© Читать Эмили любит в желтом кресле авторства «дизайнера французских президентов» Пьера Полена. На полках: альбом The Book of Nude Photography, старая ­англоязычная «Лолита» Набокова и флаконы из цветного стекла с Amazon. Купальник из полиамида, Hunza G; хлопковые шорты, носки, все Sporty & Rich

Lifestyle

В гостях у создательницы Sporty & Rich Эмили Оберг 

Заглянули в дом под Лос-Анджелесом, построенный в 1930-х 

«Меня вдохновляет секс, — говорит 26-летняя Эмили Оберг, греясь под калифорнийским солнцем у бассейна. — Обожаю разглядывать старые выпуски Lui и Playboy, мне нравится, когда женщины наслаждаются собственным телом». Это было ясно еще семь лет назад, когда Эмили превратила свой инстаграм в мудборд, наполненный фото загорелых женских тел, а также снимками принцессы Дианы в велосипедках, юных теннисисток под палящим солнцем и архивными глянцевыми съемками 1970–1990-х годов. Спустя пару лет Sporty & Rich стал фотожурналом, а затем и брендом, играючи цитирующим тренды прошлого. Из семидесятых в новой коллекции, которая теперь продается и в России, — ультра­короткие шорты и одержимость теннисом (есть даже защитная лента для ракеток!), из восьмидесятых — слитные купальники и рубашки поло, из девяностых — расслаб­ленные фасоны спортивных костюмов: свободные треники и свитшоты с широкой резинкой и спущенным плечом. А вот к самой сексуаль­ной из модных эпох — к двухтысячным — Оберг равнодушна: «Мне кажется, в нулевые личность уходила на второй план. Мне совсем не нравится стиль того времени».

Эмили родилась и выросла в Канаде, а когда в 2014-м аудитория ее инстаграма начала стремительно расти, решила переехать в Нью-Йорк. Сначала устроилась работать продюсером в журнал Complex, а потом получила предложение от Kith стать креативным консультантом женской линии. Там же, в Нью-Йорке, Оберг начала создавать одежду Sporty & Rich. В 2015-м это был просто мерч, который позже эволюционировал в полноценную марку с широким ассортиментом и регулярными дропами. «В 2018-м я уволилась. Переехала в Лос-Анджелес. Купила машину мечты», — писала Эмили в соцсетях, а уже в 2019-м превратилась в ­реальную Эмили в Париже, перебравшись к бойфренду во французскую столицу. «Спустя два года мы расстались, и я вернулась в Лос-Анджелес».

В комнате с желтым ковром, доставшимся ей от Хенрика ­Пюрьенна, Эмили любит заниматься йогой. Хлопковая толстовка, трусы, носки, все Sporty & Rich

Трехэтажный дом с панорамными окнами в Бичвуд-Каньоне перешел к Эмили от друга-фотографа и автора нашей обложки Хенрика Пюрьенна. Полгода назад Хенрик решил вернуться из Калифорнии в Кейптаун и предложил Оберг поселиться здесь вместо него. Эмили достались в наследство четыре спальни, густая растительность во дворе и каменный бассейн, в котором Пюрьенн снял не один десяток моделей. В этом бассейне Эмили плавает каждый день — хотя теперь она самая настоящая LA girl, помешанная на спорте и здоровой еде, местной при­вычки игнорировать собственный бассейн у нее нет.

Белые столы и стулья у бассейна были выпущены в 1970-х американским брендом Knoll, зеленые Locus Solus 1965 года — дизайна Гаэ Ауленти. Такие же, только желтые, засветились в фильме «Бассейн» Жака Дере

Папоротники, как на камине, расставлены по всему дому. Слева от цветка — любимый журнал Эмили, французский Lui с эротическими снимками, и свеча Byredo Cotton Poplin

Дом Оберг был построен в 1930-х, а в 1970-х его купили супруги из Бразилии, у которых Хенрик Пюрьенн его и снял. О былых хозяевах здесь напоминает разве что французская ваза из зеленого выдувного стекла почти метр в высоту, которая стоит в белоснежном деревянном кабинете Эмили. Под нее же Оберг заказала себе реплику знаменитого алюминиевого стула Чарлза и Рэй Имз 1958 года, потому что не могла найти винтажный оригинал зеленого цвета. Дополняют интерьер свисающие папоротники, которыми Эмили украсила весь дом. В кабинете она проводит минимум четыре часа в день — рассматривает новые семплы и созванивается с парижским офисом Sporty & Rich: «Мой бывший бойфренд — CEO бренда, поэтому вся моя команда живет и работает там. Чтобы контролировать все рабочие процессы, приходится ежедневно вставать в пять утра». 

Слева: кресла-таблетки, одна из самых известных работ финского дизайнера Ээро Аарнио, в саду у Эмили представлены в зеленом и белом цветах. Справа: позади деревянного тренажера для гребли парит конусообразное кресло датского дизайнера Вернера Пантона.

После работы она распахивает стеклянные двери, выходящие на веранду с бассейном, и включает Jamiroquai. Дальше либо занимается йогой в гостиной на желтом ковре, купленном Хенриком, либо зовет в гости друзей и устраивает вечеринку с итальянской едой («Люблю ее за то, что она простая в приготовлении»), либо идет в домашнюю сауну. Иногда Эмили заходит на 1stDibs в поисках винтажной мебели. Недавно нашла диван, который раскладывается в кровать. «Жду не дождусь, когда он приедет», — говорит Оберг. Только подписчики эту находку вряд ли увидят. Кабинет, гостиная и бассейн — тот максимум, который Оберг готова показывать виртуальным друзьям. В спальню, где матрас пока постелен прямо на полу, доступ открыт только избранным.

На подоконнике в гостиной стоят две лампы 1981 года итальянского дизайнера Этторе Соттсасса: Tahiti и Oceanic

Фото: Maria Popova. Стиль: Svetlana Vashenyak. Прическа и макияж: Jen Tioseco/The Wall Group. Продюсер: Alina Kumantsova.