Искусство

«Твое тело — это поле битвы»: о чем знаменитые художницы-феминистки говорили до Юли Цветковой

Как с темой телесности работали Йоко Оно, Вали Экспорт, Джуди Чикаго и другие — с конца шестидесятых
Джуди Чикаго
Джуди Чикаго на показе Dior Haute Couture весна-лето 2020. Photo: Anthony Ghnassia/Getty Images

9 июня художнице, фем- и ЛГБТ-активистке из Комсомольска-на-Амуре Юлии Цветковой предъявили официальное обвинение в распространении порнографии. Причиной стали бодипозитивные рисунки обнаженного женского тела, которые художница публиковала в своем небольшом паблике «ВКонтакте». Сейчас Юлии Цветковой грозит до шести лет лишения свободы.

Вторую неделю по всей России и даже за ее пределами активно проходят одиночные пикеты и акции солидарности в поддержку художницы: петицию с требованиями снять все обвинения с Юлии Цветковой на сегодняшний день подписало более 200 тысяч человек, а в социальных сетях каждый день появляются сотни публикаций с хештегом #заЮлю, #ЯМЫЮлияЦветкова и прочими.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Художницы, активистки, кураторы, артисты, фотографы и прочие деятели культуры и искусств выкладывают посты в поддержку Юлии, повторяя из публикации в публикацию, что женские тела — не порнография, а феминистское искусство — не преступление. Рената Литвинова, Владимир Познер, Ксения Собчак, Людмила Петрушевская и другие российские знаменитости публично высказались в поддержку Юлии Цветковой еще в марте и требовали прекратить ее уголовное преследование.

В знак солидарности с Юлией Цветковой рассказываем о роли феминистского искусства в культуре и вспоминаем нескольких выдающихся художниц XX века. Их произведения на тему телесности стали классикой западного феминистского искусства и выставляются в музеях по всему миру.

Что такое феминистское искусство и когда оно появилось

Это необязательно «женское» искусство: далеко не все работы, созданные женщинами, феминистские. При этом некоторые произведения художниц, не называющих себя феминистками — например, Луиз Буржуа или Марины Абрамович — вполне себе феминистские.

Принято считать, что феминистское искусство начало формироваться в конце 1960-х — начале 1970-х во время расцвета второй волны западного феминистского движения. Помимо требования равных прав и возможностей для женщин в политике, на рабочем месте и дома, сексуальной свободы и права распоряжаться собственным телом, американские активистки и художницы стали бороться за равные возможности и свободу самовыражения в искусстве.

Столетиями статусом великих художников и творцов обладали мужчины, а женщинам доставалась лишь роль модели, помощницы или музы. Женщины слишком долго были объектом, а не субъектом в искусстве. И взгляд на женщин был в первую очередь мужской, объективирующий и патриархальный, не учитывающий женский опыт. Миф «Почему не было великих женщин-художниц» объяснила в своем легендарном одноименном эссе американская исследовательница и специалистка по феминистскому искусству Линда Нохлин.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Феминистское искусство не может быть аполитичным: оно реагирует на окружающий мир и рефлексирует над тем, как работают наше общество, политический строй, личные отношения друг с другом. Феминистское искусство критикует действующие дискриминации, иерархии и системы угнетения, выступает против репрессивных политик государства, против насилия и дискриминации женщин, ЛГБТ+ и других социальных меньшинств. И конечно же, важными темами феминистского искусства являются в том числе телесность и сексуальность, так как любые табу, социальные стигмы и сексуальная несвобода являются серьезными препятствиями на пути к равенству и эмансипации.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Йоко Оно 

«Отрежь кусок»/Cut Piece (1964)

Cut Piece — знаменитый перформанс Йоко Оно, в течение которого художница неподвижно сидела на полу, в то время как зрители могли подходить, брать лежащие рядом ножницы и каждый отрезать по кусочку ее одежды. Этот перформанс Йоко Оно повторяла несколько раз в разных городах и в финале оставалась почти или полностью обнаженной. Некоторые срезали с художницы даже нижнее белье, кто-то отрезал волосы, а однажды один из зрителей внезапно занес кулак с ножницами над головой Йоко.

