Звезда фильма «Минари», корейская актриса Хан Е-ри — о роли иммигрантки и новом отношении к семье, красоте и осознанности

«Раньше «хорошенькая» означало симметричное лицо с тонкими чертами, сегодня «хорошенькая» значит непохожая на других»
MINARI02906Yeri HanDirector Lee Isaac ChungCredit Josh Ethan JohnsonA24
Хан Е-ри в фильме «Минари»

В российский прокат вышла драма Ли Айзека Чуна «Минари» — история молодой семьи корейских иммигрантов, которая в Америке 1980-х пытается создать свою ферму и не развестись. Фильм уже получил Гран-при фестиваля «Сандэнс» и «Золотой глобус» как лучший фильм на иностранном языке и теперь номинируется на шесть «Оскаров». Главную женскую роль сыграла звезда южнокорейского кино Хан Е-ри и рассказала Vogue.ru о работе над фильмом, ежедневном уходе и любимом наряде. 

Как готовились к роли иммигрантки? В отличие от исполнителя главной роли, Стивена Ёна, переехавшего из Сеула в Детройт в пять лет, у вас такого опыта нет. 

Мы договорились с Айзеком Чуном, что я сфокусируюсь на Монике как на личности, а не иммигрантке. И каждую ситуацию я переживала именно так — как женщина и индивидуальность. Думаю, каждый в жизни проходит через процесс адаптации к новой обстановке и сталкивается с теми же проблемами, что и моя героиня, так что никакого особого опыта тут не потребовалось.

Instagram content

View on Instagram

К чему приходилось адаптироваться вам?

Не столько мне, сколько моим родителям. Я не помню точно, в чем были сложности, но помню, как родители улыбались нам, детям, как ссорились, с каким выражением лица молчали. Я же играю героиню из поколения наших мам, поэтому старалась воспроизвести мимику и жесты той эпохи. А еще я много думала о том, почему Моника любит Джейкоба? Что удерживает этих двоих вместе? Почему они вместе преследуют эту американскую мечту? Какие разговоры ведут, когда мы не видим их в кадре? И я поняла, что это просто двое людей, которые поженились и родили детей очень молодыми, до того как успели сформироваться как личности. И теперь они сами растут параллельно со своими детьми. Это история про взросление семьи — вот что было для меня важно. 

Кадр из фильма «Минари»

Melissa Lukenbaugh

Преставление о семье в Южной Корее сейчас меняется? 

Как и везде, представления о семье все сильнее разнятся. Раньше брак считался обязательным, частью традиции, обычаем, теперь брак — это выбор. Не хочешь выходить замуж — не выходи. И гендер твоего супруга — тоже твое личное дело. Старшие поколения потеряли право вмешиваться, и можно не переживать, что ты расстроишь родителей, если построишь семью не так, как они. То же самое с детьми. Можно рожать, можно не рожать. Все больше людей выбирают усыновление. Кровное родство больше не считается обязательным атрибутом семьи. Бывает, что одним домом живут друзья, и это такая семья-коммуна. В Корее сейчас период перемен, проблема поколений стоит очень остро, но право на выбор у молодежи явно в приоритете.

Что изменилось в воспитании детей?

Когда я ходила в школу, меня ждали бы большие проблемы, если бы я пропустила хотя бы день учебы. Плюс были очень строгие правила, особенно в том, как общаться со старшими. Сейчас подход к детям куда мягче и, опять же, индивидуальнее. Может, потому что детей стало очень мало. Один-два ребенка, и то не в каждой семье. В Корее очень низкая рождаемость. Так что детей ценят и скорее дают им выбирать, чем заставляют что-то делать. 

Кадр из фильма «Минари»

Melissa Lukenbaugh

Что заставляли делать вас?

К счастью, у меня были не очень хорошие оценки, поэтому родители не возлагали на меня больших надежд и не требовали, чтобы я выбрала какую-то конкретную, «перспективную» профессию. Я с детства любила танцевать, и они думали, что в конце концов я сделаю танцевальную карьеру, но ни на чем особенно не настаивали. В этом смысле я росла очень свободной. При этом родители всегда подчеркивали, как важно быть усердной и трудиться каждый день, и за эту привычку я им очень благодарна.

Как изменилась роль женщины в семье и обществе по сравнению с той ролью, которую играет ваша героиня в «Минари»? 

Моника, как и другие женщины прошлых поколений, живет в патриархальном обществе, где мужчина отвечает за то, чтобы на столе была еда, и поэтому считается главным в доме. Женщине же ничего не остается, как положиться на мужа. Сегодня женщины полагаются на самих себя. Их роль в экономике растет, а вместе с ней и женские голоса становятся громче. Заслуга в этом и старшего поколения тоже, которое поняло, что надо давать образование не только мальчикам, но и девочкам, что образование — это шанс обеспечить лучшее будущее для их детей. Так что да, мы сегодня лучше образованны, чем Моника, и можем выбирать ту жизнь, которую хотим. 

