развод и воспитание маленьких детей, совмещенное с несколькими работами. В книге, которую с первых страниц представляют как «психологический бестселлер», Мэй искренне рассказывает обо всем: от детства в ЮАР, первых опытов работы моделью и своих родителях до истин и правил, усвоенных при воспитании собственных детей, а также тех событиях и импульсах, которые помогли ей изменить жизнь. 

«Я живу со скоростью ракеты: исследую все новое, получаю удовольствие, работаю больше, чем когда-либо, и наслаждаюсь жизнью от всей души. Я уже говорила, как это здорово?» — пишет Мэй Маск, за последние годы не раз появлявшаяся на обложках крупнейших изданий, в том числе корейского Vogue, а также New York Magazine и Time. Ожидая скорого выхода книги «Женщина, у которой есть план. Правила счастливой жизни от супермодели и матери миллиардера» на русском языке, публикуем одну из наиболее вдохновляющих глав, хотя такими в книге можно назвать едва ли не все.

«Преображение жизни»

Разберитесь с проблемами 

В годы нашего брака мой вес гулял туда-сюда. Я забеременела во время медового месяца и страдала утренней тошнотой, которая на самом деле мучила меня весь день. Сначала я сильно похудела. Потом изрядно поправилась. Такое повторялось с каждой беременностью. Мне повезло, что дети родились здоровыми. Я хотела, чтобы такими они и оставались. Я кормила их полезной пищей, которую сама им готовила. 

Те годы были самыми сложными в моей жизни. Мои дети — лучшее, что я сотворила, но брак был ошибкой. Когда после развода я поселилась в Дурбане — одинокая мать с тремя маленькими детьми, — на мои плечи легла забота обо всех нас. Мне было жизненно важно поддерживать вес в норме, чтобы я могла работать моделью и получать дополнительный доход, покрывавший детские нужды. Я воскресила в памяти все свои знания о правильном питании, ела, только когда испытывала голод, и выбирала только полезные продукты: овсянку, молоко, овощи, фрукты, бутерброды из цельнозернового хлеба с арахисовым маслом, фасолевый суп, рыбные консервы и иногда курицу. Это было несложно, потому что мне все равно нужно было экономить на еде, а здоровая пища бывает и недорогой. 

Я пыталась завести отношения в Дурбане, но родные были не в восторге от моих кавалеров. Кэй прозвала меня магнитом для придурков — и была права. Однажды я познакомилась с мужчиной, которому приглянулась, и мы начали встречаться. Он хотел, чтобы я похудела, потому что считал, что я выгляжу толстой. Толстой я не была, но сбросила вес, чтобы его порадовать. Похудеть было очень непросто. Приходилось во многом себя ограничивать. 

Он сделал мне предложение, но я ему отказала, потому что он мне изменял. Он все равно организовал вечеринку-сюрприз в честь помолвки. Видимо, такой у меня типаж. Он уже строил дом, в котором планировал со мной жить, с комнатами для моих и его детей, с отдельным кабинетом и приемной для моей практики в качестве нутрициолога. Всякий раз, когда я пыталась вернуть ему обручальное кольцо, он угрожал, что убьет себя. Чтобы отпугнуть его, я начала есть по три десерта при каждой нашей встрече. Вес набежал моментально. 

Я никогда раньше не медитировала и не давала себе шанса просто посидеть и подумать. Но подруга сказала, что именно этим мне и следует заняться

Я обожала жареную, жирную и сладкую еду: заедала ею стресс и недовольство жизнью. Я снова весила девяносто три килограмма. Поправиться я успела всего за пару месяцев, но на возвращение к здоровому 46-му размеру у меня ушло почти десять лет. Разумеется, тогда я об этом не подозревала. 

Мне нужно было решить, что делать дальше, — придумать новый план. Но ничего не получалось, пока на помощь не пришла одна из моих подруг. Ее совет был прост. Она велела мне ежедневно по полчаса думать о тех временах, когда я была счастлива, и предположила, что так мне будет проще понять, что делать дальше. 

Я никогда раньше не медитировала и не давала себе шанса просто посидеть и подумать. Но подруга сказала, что именно этим мне и следует заняться. Я восседала как истукан по тридцать минут, а в голове не было ни мысли. Просто ни одной. Я пыталась вспомнить, когда чувствовала себя счастливой. Но мне было так грустно, что я не могла воскресить в памяти ни одного светлого момента. «Ну, в старшей школе было весело», — думала я, но для учебы в школе было поздновато. Я осознала, что самые счастливые мгновения пережила во время учебы в университете, несмотря на стресс от обучения на африкаансе. К счастью, с тех пор мой африкаанс стал значительно лучше! 

Вот тогда я и решила пройти в Блумфонтейне интернатуру по диетологии. Я бросила все и переехала вместе с маленькими детьми из своего уютного дома в Дурбане в центр страны — в крошечный городок, где все говорили на африкаансе. Мне было очень тоскливо, и я решила, что хуже уж точно не будет. 

Так в очередной раз я приняла решение, определившее мое будущее, сказав «почему бы и нет?» 

В маленьком городе для разведенной матери с малолетними детьми развлечений не было, но я и так была полностью поглощена своей учебой. Мы с детьми жили в общежитии для врачей. Детская была в спальне, а я ночевала в гостиной, которая была также и кухней. Но меня не смущали неудобства, потому что смена обстановки принесла мне новые радости. Очень важно было оказаться там, где ничто не напоминало о пережитых страданиях. 