Йоко Оно. «Отрежь кусок», 1964

«Отрежь кусок» исследует проблему объективации и дегуманизации женского тела, тему личных границ, доверия, насилия и агрессии по отношению к другому. Зрители перформанса могли вообще не прикасаться к Йоко Оно, если не хотели, но, не получая активного сопротивления и находясь в ситуации установленной вседозволенности, многие заходили в своих действиях все дальше и дальше, грубо нарушая телесную неприкосновенность художницы.

Йоко Оно называла этот перформанс протестом против войны во Вьетнаме. Позднее в 1974 году художница Марина Абрамович также дала зрителям возможность делать со своим телом все, что угодно, только вместо ножниц, желающим принять участие предлагалось 72 разных предмета — от спичек до заряженного пистолета.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Вали Экспорт 

«Тактильное кино»/Tapp-und-Tast-Kino (19681971), «Генитальная паника»/Genitalpanik (19681969), «Конфигурация тел»/Body Configurations (19721976)

Одна из самых провокационных звезд феминистского искусства, австрийская художница Вали Экcпорт также много работала с собственной телесностью. Во время уличного перформанса «Тактильное кино», который Экcпорт повторяла несколько раз с 1972 по 1976 год, на ее груди была надета картонная коробка со шторкой, имитирующая кинотеатр. Прохожим мужчинам предлагалось принять участие в аттракционе: просунуть руки на 30 секунд в отверстие коробки-кинотеатра, в котором «фильмом» являлась обнаженная грудь художницы.

Эта ироничная акция указывала на проблемы сексизма и «мужского взгляда» в кино и порнографии, где главные женские персонажи из фильма в фильм выступают исключительно в роли объектов мужского вожделения и ориентированы в первую очередь на зрителя-мужчину. Невозможность увидеть грудь художницы, а только дотронуться, плюс сделать это на виду у других людей — Вали переворачивала привычную модель патриархального взаимодействия между мужчиной и женщиной. Экспорт заставляла мужчин ощутить дискомфорт, самим стать объектом, попавшим под наблюдение окружающих и художницы, которая получала контроль над ситуацией.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Еще один громкий перформанс назывался «Генитальная паника»: Вали Экспорт пришла в кинотеатр, одетая в кожаную куртку и джинсы с вырезом между ног, и с суровым видом начала демонстративно ходить между рядами. Эта акция была продолжением разговора на тему объективации женщины в визуальных искусствах. Живое, пугающее своей внезапной наготой тело Вали Экспорт становится преградой между зрителем и экраном, разрушая магию патриархального кино и прерывая контакт зрителя с вымышленными и идеализированными женскими образами.

По мотивам этого перформанса год спустя был сделан легендарный снимок: фотограф Питер Хассман запечатлел Экспорт в том же костюме и со всклокоченными волосами, грозно сидящую на стуле с автоматом в руках и широко раздвинутыми ногами. Эту фотографию Экспорт распечатывала в больших форматах и расклеивала в публичных местах.

В серии фотографий «Конфигурация тел» Вали Экспорт работает с городским пространством, буквально встраивая свое тело в геометрию улиц и зданий. Принимая неудобные позы, подчеркнутые контрастными яркими линиями и геометрическими фигурами, Экспорт показывала напряжение человека, которому приходится встраиваться в общество и идеологическую среду, ему чуждую. Именно такой средой для художницы была конформистская культура Австрии в послевоенный период. В этой серии работ тело Вали Экспорт становится геометрической фигурой, потерявшей субъектность, вписанной как будто против своей воли в городской ландшафт, встроенной в доминирующую систему.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Джуди Чикаго 

«Званый ужин»/The Dinner Party (19741979) и «Красный флаг»/Red Flag (1971)

Одно из самых известных произведений феминистского искусства, инсталляция Джуди Чикаго «Званый ужин» — это треугольный банкетный стол, подготовленный для воображаемой торжественной встречи выдающихся женщин, живших в разные исторические эпохи. Стол сервирован на 39 персон, с каждой стороны стола расположено по 13 мест (отсылка к «Тайной вечери»), каждое место подписано именем одной из знаменитых художниц, писательниц, богинь, правительниц и поэтесс. 