Instagram content

View on Instagram

С какими проблемами сталкиваются женщины в Корее?

В основном с теми же, что и мужчины. Идет рецессия, на рынке труда и в образовании давно возникли сложности, и их никак не удается решить. Но есть и чисто женские проблемы. Стеклянный потолок, безусловно, существует. Есть ступенька на лестнице, выше которой женщине трудно забраться. Это не тот вопрос, который можно решить в один день, но надо помнить, что он существует, и постоянно пытаться сдвинуть ситуацию с мертвой точки. 

Где ваш стеклянный потолок?

К счастью, я не работаю в организации с четкой вертикальной иерархией. Но я слышу, что говорят мои подруги, которые строят карьеру и не могут продвинуться выше не из-за каких-то личных качеств и ограничений, а потому что вся система построена вокруг мужчин. Если появляется новая вакансия, на повышение, скорее всего, пойдет мужчина, причем желательно тот, кто учился вместе с начальником, и, конечно, в женщинах это вызывает фрустрацию и сомнения насчет того, стоит ли им оставаться в профессии.

Вы когда-нибудь мечтали о Голливуде?

Никогда. Даже в «Минари» я согласилась участвовать потому, что Айзек — очень классный человек, а еще потому, что мне очень хотелось поработать с легендарной Юн Ё-чжон. Я взялась за эту историю просто из интереса, ни на что не рассчитывая и ничего не ожидая. И сейчас я думаю не о Голливуде, а о том, как бы мне хотелось, чтобы в моей жизни случился еще один проект, такой же крутой, как «Минари». 

Съемки в Америке отличались от работы в Корее?

Это был малобюджетный, независимый проект, так что нет, в Корее я часто снимаюсь в похожих условиях. Необычным было то, что на съемках мы все жили в одном доме, вместе ели, отмечали дни рождения и, конечно, быстро стали семьей. И это было очень важно для фильма. Мы все думали только про кино, и это отличный опыт. 

Кадр из фильма «Минари»

Melissa Lukenbaugh

Корея знаменита своей бьюти-индустрией. Видите ли вы перемены в стандартах красоты? 

Как и с семьей, преставления о прекрасном становятся гораздо шире. У каждого теперь свой вкус и свои стандарты. Для актрис это особенно актуально. Больше необязательно быть красивой, надо быть естественной. Раньше «хорошенькая» означало симметричное лицо с тонкими чертами, сегодня «хорошенькая» значит непохожая на других. 

Знаменитая многоступенчатая система ухода вам привычна?

Я предпочитаю спать. (Смеется.) Сон для меня даже важнее, чем еда. Как бы занята я ни была, я стараюсь спать положенное количество часов. Иначе на следующий день я буду себя плохо чувствовать и выглядеть соответствующе. Забота о красоте — это не про уход за лицом, а про то, насколько хорошо ты знаешь свой организм и то, что ему подходит. Для моего организма лишний час сна куда полезнее роскошного крема. И жирная пища ему не подходит, поэтому я предпочитаю морепродукты и овощи. У меня сухая кожа, поэтому зимой я пью много воды и добавляю масла в увлажняющий тоник. 

Instagram content

View on Instagram

Что сейчас происходит в корейской моде?

В моде ретро, винтаж, ресайклинг и апсайклинг. Вместо того чтобы выбрасывать старую одежду, люди стараются дать ей новую жизнь. Плюс на фоне ковида стали очень популярны отказ от пластика и zero waste. Во время пандемии все заказывали еду на дом, и в помойку отправлялись тонны упаковки, поэтому теперь многие идут в ресторан со своими контейнерами, если собираются заказывать ужин навынос. Вместо супермаркетов мы отправляемся на рынок с корзинками или холщовыми сумками. Одноразовые маски мы заменили на тканевые, которые можно стирать. Даже к бьюти-продуктам, которые всегда были невероятно востребованы, меняется отношение: люди сокращают их потребление и ждут от них многозадачности, чтобы один крем решал сразу несколько задач. 

Стритстайл на Неделе моды в Сеуле

Галерея27 Photos
Смотреть галерею

Если вернуться к моде, что любите носить вы?

Ханбок — традиционный корейский костюм. Я много лет занималась народными танцами и очень люблю те эмоции, которые мне дарит этот наряд. Люблю, как ткань струится по телу, и те формы, которые она создает. Люблю традиционные цвета. И если у меня будет возможность выйти на красную дорожку, предпочту ханбок самому модному платью. Хотя он и сам меняется под властью трендов: ширина рукава, высота воротничка, длина подола — все подчинено моде. Поэтому, если я соберусь заказать себе ханбок, надо будет найти самого модного дизайнера. Сложность еще в том, что вышивка на костюме считается национальным достоянием, и мастер должен получить разрешение от правительства, чтобы расшивать ханбок золотыми листьями, например. Такого специалиста не так просто найти. Так что к красной дорожке надо начинать готовиться сильно заранее.

Instagram content

View on Instagram