Осенне-зимние коллекции 2020

© Топ и очки Balenciaga; клатч Bottega Veneta

Мода

Какой ужас: откуда в осенне-зимних коллекциях столько хоррора

Наш постоянный автор Вера Рейнер разбирается, стоит ли за отсылками к страшилкам хоть что-то существенное. И нужно ли нам этого бояться?

Первую вампирскую волну в новейшей истории мир пережил на рубеже нулевых и десятых. Ни один человек от потери крови не пострадал — эпидемия была другого характера. Все началось с «Сумерек» Стефани Майер. История о любви бессмертного вампира и школьницы стала хитом еще на бумаге, а с выходом экранизации обрела огромную популярность. За «Сумерками» подтянулись «Настоящая кровь» с «Дневниками вампира». И главными героями девичьих (не только) грез на долгие годы стали вампиры — загадочные, прекрасные, опасные. При этом признаться в страсти к «Сумеркам» было все равно что признаться в отсутствии вкуса. И пока половина пользователей Twitter делилась на #TeamEdward и #TeamJacob, другая злобно высмеивала обе команды. Но это восхождению вампиров не помешало — в том числе в моде. Они смотрели из каждого второго журнала. При этом никаких выдающихся коллекций, посвященных сверхъестественному, на подиумах замечено не было.

Платье The Vampire’s Wife × H&M; сапоги Alexander McQueen

Этим летом появилась новая часть сумеречной саги. «Солнце полуночи» — пересказ первой книги от лица Эдварда. И «Сумерки» снова вышли в тренды. Чуть раньше, в феврале, получили мы и сразу две вампирские коллекции — Rodarte и Anna Sui. Не так давно вышла и третья: бренд с говорящим названием Vampire’s Wife, прославившийся темными и романтичными платьями с викторианским флером, выпустил коллекцию с H&M. Как раз такие платья в нее и вошли. А еще, конечно, тематические аксессуары для тех, кто всегда мечтал стать королевой ночи: от кружевных перчаток и нарядных съемных воротников до украшений с окровавленными вампирскими клыками — разумеется, из стразов.

Коллекция The Vampire’s Wife × H&M

У Анны Суи взгляд на вампиров оказался довольно традиционным. Но референсы она выбрала неочевидные: фильмы «Дочери тьмы» и «Кровь и черные кружева» — один из первых образцов итальянского джалло. Крови на подиуме не было, зато черных кружев — достаточно. Как и темных платьев, юбок с викторианскими поясами, блуз и перьев. Вампирш опознать в моделях было трудно: легче принять за ведьм, которых несколько лет как назначили сверхъестественными иконами феминизма

Anna Sui осень-зима 2020

В коллекции Rodarte вампиров тоже сразу не разглядишь. Уж очень все жизнерадостно: и красная polka dot на белых платьицах, и цветы, и принты с лебедями на ярко-розовом фоне... О «Дракуле» Копполы, на которого ссылались сестры Малливи, это не говорило никак — пока они сами все не объяснили. Фокус с бессмертного вампира дизайнеры перенесли на его невест — по нынешним меркам жертв. Так что пышные голубые платья и бесконечные цветы можно считать напоминаниями о потерянной невинности или душе. А кристаллы и блестки на красных платьях — и слезами, и брызгами крови. Когда пастель меняется на черный, а цветы — на паучьи сети, складывается история о том, как жертва становится охотницей. И пальто, исписанное размашистыми повторами слова «любовь», не собьет с толку: любовь редко становится главным мотивом современных героинь.

Вайнона Райдер в фильме «Дракула», 1992

Rodarte осень-зима 2020

Интересно рифмуется с работой сестер Малливи коллекция Хайдера Акерманна. Он тоже высказался и о любви, и о паранормальном — и тоже нестандартно. Никаких конкретных «сверхов» назначать своими героями дизайнер не стал. Но его модели — с потусторонними бледными лицами, рваными черными челками, странными шарами в волосах производили четкое впечатление: человеческого в них мало. Может, дело в сходстве с юной Вайноной Райдер, а может — в их внеземном происхождении. 

Dries Van Noten осень-зима 2020

То же загадочно-поэтичное настроение нашло отражение и в самой коллекции. Черно-белое спокойствие разбивали мелькающие фразы, в которых получалось разобрать по два слова — hell и love, «ад» и «любовь». «Если не любишь меня, как я тебя, катись в преисподнюю, моя любовь», — цитировал Акерманн стихи острой на язык поэтессы Дороти Паркер. И весь романтический пафос, без которого сложно представить историю о любви бессмертных, сыпался на глазах. Хотя мысль, безусловно, здравая — и современная.

Haider Ackermann осень-зима 2020

Haider Ackermann осень-зима 2020

О ренессансе хоррора как киножанра заговорили году в 2017-м. Тогда же Раф Симонс выпустил свою в некотором смысле уже легендарную коллекцию для Calvin Klein — с забрызганными кровью пальто. Он вообще часто цитировал хорроры, сталкивая американскую традицию ужасов с американской мечтой. Сегодня такой серьезности среди дизайнеров никто себе не позволяет. Говорить на важные темы, используя традиционные хоррор-тропы, можно — как делает Rodarte, у которых история о вампирах превращается в историю #MeToo, — это да, бывает. Но углубляться в пугающие дебри дизайнеры будто бы не хотят — ощущения, что мы живем в сверхъестественно напряженном триллере, хватает и в реальности. Так что Миучча Прада в прошлогодней осенней коллекции просто печатала на вещах портреты мультяшной Невесты Франкенштейна. 

Balenciaga осень-зима 2020

Richard Quinn осень-зима 2020

Массимо Джорджетти этой осенью коллаборирует с Дарио Ардженто: выпускает одежду с принтами из постеров к его фильмам. Мрачные плащи с апокалиптического шоу Balenciaga заставляют вспомнить о Блэйде, шипастые маски Richard Quinn — о Пинхеде из «Восставшего из ада». Но никто, кроме сестер Малливи, не пытается копнуть глубоко и забраться к нам в душу — в то время как кинематографисты продолжают придумывать, как бы еще вплести в свои хорроры социальную повестку. Это не хорошо и не плохо — можем считать, что дизайнеры, сговорившись, просто дают нам передышку от сомнений и тягостных раздумий. Возможность похрустеть попкорном, не утонув в рефлексии.

Alexander McQueen осень-зима 2020

Givenchy осень-зима 2020