Этой инсталляцией Джуди Чикаго отдает дань уважения и почести своим предшественницам и современницам, подчеркивая, как непростительно мало внимания уделяется в обществе женским достижениям, а некоторые имена намеренно стираются из истории. Все места за столом оформлены по-разному, символически отсылая к деятельности той или иной персоны, а каждое из блюд на тарелке по форме напоминает вульву — одну из самых табуированных частей женского тела.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

В более ранней работе «Красный флаг» Джуди Чикаго также говорит о табу и критикует двойные стандарты патриархального общества по отношению к женщинам, показывая изображение окровавленного тампона. 

Чикаго обращает внимание на то, что общество любит рассматривать женское тело в каких угодно подробностях в сексуализированном контексте, восхваляет материнство и призывает женщин рожать, но при этом абсолютно не готово принимать естественные функции и проявления этого же тела, наделяя их стигмой, считая непривлекательными или даже стыдными. Актуальность этой работы подтверждалась тем, что многие зрители-мужчины вообще не понимали, что изображено на картине, потому что не имели даже представления о видах менструальной гигиены и о том, что такое тампоны.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Ханна Уилке 

S.O.S. (1975), Gum in Cherry Tree (1976), Sweet Sixteen (1977)

Американская художница Ханна Уилке создавала небольшие скульптуры, похожие на вульвы, и использовала их в своих инсталляциях, перформансах, автопортретах, интегрировала в природный ландшафт. Материалами становились ткани, керамика и даже жевательная резинка. В своих работах Уилке уделяла большое внимание дестигматизации женской телесности и сексуальности, но часто подвергалась критике за свою конвенционально привлекательную внешность. Можно сказать, что ответом на эти нападки в том числе стала финальная художественная работа Уилке — Ханна до последнего дня жизни документировала, как угасает ее красота, а тело умирает от неизлечимого заболевания.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Кароли Шнееман

«Внутренний свиток»/Interior Scroll (1975) и Up To And Including Her Limits (19731976)

Художница Кароли Шнееман тоже боролась за сексуальную эмансипацию женщин и принятие собственного тела. В знаменитом перформансе «Внутренний свиток» Шнееман рассматривает тело как главный источник творчества, самопознания и освобождения. Во время перформанса Кароли извлекала из себя длинную скрученную ленту бумаги, с которой читала вслух свой текст о сексистских стереотипах. Оммаж этому перформансу два года назад сделала известная шведская художница-феминистка Арвида Бистрём в своем прямом эфире в инстаграме. В этом случае на скрученной ленте бумаги были напечатаны сотни хейтерских и сексистских комментариев, которые Арвида получала в свой адрес в соцсетях.

Шнееман беспокоило, что о ней чаще говорят как о перформерке, хотя для нее была крайне важна ее идентичность как художницы, занимающейся живописью. В своем перформансе Up To And Including Her Limits Кароли поставила задачу исследовать границы собственной выносливости и возможностей в живописи. Шнееман решила попробовать включить все свое тело в создание живописного произведения, в том числе отвечая так на технику работы художника Джексона Поллока, швырявшего, поливавшего и интенсивно разбрызгивающего краску на свои холсты. Шнееман соорудила веревочную конструкцию, чтобы подвесить себя обнаженную посреди больших белых листов бумаги и иметь возможность, раскачиваясь в воздухе, рисовать обеими руками разные фигуры и линии. Процесс требовал большой физической нагрузки, тем не менее художница повторила перформанс девять раз в 1971–1976 годах, а затем превратила результаты в инсталляцию.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Барбара Крюгер 