Я, как эксперт, вызвалась провести мастер-класс о том, как позировать и строить имидж, чтобы собрать средства на стипендии для учащихся на курсе диетологии. Вышло так здорово, что мои ученики уговорили меня запустить модельную школу. Эта затея имела большой успех. Меня поддержали все — дети профессоров, коллеги, друзья и пресса. Я организовывала модные показы, читала лекции о питании и самооценке и получала от этого огромное удовольствие. Я даже продолжила учебу, чтобы получить степень магистра. Кстати, отличный способ вернуть самоуважение! 

Жизнь налаживалась. Я преподавала по вечерам — это и были мои развлечения. А еще в этом университетском городке никто не осуждал мой вес, благодаря чему я наконец расслабилась. Я даже сходила на свидания с парой приятных мужчин, которые были младше меня. 

Я хотела помочь моделям, которых учила, поэтому отправилась в G3, лучшее модельное агентство Йоханнесбурга, с их фотографиями. 

Я познакомилась с агентом, ее звали Гейнор Бекер. Ни одна из моих подопечных ее не заинтересовала. Она окинула взглядом мою фигуру и спросила: 
— А вы работаете моделью? 
— Нет, я больше этим не занимаюсь, — ответила я. 

За последнее время я сбросила примерно десять килограмм, но не задумывалась о том, чтобы вернуться к модельной карьере. 

Гейнор сказала, что модели «плюс-сайз» были новой востребованной категорией, и предложила попробовать, так как у меня уже был опыт. 

Так в очередной раз я приняла решение, определившее мое будущее, сказав «почему бы и нет?». 

Моя карьера в качестве плюс-сайз-модели началась с полетов в Йоханнесбург на съемки телерекламы. Поскольку я была единственной плюс-сайз-моделью в ЮАР, то вскоре стала разъезжать по стране, сниматься для журналов и участвовать в дефиле, параллельно заканчивая магистратуру. Был спрос на одну плюс-сайз-модель и одну модель зрелого возраста — и я работала и той, и другой. 

За это время мы с Гейнор сдружились. После моего переезда в Йоханнесбург Гейнор рассказала мне, что знает ужасного человека по фамилии Маск. Плюс-сайз условно начинается от 48-го женского размера одежды. «Вероятно, это мой бывший муж», — ответила я. «Он женился на моей подруге и выгнал ее из дома сразу после свадьбы», — сказала она. «Ну, это точно он», — заключила я. 

Через пару лет после того разговора она спросила: 
— Хочешь познакомиться со Сью Маск? 
— Конечно, — сказала я. 

Она была топ-моделью и красавицей, куда привлекательнее меня. Мы отправились на фуршет. Она представляла меня людям со словами: «Это Мэй Маск. Она была замужем за моим бывшим десять лет, а я — всего десять минут». 

Нам было весело. Многие не понимали, что тут смешного, но нам было плевать. Мы хохотали. 

В Йоханнесбурге я продолжала консультировать в качестве диетолога и обрела такую популярность, что стала часто выступать с лекциями о здоровом питании. При этом у меня было настоящее ожирение, но я маскировала свои чувства по этому поводу с помощью шуточек. Я пыталась выставить все в забавном свете, чтобы выглядеть уверенной в себе — но таковой себя не чувствовала, поэтому носила свободную одежду, чтобы прятать свое тело. Клиенты все равно шли ко мне за мотивацией и получали ее. Я чувствовала себя мошенницей, потому что делала совсем не то, что советовала собственным клиентам. Я обладала знанием, но сама им не пользовалась. 

Наконец я начала следовать своим же советам: есть только проголодавшись, употреблять здоровую пищу, не переедать

К сорока одному году у меня повысился холестерин и заболели колени и спина. Было страшновато, потому что без крепкого здоровья не обойтись, когда у тебя на попечении трое детей. Я скучала по чувству комфорта в собственном теле. 

Наконец я начала следовать своим же советам: есть только проголодавшись, употреблять здоровую пищу, не переедать. Используя собственные рекомендации, я похудела. И с тех пор слежу за весом уже тридцать лет. 

Знайте, что я каждый день работаю над собой. Да, это совсем не просто. 

Как человеку, не склонному к худобе от природы, мне приходится постоянно быть начеку, чтобы блюсти фигуру. Я всегда планирую свое питание и заранее проверяю, будут ли у меня в доступе полезные продукты. Когда я ем слишком мало, то чувствую себя не лучшим образом. Если я чрезмерно проголодаюсь, то потом заглочу все, что окажется в поле зрения. Когда я ем вредную пищу, то ощущаю, как торможу умственно и физически, устаю и отекаю. Несмотря на то что больше сорока лет я работаю диетологом, я все еще способна поддаться соблазну — а потом за это поплатиться. Но чаще всего я снова и снова выбираю правильное питание, потому что хочу чувствовать себя на все сто. 

Нарядные фотографии не отражают всех усилий, которые остаются за кадром, — я дважды набирала и сбрасывала тридцать килограмм. Я хорошо понимаю, что если начну переедать, то стрелка на весах будет ползти вверх, пока я не прекращу объедаться. Раньше я была уверена, что уж на какой-нибудь отметке набор веса прекратится. Но этого не случилось. И на то, чтобы стать стройнее, ушла масса усилий. И все еще уходит. 

Быстрым способом заглушить негативные чувства не так уж сложно — как шутками-прибаутками «разделалась» я с перееданием. Но так вы свои проблемы не решите, а возможно, даже и усугубите. Чтобы почувствовать себя увереннее, вы должны преобразить свою жизнь. К каким бы переменам вы ни стремились — мелким (научиться медитировать) или крупным (изменить пищевые привычки или переехать и начать все с нуля), — вам нужен четкий план.

Читайте также:
Жизель Бюндхен о дисциплине: как быть такой классной, читайте в отрывке из этой книги
Мишель Обама и ее отношения с модой в главе из книги Becoming