«Твое тело — это поле битвы»/Your Body is a Battleground (1989)

Центральным инструментом в работах Барбары Крюгер всегда был текст, а фраза с ее знаменитого плаката «Твое тело — это поле битвы» до сих пор остается популярным феминистским лозунгом. Под ним выходили на протесты за право на аборты американские активистки в 1989 году и под ним же современные феминистки продолжают бороться против сексизма, лукизма, репродуктивного давления и других видов гендерного насилия и дискриминации.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Дженни Хольцер 

Lustmord (19931994)

Дженни Хольцер — еще одна известная художница, чей главный медиум — текст. Даже те, кто никогда не слышал о феминистском искусстве, скорее всего, могли видеть работу Хольцер на знаменитой фотографии группы Nirvana. Музыканты стоят на фоне инсталляции художницы в виде надписи Men Don’t Protect You Anymore. Дженни Хольцер исследует в работах тему гендера, сексуальности, власти, иерархий, проблему сексуального и домашнего насилия. Свои минималистичные тексты, острые цитаты и яркие лозунги она превращает в уличные постеры, гигантские билборды, неоновые надписи и проекции.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Одной из самых пронзительных работ Хольцер отреагировала на трагические события Боснийской войны, во время которой происходили систематические убийства и изнасилования женщин. Хольцер создает художественный проект Lustmord (от нем. «убийство на сексуальной почве») между 1993 и 1994 годами с целью привлечь внимание общественности к этим жестоким военным преступлениям. В основу Lustmord легли три стихотворения, в которых рассказаны реальные истории насилия над боснийскими женщинами во время войны. Повествование ведется от трех лиц: женщин, переживших насилие, мужчин, совершивших насилие, и людей, ставших пассивными свидетелями этого насилия. Текст стихотворений был написан чернилами на коже людей и представлен в виде фотографий. Также фрагменты текста были выгравированы на серебряных круглых пластинах, симметрично разложенных на деревянных столах вместе с человеческими костями.

Дженни Хольцер. Lustmord, 1993–1994. На выставке Selection from the Collections Arteast 2000+ and National Collections, Museum of Contemporary Art Metelkova, +MSUM, 2017–2018

Guerrilla Girls 

«Должны ли женщины быть голыми, чтобы попасть в Музей Метрополитен?»/Do Women Have To Be Naked To Get Into the Met. Museum? (1989)

Анонимный арт-коллектив Guеrrilla Girls, состоящий из фем- и арт-активисток, прячущих свои лица под масками горилл, начали раскачивать лодку нью-йоркского мира современного искусства еще в 1985 году. Целью коллектива была борьба с сексизмом, расизмом и другими видами дискриминации в арт-среде. К началу 1990-х под остроумную медиаатаку и жесткую критику Guerrillа Girls боялся попасть практически весь патриархальный американский истеблишмент, связанный с современным искусством. Коллектив устраивал интервенции, расклеивал листовки и гигантские рекламные баннеры с критикой в адрес уважаемых культурных и художественных институций за их дискриминационную политику. 

Guerrilla Girls. Do Women Have To Be Naked To Get Into the Met. Museum?, 1989. Из коллекции Tate

courtesy www.guerrillagirls.com; photo: Tate

Одна из самых известных работ коллектива, баннер «Должны ли женщины быть голыми, чтобы попасть в Музей Метрополитен?», стала ответной реакцией на то, что в Музее Метрополитен среди всех представленных современных художников было всего лишь пять процентов женщин, при этом 85 процентов обнаженной натуры в коллекции музея были изображениями именно женских тел. Guеrrilla Girls также обращали много внимания на недостаточную репрезентацию в музеях и на вернисажах небелых художниц и художников. По сей день коллектив продолжает отслеживать и подсчитывать гендерный и расовый дисбаланс в галереях, музеях, на выставках и биеннале, регулярно публикуя свои новые работы, подсвечивающие сексизм и расизм, по-прежнему царящий в мире культурных институций.

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.